Иэм: английская деревушка, остановившая чуму.
114
просмотров
Черная смерть не распространилась дальше маленького английского поселения, жители которого пожертвовали собой, дабы остановить заразу.

Великая чума

Европа неоднократно страдала от яростных вспышек чумных заболеваний, и каждый раз зараза распространялась стремительно на обширных территориях и уносила тысячи жизней. Очередная эпидемия бубонной чумы разгорелась в Англии в 1665 году и свирепствовала почти 2 года. Все началось с Лондона, где болезнь подкосила значительный процент населения (там от нее погибал практически каждый четвертый), а затем она пошла гулять по стране. По приблизительным подсчетам, чума 1665−1666-х убила около 100 тыс. человек только в столице. В числе прочих населенных пунктов эпидемия поразила небольшую деревушку Иэм в графстве Дербишир на севере Англии в районе Пик-Дистрикт.

В Иэм чума пришла в сентябре 1665-го. Местный портной Александр Хедфилд получил ткань из Лондона, которая, как выяснилось впоследствии, была заражена и содержала в себе чумных блох. Его подмастерье Джордж Виккарс расправил материю перед очагом, чтобы просушить ее, но не заметил свитого блохами гнезда внутри. Уже через пару дней Виккарс слег и скончался в течение недели. Это положило начало эпидемии, сразившей в итоге больше половины населения деревушки, где на тот момент проживало около 350 человек.

Больные бубонной чумой.

К концу 1665 года 40 жителей скончались от чумы, однако с приходом зимы эпидемия заметно спала, и в деревне лелеяли надежду, что на этом пандемия остановится вовсе. Но, увы, вместе с потеплением вернулась и зараза. К началу лета 1666-го эпидемия развернулась, несмотря на все соблюдаемые предосторожности.

Богоугодное дело

Когда стало ясно, что чума и не думала уходить из Иэма, напуганные обитатели собирались покинуть деревню, но в дело вмешались местные служители церкви. Пасторы Уильям Момпессон и Томас Стэнли своими проповедями убедили жителей не выезжать за пределы Иэма, дабы не переносить заразу в соседние деревни. Церковники укрепили прихожан в мысли, что прекратить дальнейшее распространение заболевания было единственно правильным решением и делом богоугодным. При содействии священников обитатели Иэма согласились на добровольный карантин не только домов зараженных, но и вообще всей деревни. Формально вход и выход из Иэма были закрыты. Новость об этом достигла, разумеется, и жителей близлежащих поселений.

Похороны во время чумы.

24 июня 1666 года обитатели деревни приняли судьбоносное решение ни в коем случае не покидать пределов Иэма, иными словами, верную смерть, ведь ее обитатели лишились практически всякой надежды пережить эту пандемию. Это был трудный выбор, и многие ему противились, однако авторитет церкви в лице пасторов сыграл свою роль. Кое-кто все же не прислушался к воззваниям священнослужителей, несколько семей выехали за территорию Иэма, но большинство так и осталось в деревне. Кстати, тот самый пастор, Момпессон, все же отправил своих собственных детей в Шеффилд, а супруга его отказалась уезжать.

Провизия поступала из Чатсуорта от графа Девонширского, который согласился обеспечивать карантинную деревню при условии, что она таковой и останется до полного исчезновения симптомов чумы. К югу от деревни выстроили нечто вроде заграждения — разложили межевые камни, у которых посыльные из Чатсуорта оставляли товары. Чтобы избежать всяческого контакта со здоровыми, жители Иэма не обменивались с ними деньгами напрямую. Они оставляли монеты в специальных углублениях в этих камнях, при этом, каждую монетку заранее вымачивали в уксусе для обеззараживания.

Камни с углублениями, где оставляли монеты.

Конец эпидемии

Немногие пережившие эпидемию позже рассказывали о тех, кому пришлось хоронить своих родных целыми семьями. Так, например, Элизабет Хэнкок самолично выкопала могилы и похоронила мужа и шестерых детей. Все они скончались в течение 8 дней. Маршал Хоув тоже пережил пандемию, хотя заразился в начале эпидемии. Ему пришлось похоронить всю свою семью, включая детей. Он также участвовал в погребении многих односельчан, помогая другим копать могильные ямы.

В августа 1666-го умерла и жена Момпессона Кэтрин. Сам же он выжил. Всего за 14 месяц эпидемии в Иэме скончались 260 человек. После смерти местного каменщика жителям пришлось самостоятельно гравировать имена на могильных камнях. Дела в деревни пришли в запустение: работа в полях остановилась, простаивали и ремесленные мастерские.

Церковь в Иэме.

План пасторов по остановке чумы сработал. К ноябрю 1666-го деревня очистилась от заболевания, пусть и высокой ценой жизни сотен людей. Поступок обитателей Иэма в истории Британии позже превозносился как героический и истинно христианский. Тем не менее кое-кто из историков полагал, что у местных жителей на самом деле был небольшой выбор. Когда одна жительница Иэма самовольно прервала карантин и отправилась в соседнюю деревню, она подверглась нападкам со стороны ее обитателей: несчастную закидывали помоями и отбросами с криками: «Чума! Чума!». Когда в Иэме некто хоронил всех своих близких, волоча их тела веревками на себе, за этим наблюдали с холма из соседской деревни, но приблизиться и помочь не решились. Иными словами, поступок жителей Иэма не вызвал сочувствия: всех, кто оставался на карантине, подвергли только еще большему остракизму.

В современном Иэме по-прежнему бережно хранят память о событиях тех страшных лет: в деревне действует музей, где посетители могут ознакомиться с документами и свидетельствами той эпохи, а также получить подробную информацию о судьбах тех, кто жил и скончался тут в период чумной эпидемии.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится