Как рождались легионы: от фаланги к манипулярному порядку
0
0
0
96
просмотров
Организационная структура манипулярного легиона римской армии IV века до н.э. в описаниях Полибия и Тита Ливия: сходства и различия.

Говоря о зарождении манипулярного легиона, стоит подробнее остановиться на вопросах преемственности между организацией фаланги эпохи Сервия Туллия и римского легиона эпохи Пунических войн, как его описывал греческий историк Полибий. Сегодня в центре нашего внимания будет необычное описание римской армии середины – второй половины IV века до н.э., которое приводится в историческом сочинении Тита Ливия.

Манипулы и центурии

Рассказывая о трансформации римской военной организации, Ливий писал, что в древности римляне воевали, построившись на поле боя фалангой, но со временем стали использовать боевой порядок, основанный на построении по манипулам. Само слово manipula означает «горсть» или «пучок». Возможно, семантически оно связано со знамёнами, которые изначально представляли собой пучки соломы, закреплённые на высоком древке.

Поединок двух воинов на этрусском саркофаге, III–II века до н.э. Национальный этрусский музей Тарквиний

В отличие от центурии — самостоятельного боевого отряда под командованием центуриона — манипула не обладала какой-либо цельностью и самодостаточностью. Это были лишь две центурии, действующие в строю рядом друг с другом. Собственного командира у манипулы не было, ею командовал старший из двух центурионов. Полибий писал, что старший центурион, когда они оба находились на месте, вёл правое крыло манипулы, а его младший коллега — левое. При этом звания, которые носили оба центуриона: prior («впередистоящий» — старший) и posterior («позадистоящий» — младший) — скорее указывают на положение обеих центурий в составе манипулы одна за другой. Это кажущееся противоречие в показаниях источников интерпретируется как изменение положения центурий в ходе боя. В его начальной фазе, когда манипулы размещались в разомкнутом боевом порядке, обе центурии стояли одна позади другой. Затем, когда боевой порядок смыкался для атаки, они становились рядом, образуя сплошную линию щитов.

Манипулярный боевой порядок и тактика смены манипул на поле боя позволяли римлянам максимально эффективно использовать в сражении силы резерва. Сменяя уставших воинов свежими и постоянно усиливая натиск, римляне в конечном итоге одерживали верх над противником, не обладавшим необходимыми резервами или не умевшим своевременно вводить их в бой.

Зарождение манипулярной тактики теряется в глуби веков. Возможно, италики, практиковавшие более свободное построение воинов в рядах строя и ориентированные на продолжительный метательный бой, предшествовавший рукопашной схватке, могли использовать элементы подобной тактики уже в древности. Римляне, ещё в царское время перенявшие у этрусков построение фалангой и, соответственно, более ориентированные на решительную атаку с последующим быстрым переходом в рукопашную, могли в какой-то момент вернуться к более гибкой тактике, которую использовали их соседи.

Шлем этрусской работы из латинского Ланувия, V век до н.э. Музей римской цивилизации, Рим

Сами римские историки были склонны связывать распространение у римлян дротиков, больших щитов и манипулярной тактики через их заимствование у самнитов в ходе жестоких войн, которые римляне вели с ними во второй половине IV – начале III века до н.э. Однако ещё до того учителями римлян были вольски и эквы, частыми войнами с которыми были отмечены V и первая воловина IV века до н.э. Переняв у них ряд боевых приёмов, римляне смогли одержать победу над своими старыми противниками этрусками. Ливий, рассказывая о сражении у Сутрия, которое римляне вели против этрусков в 311 году до н.э., приписывает победу своевременному вводу римлянами в бой резервов из второй линии:

«Битва шла с нерешительным успехом, многие пали с обеих сторон, и все — самые храбрые, и тогда лишь решился исход сражения, когда измотанные передовые отряды были заменены свежими силами из второго ряда римского войска. Этруски же, у которых передовые воины не были поддержаны свежими подкреплениями, все полегли перед знамёнами и вокруг».

Манипулярный боевой порядок

Первое подробное описание манипулярного порядка принадлежит Ливию, который помещает его в контексте событий II Латинской войны (340–338 годы до н. э.):

«Первый ряд — это гастаты, 15 манипулов (ordo), стоящих почти вплотную друг к другу. В манипуле 20 легковооружённых воинов, остальные с большими щитами, а легковооружённые — это те, у кого только копьё и тяжёлые дротики. Во время боя в передовом отряде находился цвет юношества, достигшего призывного возраста. За ними следовало столько же манипулов из воинов постарше и покрепче, которых именуют принципами: все они, вооружённые продолговатыми щитами, отличались своими доспехами. Такой отряд из 30 манипулов называли «антепиланами» (antepilani), потому что ещё 15 рядов стояли уже за знамёнами (vexilla), причём каждый из них состоял из трёх отделений, и первое отделение каждого ряда называлось «пил» (pilus); ряд состоял из трёх вексилл, в одной вексилле было 186 человек; в первой вексилле шли триарии, опытные воины, испытанного мужества, во второй — рорарии, помоложе и не столь отличившиеся, в третьей — акцензы, отряд, на который не слишком можно было положиться, отчего ему и было отведено в строю последнее место».

Как и у Полибия, в этом описании все римские воины разделены на гастатов, принципов и триариев, к которым, правда, присоединены ещё не упомянутые Полибием рорарии и акцензы. С другой стороны, Ливий здесь не называет велитов, а только легковооружённых (leves milites). Основной единицей построения у Ливия, как и в полибиевом описании, являются манипулы, но их число отлично от того, которое называет Полибий. Гастаты, согласно Ливию, образуют 15 манипул (10 у Полибия) и ещё 15 манипул образуют принципы (10 у Полибия). Триарии образуют 15 отрядов (у Полибия 10), которые под своими собственными знамёнами-вексиллами выстраиваются отдельно от остальных вместе с рорариями и акцензами. В составе манипулы 20 легковооружённых воинов и 60 тяжеловооружённых. Численность всего легиона определяется в 5 000 воинов, что соответствует максимальной численности легиона у Полибия. В остальном оба описания близки друг другу.

Римские тяжеловооружённые воины IV–III веков до н.э., современная реконструкция. Обратите внимание, воины вооружены копьями и лёгкими дротиками, а не пилумами

Мнения современных исследователей в отношении достоверности этой информации разделились. В то время как одни считают описанную Ливием структуру легиона историческим курьёзом и выступают против того, что такой легион когда-либо существовал на самом деле, другие занимают более осторожную и взвешенную позицию. Различия в цифрах и данных, с их точки зрения, должны свидетельствовать в пользу аутентичности источников Ливия, которые он не слишком удачно пытался согласовать с имевшимися у него данными более позднего времени. Сам источник Ливия остаётся неизвестным и, по-видимому, восходит к какой-то иной, по сравнению с полибиевой, традиции.

Проблема структуры легиона

Попробуем выяснить, можно ли примирить друг с другом обе точки зрения. Ливий описывает легион, состоящий из в общей сложности 30 манипул гастатов и принципов (все вместе они называются антепиланы). Каждая из них состоит из двух центурий и находится под командованием двух центурионов. К этому числу следует ещё прибавить 45 трёхсоставных отрядов, включающих 15 манипул триариев-пиланов, позади которых выстраиваются рорарии и акцензы. Общее указанное Ливием количество манипул (45) в полтора раза превышает число манипул в полибиевом легионе (30).

Ливий не называет количество воинов в составе манипулы, упоминая лишь о том, что 20 из них носят лёгкое вооружение, а остальные — тяжеловооружённые. Точно известна лишь численность трёхсоставных отрядов (tripartite ordines) третьей линии строя — 186 человек, разделённых на три вексиллы по 60 триариев, 60 рорариев и 60 акцензов в каждой. К ним следует ещё добавить двух центурионов. В сумме 15 таких отрядов дают 2 790 человек. Если считать в 30 манипулах гастатов и принципов по 60 тяжело- и 20 легковооружённых воинов, к которым также следует прибавить по два центуриона на одну манипулу, это в сумме даст ещё 2 460 воинов, что более или менее соответствует указанной Ливием общей численности легиона в 5 000 воинов.

Манипулярный порядок римской армии III-II веков до н.э.

В первозданном виде описанная Ливием структура не может не вызывать вопросов. Такой легион, состоящий из 30 манипул (каждая включает по две центурии, численностью по 30 воинов каждая) и 45 трёхсоставных отрядов (каждый по 60 воинов), должен включать 150 центурионов, из которых 90 находятся в третьей, последней линии. Одна из предлагаемых реконструкций исходит из того, что Ливий или же его источник просто перепутали манипулу с центурией. В этом случае мы получаем количество воинов в «манипуле», или, что более вероятно, в центурии, в соответствии с числом воинов в составе полибиевой центурии (60 тяжело- и 20 легковооружённых воинов), а общее количество центурионов в легионе уменьшается вдвое. Проблематичность этой гипотезы состоит в том, что указанное Ливием число «центурий» гастатов (15), принципов (15), триариев (15), рорариев (15) и акцензов (15) всё равно не совпадает с цифрами, указанными Полибием (20 центурий гастатов, 20 центурий принципов и 20 центурий половинного состава триариев).

Особый интерес представляют трёхсоставные отряды (tripartite ordines) триариев, рорариев и акцензов, образующие с третьей по пятую линии строя. Триарии, опытные воины, испытанного мужества,

«стояли под своими знамёнами на правом колене, выставив вперёд левую ногу и уперев плечо в щит, а копья, угрожающе торчащие вверх, втыкали в землю; строй их щетинится, словно частокол».

Строившиеся позади них рорарии и акцензы в описании Ливия представляли собой легковооружённую пехоту. Название рорариев, согласно Ливию, а также и Варрону, происходит от их манеры сражаться вне боевого строя. В бою они «просачивались» вперёд и выбегали между манипулами гастатов и принципов. Остаётся неясным, в какой мере рорариев можно отождествить с теми легковооружёнными, которые в количестве 20 человек придавались манипулам тяжеловооружённых воинов.

Римские легковооружённые воины IV–III веков до н.э., современная реконструкция. Воины вооружены несколькими дротиками и щитом, но не носят ни доспеха, ни шлемов. Под разными названиями, этот типаж мало изменился на протяжении нескольких столетий

Об акцензах же Ливий вовсе ничего не может сказать, помимо того, что на них не слишком можно было положиться, потому они в строю и занимают последнее место. В соответствии с этимологией Феста, акцензы набирались из числа неимущих граждан, которые приписывались (accensi) к легиону в качестве слуг или технического персонала. При этом они оставались невооружёнными и, наиболее вероятно, могли сражаться лишь камнями и палками. Зачисляя их в штат легиона в качестве полноценных воинов, Ливий таким образом создаёт категорию «мёртвых душ» в его составе.

В итоге, если в описании Ливия отождествить манипулы с центуриями, вывести за штат легиона акцензов и приравнять рорариев к легковооружённым, в сухом остатке мы получаем легион, состоящий из 45 центурий тяжеловооружённых воинов и ещё 15 «отрядов» рорариев, равных им по численности. Считая по 60 тяжело- и 20 легковооружённых воинов на центурию гастатов, принципов и триариев, получаем 3 600 воинов при 45 центурионах. К этому числу следует прибавить ещё 900 рорариев при 15 центурионах — всего 4 560 воинов.

Удвоение легионов и количество воинов в составе центурии

Альтернативная гипотеза исходит из аутентичности источников Ливия. Она допускает возможность существования описываемой им структуры легиона, включая 90 центурий тяжеловооружённых воинов численностью 30 человек каждая. Касаясь времени появления этой структуры, сторонники гипотезы обращают внимание на данные Ливия о наборе римлянами четырёх легионов по 5 000 воинов в каждом. Это количество соответствует числу, указанному Полибием для эпохи Пунических войн, но применительно к описываемым Ливием событиям 340–338 годов до н.э. выглядит анахронизмом.

Изначально «легионом» именовалась вся римская армия. Затем, скорее всего около 367 года до н.э., этот «легион» оказался разделён поровну между двумя военачальниками-консулами. Каждый из двух новообразованных легионов сохранял первоначальную структуру из 60 центурий, однако имел почти вдвое меньшее количество тяжеловооружённых воинов в их составе. Это уменьшение численности оказалось отчасти компенсировано усиленным набором легковооружённых воинов из бедняков IV и V разрядов.

Этрусская статуэтка, изображающая воина, IV век до н.э. Музей искусства Уолтерса, Балтимор

Новое «удвоение» количества ежегодно набиравшихся легионов, вероятнее всего, относится ко времени после окончания II Латинской войны в 338 году до н.э. Рим почти втрое увеличил количество принадлежавшей ему территории в Лации и, соответственно, пропорционально возросло количество военнообязанных граждан. Скорее всего, в этот раз увеличение также проходило путём деления личного состава подразделений при сохранении существовавшей ранее структуры 60 центурий в легионе.

Если описываемый Ливием легион со штатной численностью 30 тяжеловооружённых воинов на центурию и, соответственно, 60 — на манипулу, когда-либо существовал в действительности, то наиболее вероятно, что это имело место сразу после увеличения количества легионов с двух до четырёх. При уменьшении количества тяжеловооружённых в его составе нехватку воинов пришлось компенсировать путём расширения набора в армию бедняков IV и V разрядов (рорарии и акцензы).

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится