Эпоха германских войн: укрепление границы
235
просмотров
На рубеже I и II веков н.э. наступательная активность Рима в Европе сместилась к Дунаю. На германской границе возводилась система пограничных укреплений — лимес.

Война Домициана против хаттов в 83–84 гг. стала последней серьёзной попыткой римского наступления в Германии. Перенос военной активности с Рейна на Дунай и начало Дакийских войн 85–89 гг., 100–102 гг. и 105–106 гг. ознаменовали смену внешнеполитического курса Рима в отношении германцев от агрессии к сдерживанию. Экспансия уступила место разметке границы и возведению системы оборонительных сооружений Германского лимеса.

Лимес

Термин «лимес» в латинском языке изначально использовался в словаре землемеров. Этим словом изначально обозначался незапаханный участок земли, разделявший сопредельные частные владения или земли соседних общин (межа). Также лимесом называлась дорога, проходившая по такому участку, которую размечали установленными по её обочинам столбами.

В эпоху ранней империи этот термин приобрёл расширенное значение и стал использоваться для обозначения пограничных территорий, отделявших римские владения от земель варваров. Согласно представлениям римлян, пределы их державы совпадали с границами цивилизованного мира. Сама природа, как писал ритор IV в. Пакат Дрепаний в панегирике, адрессованном императору Максимиану, позаботилась об их сохранении,

«оградив их пространствами, покрытыми льдом, лесами и горами, недосягаемыми из-за вечного зноя или нескончаемой стужи или недоступными из-за разделяющих их морей».

Для наблюдения за необжитым пространством пограничной полосы римские военачальники делали в лесах просеки, прокладывали через болота гати и строили дороги, которые также именовались лимесами. Эти дороги предназначались для патрулей, несущих пограничную службу. По этим же дорогам во время крупных военных походов римские войска проникали на вражескую территорию и возвращались обратно. При завоевании Германии строительство военных дорог в её лесах и болотах было обычной практикой. Когда император Домициан в 83 г. воевал против хаттов, по словам Секста Юлия Фронтина, в лесах на сопредельной территории он приказал проложить просеки (limitibus passum) длиной 120 миль, позволившие римлянам проникать в самое сердце вражеских владений.

Легионеры строят укрепления. Рельеф Колонны Траяна в Риме, нач. II в.

Там, где для разметки линии границы империи не было возведённых природой естественных барьеров, римляне размечали пространство искусственными рубежами-лимесами, а затем строили наблюдательные башни и заграждения для их защиты. Для времени возникновения этой концепции чрезвычайную важность имеют слова Элия Спартиана, написавшего биографию императора Адриана:

«в очень многих местах, где варвары отделены от римских владений не реками, а обыкновенными границами (non fluminibus sed limitibus dividuntur), он отмежёвывал варваров от римлян столбами, глубоко врытыми в землю наподобие деревенских изгородей и связанными между собой».

Начало строительства лимеса

Одним из наиболее известных примеров римских пограничных укреплений является Германский лимес, служивший защитой стратегически важного участка Десятинных (Декуматских) полей на стыке границ Верхней Германии, Белгики и Реции. Имея форму широкого клина с остриём, направленным в глубину римских владений, Десятинные поля создавали серьёзную угрозу глубокому тылу провинций в случае их захвата германцами.

Первые систематические попытки обеспечить их оборону были предприняты в правление императора Клавдия (41–54 гг.), когда в верхнем течении Дуная была возведена линия из крепостей Унтеркирхберг, Ристиссен, Эмеркинген, Менген-Эннетах и Ирцигхофен, закрепившая за Римом владение правым берегом реки.

Следующие шаги в этом направлении были осуществлены в правление Веспасиана (69–79 гг.). Наместник Верхней Германии Гней Пинарий Клемент в 74 г. провёл через Роттвайль ряд путей, соединивших столицу Реции Августу Винделиков одним концом с лагерем XI Клавдия легиона в Виндониссе, другим – с лагерем VIII Августа легиона в Аргенторате. Для обеспечения безопасности путей сообщения были построены укрепления в Оффенбурге, Вальдмёссингене, Зюльце, Гайслингене, Бурладингене, Гомадингене, Донштеттене, Уршпринге, Гюнцбурге.

В правление Тита (79–81 гг.) эта линия коммуникаций была продолжена в восточном направлении с основанием Нассенфайса, Кёшинга и Айнинга. Домициан (81–96 гг.) оставил Гюнцбург и перенёс границу Реции с правого берега Дуная в глубину территории современного Баден-Вюртемберга, построив Айнинг, Кошинг, Пфюнц, Вайссенбург, Гнотцинхайм, Муннинген и Хайденхайм. Отсюда дорога уходила к Каннштадту и далее на север по левому берегу Неккара до Хайдельберга, где встречалась с дорогой, проложенной к югу от Могонциака. Для её защиты после 90 г. были построены укрепления в Беннингене, Валхайме, Бёкингене и Вимпфене.

Десятинные поля между верховьями Рейна и Дуная, римские дороги и пограничные укрепления, построенные здесь между 74 и 100 гг.

Ещё одним районом военного строительства стало широкое предполье на правом берегу Рейна, напротив Могонциака. Наместник Верхней Германии Гней Пинарий Клемент в 72–74 гг., расширяя этот плацдарм, возвёл серию укреплений по берегам Майны и Нидды: Майнц-Кастель, Висбаден, Хофхайм, Франкфурт-Хеддернхайм, Франкфурт-Домхюгель, Хёгст, Окарбен и Фридберг. Они стали основой для передовых постов в Арнсбурге, Бюцбахе, Каперсбурге, Заальбурге, Цугмантеле, Мариенфельсе, возведённых примерно после 90 г. Большая часть этих построек представляла собой дерево-земляные укрепления площадью 2–4 га, предназначенные для размещения отрядов вспомогательных войск и вексилляций легионеров.

В Ханау были выявлены остатки незаконченной постройки большого лагеря площадью 14 га, предназначавшегося для одного из Верхнегерманских легионов, наиболее вероятно, I Вспомогательного. Его постройка так и не была завершена ввиду вспыхнувшего в 85–86 гг. кризиса на нижнем Дунае и переброски легиона на дакийскую границу.

Фронт этих укреплений, обращённый в северо-восточном направлении, свидетельствовал о грозившей опасности со стороны хаттов, чья военная мощь была далеко ещё не сломлена войной 83–84 гг. По-видимому, опасения римского командования были небезосновательны, поскольку лагерь в Хофхайме около 90 г. понадобилось перестраивать после уничтожившего его пожара. Сам пожар, возможно, был связан с участием хаттов в восстании Антония Сатурнина и повторным умиротворении Германии.

В последующие годы фортификационные работы в этом регионе продолжались. В 90–92 гг. на восточном фасе выступа были построены укрепления в Эхцеле, Оберфлорштадте Хельденбергене, Миттельбухене и Салисберге, благодаря которым была оккупирована плодородная и важная в стратегическом отношении долина р. Веттер, а также южные предгорья Тавна.

Лимес Веттерау. Дороги и укрепления на Майне, Нидде, Веттере и Неккаре между 90 и 161 гг.

Оформление оборонительной системы

Марк Ульпий Траян на протяжении 92–98 гг. являлся наместником Верхней Германии и в этой должности возглавлял работы по строительству укреплений. Осенью 97 г. он был провозглашён наследником престарелого императора Нервы, а затем, после его смерти в начале 98 г., стал самостоятельным правителем. Траян не торопился с отъездом в Рим, а почти полтора года продолжал оставаться на границе. Проводимые им мероприятия в основном продолжали взятый ранее курс.

Около 97–98 гг. были построены Маркобель, Рюкинген и Гросскротценбург, позволившие отодвинуть восточную границу «лимеса Веттерау» далее в строну противника. В Гросскротценбурге был построен мост через Майн, дорога на юг на протяжении последующих 50 км прошла по берегу реки. Около 100 г. вдоль этой естественной границы были построены наблюдательные башни и лагеря Штокштадт, Ниденберг, Обернбург и Вёрт. Следующий участок пути протяжённостью примерно 80 км проходил через покрытую густым лесом местность в юго-восточных предгорьях Оденвальда.

Между 100–110 гг. вдоль дороги с интервалом около 800 м одна от другой были воздвигнуты наблюдательные башни, а затем дерево-земляные укрепления Секмауэрн, Лютцельбах, Фильбрунн, Ойльбах, Вюрцберг, Хессельбах, Шлоссау, Обершайденталь и Неккарбуркен. В конечной точке своего маршрута дорога достигала Вимпфена на среднем Неккаре, где встречалась с трассой, ранее проложенной вдоль берега реки с юга на север. Как и вдоль линии речной границы по Майну, на участке между Вимпфеном и Кёнгеном на протяжении примерно 90 км для обеспечения безопасности путей коммуникаций возводились наблюдательные башни и строились лагеря. Но здесь никогда не было ни вала, ни палисада, окружавшего сухопутную границу, «лимес» в собственном смысле слова.

Таким образом, в результате целенаправленной политики, осуществлявшейся на протяжении почти двух десятилетий, в регионе было проложено более 250 км дорог, для их защиты построено около 60 укреплений и возведено порядка 900 наблюдательных башен. Разветвлённая сеть сообщений соединяла крупнейшие военные лагеря Верхней Германии и Реции, позволяя осуществлять широкомасштабное наблюдение и быстро перебрасывать резервы на участок, которому грозила непосредственная опасность. Качественно новым элементом являлся целостный характер новой системы обороны, которая не ограничивалась прикрытием отдельных участков, а учитывала особенности соседних районов.

Колоссальный размах работ поражал воображение современников, однако те, кто ожидал, что за ними последует продолжение экспансии в Германию, оказались разочарованы. Траян, не понаслышке знакомый с условиями региона, был скорее ориентирован на вооружённое сдерживание противника и в отношениях с германцами стремился к поддержанию status quo. Готовя крупномасштабное наступление против Дакии, он перевёл на Дунай часть войск из состава гарнизонов Верхней Германии. Не все в Риме были согласны с этим решением. Голос оппозиции отчётливо слышится в написанной около 98 г. «Германии» Корнелия Тацита, где германцы были представлены давними и опасными врагами Рима, над которыми «было больше отпраздновано триумфов, нежели одержано побед».

Этапы строительства Германского лимеса

Завершающая стадия строительства

Работы по строительству укреплений продолжались в правление Адриана (117–138 гг.). Император, сам неутомимый путешественник, зимой 121 г. лично наблюдал за ними во время инспекционной поездки по Реции и Верхней Германии. Сухопутная граница на всём своём протяжении от Хеддесдорфа на севере до Вимпфена на берегу Неккара была обнесена палисадом из глубоко врытых в землю брёвен. Остатки этого гигантского сооружения длиной более 200 км представляют собой дубовые сваи диаметром около 30 см и высотой около 3 м.

Адриан инспектирует Германский лимес зимой 121 г.

Палисад отсутствовал там, где граница проходила по берегам рек. На 30-км участке между Кёнгеном на Неккаре и Донштеттеном в предгорьях Швабских Альп перед палисадом были выкопаны два параллельных друг другу рва глубиной 1,6 и шириной 3,2 м, а позади них был насыпан земляной вал. По остаткам керамики в основании вала его возведение можно датировать периодом между 125 и 130 гг. Палисад на границах Реции был возведён на три десятилетия позже, в ходе масштабной реставрации новой линии границы. Адриан активно ремонтировал сторожевые башни, возведённые его предшественниками, и приказывал строить новые. Многие башни в его правление возводились на каменном цоколе или даже полностью строились из камня. Старые дерево-земляные укрепления зачастую расширялись и приобретали стены и башни из камня. Типичным укреплением этого времени является лагерь в Заальбурге.

Современная реконструкция Заальбурга. Дерево-земляное укрепление площадью 0,7 га было построено на этом месте около 90 г. Оно предназначалось для гарнизона из 160 человек, воинов Британского нумера. Около 135 г. на месте старого укрепления была выстроена каменная крепость площадью 3,2 га, в которой разместилась II Ретийская когорта из 500 человек. После 258 г. крепость была разрушена алеманнами. В 1897–1907 гг. Заальбург был полностью восстановлен в первоначальном виде и открыт для доступа публики

Антонин Пий (138–161 гг.) продолжал продуманную и осторожную политику своего предшественника. При нём продолжался ремонт старых и строительство новых, полностью каменных, укреплений. Между 159 и 165 гг. по каким-то нам неизвестным причинам граница Верхней Германии оказалась перенесена с линии Оденвальд – Неккар на 30 км в восточном направлении. С этой целью была построена новая линия укреплений между Мильтенбергом и Лёрхом и далее на восток, вдоль границы Реции. По всей длине новая граница была обведена дубовым палисадом, а между линией кольев и наблюдательными башнями был выкопан ров шириной 6 м и глубиной 3 м и насыпан 4-метровый вал. Такой же вал был воздвигнут позади палисада, опоясывающего Верхнюю Германию. Здесь его остатки до сих пор можно видеть южнее Оденвальда и в районе Заальбурга.

Укрепления лимеса приобрели законченный вид, когда император Коммод (180–192 гг.) вместо деревянного палисада вокруг Реции возвёл каменную стену высотой 3–4 м и толщиной 1 м, протянувшуюся на 175 км от Лёрха до Гингейма на Дунае.

Сторожевая башня в предгорьях Оденвальда, начало II в. Башни располагались вдоль периметра границы с интервалом примерно 800 м, в пределах прямой видимости одна от другой. Обычно они имели двух- или трёхэтажную структуру, цокольный этаж часто делался из камня, второй и третий – из дерева. Гарнизон башни состоял из 5–8 воинов, которые вели наблюдение за перемещением противника и в случае угрозы подавали сигнал тревоги

Предназначение лимеса

В эпоху своего расцвета Германский лимес представлял собой сложную систему глубоко эшелонированной обороны приграничных территорий, включавшую разветвлённые пути коммуникации, фортификационные укрепления и военные гарнизоны. Сторожевые башни служили для наблюдения за передвижениями противника. В случае опасности их гарнизон, состоявший из 5–8 воинов, должен был передать сигнал тревоги и дождаться помощи ближайшего отряда.

На некотором отдалении от границы на расстоянии 10–15 км друг от друга находились лагеря вспомогательных войск, в которых в качестве гарнизонов размещались кавалерийские алы и пехотные когорты численностью от 500 до 1000 воинов, а также более мелкие отряды в 150–200 воинов. Легионы размещались в больших крепостях на Рейне и привлекались лишь для ведения значительных наступательных операций на территории противника. Все укрепления соединялись множеством путей сообщений, позволявших обмениваться информацией и в случае необходимости концентрировать крупные силы на направлении, которому грозила непосредственная опасность.

Повозка пересекает линию пограничных укреплений лимеса

Линия палисада, ров и вал позади него, как представляется сегодня, не были предназначены для сдерживания прямого нападения противника. Палисад мог являться препятствием разве только для банды разбойников, но не для армии, в распоряжении которой имелись лестницы или осадные орудия. Вместо этого, по мнению современных исследователей, линейный барьер на границе служил целям канализации миграционных потоков и различных видов коммуникации в приграничной полосе.

Варвары могли ступить на территорию Римской империи лишь в определённые дни и только в указанных им пунктах пропуска, предварительно сдав оружие и уплатив таможенную пошлину. Тех, кто пытался прорваться через барьер, отлавливали военные патрули. Лимес обозначал линию границы там, где для неё не существовало естественных барьеров. Являясь, таким образом, визуальным символом, отделявшим римский мир от варваров, лимес одновременно обеспечивал поддержание экономических и культурных связей между соседями.

Продолжение следует: Эпоха германских войн: за Рейном безоблачное небо.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится