Группировки Бинь Сюйен, Каодай, Хоахао и борьба за власть в Южном Вьетнаме
111
просмотров
Власть колониальных держав часто зависела не от прямого насилия в отношении туземцев, но от умения договариваться и привлекать на свою сторону, вполне в духе древнеримской максимы «разделяй и властвуй», различные группы внутри покоренных народов. Так случилось и с французскими владениями в Индокитае.

Вторая мировая война и ослабление Франции, а также усиление националистических движений и левых партий заставили французов вести гибкую политику в отношении этих территорий, сочетая вооружённую борьбы против Вьетминя с сотрудничеством не только с некоторыми религиозно-политическими организациями вроде Хоахао или Каодай, но также с крупными преступными группировками вроде Бинь Сюйен. Однако руководство Бин Сюйен не захотело быть на вторых ролях и попыталось в один момент стать главной политической силой в Южном Вьетнаме.

Секты в Южном Вьетнаме

Южный Вьетнам (Кохинхина) отличался по своему положению от остальных частей французского Индокитайского Союза. Будучи колонией, а не протекторатом, эта территория была теснее связана с метрополией, испытав значительное экономическое, политическое и культурное влияние Франции. Именно на местную элиту попытались опереться французы, когда началась борьба между ними и движением Вьетминь, одним из лидеров которого был Хо Ши Мин.

Противостояние началось еще во время Второй мировой войны во время оккупации Индокитая японскими войсками и продолжилось после капитуляции Японии. В 1946 году переговоры между французскими правительством и руководством Вьетминя, объявившим о создании независимой Демократической республики Вьетнам (ДРВ), были сорваны. В противовес Ханою в Тонкине, где утвердилось правительство ДРВ, французы сначала поспособствовали созданию Автономной республики Кохинхина (Южный Вьетнам), правительство которой в 1949 году заявило о распространении своей власти на все бывшие французские протектораты на территории Вьетнама. Поскольку стороны не смогли разрешить конфликт мирно, в 1946 году началась Первая Индокитайская война, в которой французы потерпели, в конце концов, поражение.

Регионы, контролируемые религиозными сектами, отрядами Бинь Сюйен и Вьетминем в Кохинхине на 1954–1955 гг.

В Южном Вьетнаме французская администрация стремилась использовать для борьбы с Вьетминем прежде всего местные военизированные организации, среди которых выделялись т.н. «три секты» — Каодай, Хоахао и Бинь Сюйен. Впрочем, последняя организация сектой никогда не была, а название скорее дань историографической традиции.

Религиозное движение Каодай возникло во второй половине 1920-х гг. В ее учении были смешаны традиции и ритуалы всех трех мировых религий, а также индуизма, конфуцианства, даосизма и даже спиритизма. Более того, как отмечают историки, последователи Каодай помимо Будды, Иисуса Христа и Мухаммеда почитали, например, Сунь Ятсена, Виктора Гюго и Жан Жореса. По своим политическим взглядам члены секты были националистами и создали военизированные отряды для борьбы с французами. В годы Второй мировой войны лидеры секты сотрудничали с японцами, вообще поддерживавшими местные националистические антиколониальные движения, а после ухода японцев непродолжительное время боролись вместе с Вьетминем за создание независимого вьетнамского государства.

В 1946–1947 гг. руководство Каодай сумело договориться с французской администрацией о контроле над провинцией Тэйнинь, родиной движения, где были развернуты силы в составе 3300 человек в 55 т.н. «летучих бригадах», 1500 в «группах самообороны», а 2500 человек образовали партизанские отряды в остальных частях Южного Вьетнама. В боях с бывшим союзником, Вьетминем, силы Каодай потеряли около 400 человек убитыми и 500 ранеными. Французское командование было впечатлено успехами Каодай и поспособствовало размещению вооруженных отрядов секты по всей Кохинхине.

Главы секты не преминули воспользоваться подарком и начали активно набирать прозелитов, обещая и обеспечивая защиту только тем, кто стал членом Каодай. Секта чувствовала себя независимо (ее силы в годы максимального расширения влияния насчитывали до 50 000 бойцов) и не считала нужным подчиняться приказам южновьетнамского руководства после ухода французов из Кохинхины. Так, попытка просто предложить операцию на севере с использованием 15 000 каодаистов привела к их восстанию, с трудом подавленному правительственными войсками. Впрочем, к середине 1950-х гг. правительству удалось внести раскол в секту и разбить по одиночке отряды отдельных полевых командиров, не пожелавших подчиниться режиму Нго Динь Зьема.

Если движение Каодай было синкретической религией, то секта Хоахао возникла в недрах вьетнамского буддизма, правда, не без поддержки французских спецслужб, старавшихся таким образом уравновесить влияние каодаистов. Как и Каодай, лидеры Хоахао сотрудничали с японцами, потом боролись против них, а затем переключились на борьбу с Вьетминем. После смерти лидера и пророка секты Хюинь Фу Шо силы Хоахао, насчитывавшие до 15 000 бойцов, рассыпались на десятки, если не сотни мелких групп во главе с полевыми командирами, обыкновенно не признававшими даже формально власть преемника пророка, самопровозглашённого генерала Тран Ван Соая. Поскольку секта была буддистской, у лидеров движения были напряженные отношения с премьер-министром Южного Вьетнама Нго Динь Зьемом, истовым католиком и противником местных религий. Как и в случае Каодай, правительство в середине 1950-х гг. сделало все, чтобы подчинить территории, подконтрольные Хоахао.

Женский отряд Хоахао

Помимо Каодай и Хоахао на территории Кохинхины действовали еще и отряды милиции, состоявшие из вьетнамцев-католиков. Так, в провинции Бенче, расположенной в дельте реки Меконг, жило до 400 000 католиков. Они стали основной для формирования «Unités Mobiles de Défense de la Chrétienté» (Мобильных подразделений защиты христиан), которыми командовал капитан Жан Леруа, выходец из смешанной франко-вьетнамской семьи. Даже после вывода собственно французских сил из этой части Южного Вьетнама Леруа сохранил контроль над Бенче (с помощью примерно 3200 бойцов) и начал проведение реформ, вполне согласующихся с деятельностью Вьетминя, обложив местных землевладельцев налогами на содержание его отрядов, строительство школ, мостов и больниц, и заставив их понизить арендную плату для крестьян, а власть при этом передавалась в руки местных сельских сходов.

Справиться с Леруа удалось после соглашения о включении его отрядов в армию Южного Вьетнама. Повышенный до генерала Леруа был отправлен в отставку, а его подразделения распущены. Как подчеркивают некоторые исследователи, его отряды не пользовались безусловной поддержкой католиков (и мирян и духовенства), поскольку и сам Леруа и его командиры к католицизму относились, судя по всему, весьма прохладно, используя свое название скорее как политическое прикрытие.

Возвышение Бинь Сюйен и сражение за Сайгон

В отличие от Каодай и Хоахао группировка Бинь Сюйен никакого отношения к религии не имела. Почему-то эта организация часто именуется сектой, то по своему устройству она была типичной организованной преступной группой, разросшейся до крупного преступного синдиката и превратившейся на какое-то время, благодаря своим лидерам, практически в часть государственного аппарата. Случай не такой редкий в мировой истории, если вспомнить, например, сотрудничество американских военных и итальянской мафии во время захвата Сицилии и Южной Италии в годы Второй мировой войны.

Происхождение Бинь Сюйен можно проследить до 1920-х гг., когда на землях к югу от Тёлона, предместья Сайгона, населённого в основном китайцами, в местности Рунг Шат (буквально «Лес убийц») нашли убежище как китайские бандиты из «триад», так и вьетнамцы, имевшие проблемы с законом. Несколько сильных группировок обосновались близ деревни Бинь Сюйен, где некто Зыонг Ван Зыонг (известный также как Ба Зыонг или Бать Ба) сколотил крупную банду численностью в две-три сотни человек. Эти люди нападали на торговцев Тёлона, занимались грабежом и вымогательством, при малейшей опасности отступая по каналам и протокам в нижнем течении реки Сайгон обратно в болота и джунгли Рунг Шат.

В 1930-х гг. ближайшим помощником Ба Зыонга стал Ле Ван Вьен (Бай Вьен). Однако Вьен попался в руки полиции и был отправлен в тюрьму, тогда как Зыонг оставался на свободе и еще до Второй мировой войны наладил связи с японцами. В годы оккупации он тесно сотрудничал с японскими спецслужбами.

Звёздный час Бинь Сюйен наступил в 1945 году, когда в марте главари банды, Ба Зыонг и вернувшийся из заключения Бай Вьен, при поддержке японцев, арестовавших всю французскую колониальную администрацию и полицию, стали главной силой в городе, заменив своими отрядами всю прежнюю систему власти. Затем в августе 1945 года глава местного Вьетминя в Южном Вьетнаме Тран Ван Зяу убедил Зыонга и Вьена перейти на сторону националистов, а бандиты (теперь уже настоящая армия до 10 000 человек) стали вместе с бойцами из «молодежной лиги» сражаться с французами и британцами, появившимися после падения японской власти в регионе.

Бойцы Бинь Сюйен

В течение нескольких лет Бинь Сюйен, вытесненный после ожесточенных боев из Сайгона обратно в Рунг Шат, вёл подпольную борьбу с восстановленной французской колониальной администрацией. Однако после гибели Ба Зыонга, новый лидер Бай Вьен начал вести двойную игру, решившись на переговоры с Хоахао и французскими спецслужбами, чтобы восстановить свой преступный бизнес в Сайгоне. После раскрытия двойной игры Вьена последовала конфронтация с Вьетминем, в результате которой Бай Вьен лишился базы в Рунг Шат и, загнанный в угол, был вынужден пойти на соглашение с французами, объявив о своей лояльности восстановленному французами императору Бао Даю. Оставшиеся под началом Бай Вьена отряды Бинь Сюйен стали помогать французам в уничтожении тайных баз Вьетминя в столице, в обмен на это Бай Вьен постепенно восстановил контроль над преступным сообществом в Сайгоне и окрестностях.

С 1946 по 1954 гг. власть Бинь Сюйен увеличивалась по мере того, как французы, занятые боевыми действиями в Тонкине, были вынуждены сдавать под управления Бай Вьена все новые и новые территории в столице и вокруг нее в обмен на аресты и расстрелы агентов Вьетминя. Один из руководителей Бинь Сюйен, Лай Ван Санг, даже стал начальником местной полиции, а Бай Вьен превратился в самого богатого человека в стране. Французы вынуждены были смириться с этим, поскольку у них уже не было сил бороться с Вьетминем и на юге тоже, а кроме того люди Бинь Сюйен не давали развернуться в стране шпионским сетям других держав, прежде всего американского ЦРУ.

Доходы лидеры Бинь Сюйен получали прежде всего от двух казино в Сайгоне и Тёлоне. Путем угроз и захвата заложников Бинь Сюйен получил контроль над игорным бизнесом, вытеснив из этой сферы своих конкурентов, китайцев из Макао. Другими, не менее доходными, делами Бинь Сюйен стали наркотрафик (агенты ЦРУ считали, что Бай Вьену и его приспешникам удалось наладить один из самых больших каналов продажи наркотиков в мире), а также проституция. Французская разведка по этому поводу отмечала, что Бинь Сюйен стал настоящим преступным консорциумом. Впрочем, некоторые из бывших и действующих офицеров французских спецслужб, представленных прежде всего выходцами с Корсики, были заинтересованы в контактах с Бинь Сюйен, поскольку включились в поставку наркотиков в Европу. Бесспорно, часть денег действительно шла на финансирование борьбы с Вьетминем, но львиная доля доставалась Бай Вьену и его французским кураторам.

Чем ближе был конец Первой войны в Индокитае, тем острее становилось соперничество между французами и американцами, поскольку первые были готовы пойти на соглашение с ДРВ при сохранении тесных связей Вьетнама и Франции, а вторые, исходя из логики Холодной войны, считали, что нельзя отдать коммунистам всю страну. Американцы решили опереться на лояльного к США премьер-министра Южного Вьетнама Нго Динь Зьема, который оттолкнул от себя Каодай и Хоахао, отказавшись выделять на их содержание деньги и присоединить их отряды к правительственной армии, и был готов расправиться с Бинь Сюйен.

Националистическая армия обстреливает базу Бинь Сюйен в лесу Сак (Канзё) к востоку от Сайгона

В ответ на это лидеры сект и преступных групп, собравшись в конце февраля 1955 года в Тэйнине, договорились о государственном перевороте, причем деньги должны была дать люди из Бинь Сюйен. Однако американский военный советник Эвард Лансдейл, бывший де факто главой вооруженных сил Южного Вьетнама, нанес упреждающий удар.

28 марта войска Нго Динь Зьема атаковали главное управление полиции в Сайгоне, на что Бай Вьен ответил обстрелом правительственных зданий. Только появление французских танков остановило бой. Однако через месяц столкновения возобновились и правительственным войскам удалось в ходе уличных боев 27–28 апреля оттеснить Бинь Сюйен из Сайгона в Тёлон. Французский агент, капитан Савани, пытался возглавить сопротивление и приказал отрядам Бинь Сюйен биться за каждый квартал, но бандиты потеряли былую хватку и не смогли противостоять армии правительства. 2 мая остатки Бинь Сюйен бежали на давно оставленные ими позиции в Рунг Шат.

На переговорах между американцами и французами в Париже 8–11 мая 1955 года было достигнуто соглашение о независимости Индокитая, что по факту означало смену старого колониального хозяина, Франции, на нового, США, видевших свою миссию в регионе прежде всего в сдерживании СССР и КНР.

Интересно, что вместе с разгромом и изгнанием Бинь Сюйен рухнул и наркотрафик. Нго Динь Зьем выиграл вдвойне, избавившись от преступников и получив в наследство столицу, избавленную усилиями Бай Вьена и его людей от агентов Вьетминя. Однако в конце 1950-х гг., когда Вьетминь возобновил свою работу в Южном Вьетнаме, Нго Динь Зьем был вынужден воспользоваться уже отработанной схемой Бинь Сюйен, вновь начав использовать деньги от наркоторговли для борьбы с северными вьетнамцами.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится