Городская герилья в Уругвае (1963–1972): Тупамарос, наследники инков
707
просмотров
С 1963 по 1972 гг. в Восточной республике Уругвай действовала леворадикальная террористическая организация Тупамарос, которая поставила целью свергнуть правящий режим. Члены движения развернули широкую городскую герилью, а их методы потом были взяты на вооружение немецкими левыми организациями и венесуэльцами.

Режим, подтачиваемый как жестоким экономическим кризисом и социальными беспорядками из-за ухудшения уровня жизни, так и действиями Тупамарос, был вынужден пойти по пути ужесточения внутренней политики.

Уругвай в конце 1950-х и начале 1960-х гг. Первая фаза борьбы

К середине ХХ в. Уругвай был одной из самых процветающих стран Латинской Америки. Историки подчеркивают, что возникновению «латиноамериканской Швейцарии» (но без гор) способствовали прежде всего два фактора: во-первых, высокие экспортные цены на мясо и шерсть (экономика страны всецело зависела от животноводства), и, во-вторых, установление политического режима, обеспечившего стабильную передачу власти и демократические выборы. Однако экономическое положение страны было надежным при условии высоких мировых цен на эти продукты и стабильный спрос со стороны европейских и североамериканских государств. Покупателем уругвайской продукции в начале 1950-х гг. выступали главным образом США, которые нуждались в промышленном сырье и пищевых продуктах для своей промышленности, снабжавшей американскую армию на Дальнем Востоке во время Корейской войны.

Прекращение войны на Корейском полуострове привело к резкому снижению экспорта уругвайской продукции (надо сказать, что доходы от него шли на развитие промышленности страны), и, естественно, к падению ВВП страны (с 1956 по 1972 г. на 12%) и заработной платы (с 1957 по 1967 гг. на 40%). В первую очередь это отразилось на сельскохозяйственных и промышленных рабочих, чей уровень жизни невероятно понизился. Положение сотен тысяч людей стало невыносимым, тогда как богатые ранчеро и владельцы предприятий пытались сохранить свои доходы за счет масс.

Рауль Сендик

Некоторые радикально настроенные левые сочли, что в подобной ситуации можно заручиться поддержкой населения и добиться (путем национализации крупных хозяйств и предприятий) справедливого перераспределения доходов, направив их на поддержку социальных программ. Естественно, сделать это без борьбы было невозможно, но было непонятно, насколько далеко должна была эта борьба зайти.

В начале 1960-х гг. юрист Рауль Сендик, к тому времени уже известный член социалистической партии, организатор ряда выступлений сельскохозяйственных рабочих (самыми заметными были т.н. «марши на Монтевидео») и профсоюзный лидер, возглавил «Движение национального освобождения» (Movimiento de Liberación Nacional), более известное как Тупамарос (Tupamaros). Это имя было выбрано в память о последнем правителе инков Тупаке Амару и о Тупаке Амару II (настоящее имя Хосе Ногера), боровшемся с испанскими властями во второй половине XVIII в.

Идеи Тупамарос базировались на сочетании национализма и социализма. По мнению Сендика и его сторонников (впрочем, никаких крупных манифестов они так и не написали, предпочитая действие словам), Уругвай должен был обрести собственное лицо, а не быть просто пограничной территорией между Бразилией и Аргентиной. Также национализм предполагал борьбу с внешними врагами государства (читай — США), откровенно эксплуатировавшими, по мнению революционеров, страну при помощи местной финансово-промышленной и землевладельческой олигархии. Уругвай, как и Латинская Америка в целом, должен был противостоять давлению северного соседа и наконец освободиться от его влияния. Социализм же члены Тупамарос понимали прежде всего как экспроприацию земли у латифундистов, национализацию предприятий (прежде всего у иностранных собственников) и разворачивание программы реформ, направленных на создание социального государства.

Добиться всего этого Рауль Сендик, ближайший его помощник Элеутерио Фернандес Уидобро и их товарищи предполагали с помощью развертывания герильи, партизанской войны, причем протекать она должна была в городах и прежде всего в столице — Монтевидео, — поскольку именно там было сосредоточено большая часть населения страны.

Пользуясь нарастающим социальным кризисом, забастовками и митингами в столице, Тупамарос осуществили серию налетов на банки и частный бизнес в ходе кампании по перераспределению богатства. Уругвайские «Робин Гуды» начали пользоваться симпатией у молодежи из рабочего класса и студенчества. Руководство Тупамарос установило крепкие связи с лидерами рабочих организаций, что обеспечило ему популярность и поддержку. Серьезные столкновения с полицией начались у боевиков организации в 1966 г.

Правительство ответило на действия Тупамарос увеличением численности полиции, которую с 1962 г. тренировали специалисты из Северной Америки, работая под вывеской Агентства США по международному развитию. Также президент Пачеко попытался установить жесткий режим цензуры, что, правда, только оттолкнуло от правительства многих либералов, перешедших на сторону Тупамарос.

Второй этап борьбы Тупамарос

Новый виток борьбы пришелся на конец 1960 — начало 1970-х гг. Число акций Тупамарос возросло настолько, что правительство было вынуждено объявить и потом продливать состояние чрезвычайного положения, что не понравились народу, негативно воспринявшим ограничения гражданских свобод. Во многом это было сделано как ответ на новую тактику Тупамарос, заключавшуюся в похищении высокопоставленных чиновников и крупных бизнесменов, причем не только уругвайцев, но и иностранцев. Так, в августе 1968 г. боевики похитили президента государственной телефонной компании, близкого друга президента страны. Объектами захвата стали также радиостанции, с помощью которых лидеры движения начали пропаганду на всю страну. Правительство попыталось использовать в борьбе с Тупамарос добровольческие отряды, отличавшиеся подчас жестокостью в обращении с задержанными лицами, многие из которых не имели никакого отношения к движению.

Президент Бордаберри (напротив микрофонов) приложил немало сил для борьбы с Тупамарос

В октябре 1969 г. группа из 40 боевиков вошла в городок Пандо, в 32 км от Монтевидео, напав на полицейский участок и захватив большое количество оружия. Также они ограбили три банка. В ответ правительство стянуло к городку большие силы, перебросив полицейских на вертолетах ВВС и заблокировав все выходы из города. В ожесточенной схватке многие из боевиков были убиты или захвачены в плен. Как отмечают историки, это было тактическим поражением Тупамарос, но стратегически они выиграли, поскольку это событие широко обсуждалось в стране, дав движением новых сторонников. В мае 1970 г. 20 боевиков сумели, переодевшись в полицейскую форму, проникнуть в учебный центр ВМС в Монтевидео, взяв в заложники местных служащих и опять захватив большое количество вооружения и боеприпасов.

В том же 1970 г. состоялась серия громких скандалов, связанных с похищениями (в июле) американца Дэна Митрионе, занимавшегося подготовкой уругвайских полицейских. Его тело было обнаружено в августе, когда правительство отказалось обменять его на заключенных в тюрьму боевиков. Впрочем, в ходе расследования похищения полиции удалось арестовать многих лидеров Тупамарос в ходе операции в госпитале Университета Монтевидео. Следующей заметной фигурой, ставшей жертвой похищения, стал британский посол Джеффри Джексон, который, правда, был отпущен в сентябре 1971 г.

Президент Пачеко, предшественник Бордаберри

В том же 1971 г. произошло самое, пожалуй, громкое событие в истории Тупамарос, их последний триумф — побег ста заключенных, среди которых был и Сендик, из тюрьмы «Пунта Карретас». К сентябрю 1971 г. там находился не только он, но и другие главные лидеры движения, например, Хосе Мухика, арестованный после перестрелки с полицейскими в марте 1970 г. в одном из баров Монтевидео. Для побега была разработана настоящая спецоперация, получившая название «El Abuso» (буквально «насилие» или «оскорбление»). Заключенные сумели пробить стены между камерами, замаскировав их газетами, а также вырыли туннель за пределы тюрьмы. За день побега, случившегося 6 сентября 1971 г., боевики Тупамарос, оставшиеся в городе, устроили несколько шумных акций, отвлекших внимание и сковавших значительные силы полиции.

Разгром движения и военный переворот 1973 года

Побег, конечно, мог привести и привёл к ужесточению политического режима. В ноябре 1971 г. в результате подтасовок к власти пришел президент Хуан Мария Бордаберри, отстранивший полицию от спецоперации по борьбе с Тупамарос и мобилизовавший для этого армию. Также были привлечены дополнительные силы в добровольческие отряды, боровшиеся с Тупамарос. Комбинация военных операций, широких арестов и запугивания населения быстро принесла плоды. Как подчеркивают исследователи, свою роль сыграло то, что было обнаружено главное укрытие для жертв похищения, и более 800 ведущих активистов Тупамарос были арестованы.

оенные входят в здание парламента. Переворот 1973 года

Так к ноябрю 1972 года организация, которой так и не удалось поднять всенародное восстание, была эффективно нейтрализована. К 1973 г. многие бежавшие из «Пунта Карретас» лидеры движения вновь оказались в тюрьмах под гораздо более строгим надзором. Все они так или иначе подверглись пыткам.

Однако, в процессе борьбы с Тупамарос уругвайская демократия окончательно уступила власть авторитарному правлению. Современные исследователи указывают, что «прекратив вооруженный конфликт, армия, убежденная в том, что именно коррупция и провал гражданских политических процессов стали причиной кризиса, вышла на политическую арену». В итоге в феврале 1973 г. представители вооруженных сил «открыто оспорили решение президента о назначении нового министра обороны и заставили Бордаберри принять ряд политических требований, сформулированных начальниками штабов». Среди них главным было формирование Совета национальной безопасности, в котором начальники штабов имели бы первостепенное влияние. Именно этот чрезвычайный орган верховной власти в июне 1973 г. приказал распустить парламент, а все оставшиеся органы официальной оппозиции политике правительства постепенно были запрещены. К концу года Уругвай превратился по всем признакам в военную диктатуру, в которой Бордаберри даже удалось ненадолго удержать власть, но при условии подчинения требованиям высшего военного командования.

Освобожденные лидеры Тупамарос в 1985 году. Слева — Хосе Мухика, ставший в XXI веке президентом Уругвая

Военная хунта сместила его в 1976 г., а затем на посту президента оказывались уже ничего не могущие сделать политики. Лишь в середине 1980-х гг. Уругвай снова стал демократической страной, а движение Тупамарос превратилось в легальную политическую силу, лидеры которой на рубеже XX-XXI вв. даже занимали высшие должности в государстве. К сожалению, Рауль Сендик умер в 1989 г. из-за последствий перенесенных пыток и долгого заключения, а его соратники Мухика и Уидобро стали, соответственно, президентом (2010–2015) и военным министром (2011–2016) Уругвая.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится