Мадам Усы: Элеонора Дюмон мастерски играла в покер, глушила бурбон и разбивала сердца золотоискателей Старого Запада.
Брюнетки с легким пушком на верхней губе — это сексуально и мило, если без перегибов, конечно же. Но бывает так, что и дамы с роскошными усами умудряются жить на полную катушку — Элеонора Дюмон была как раз из таких. Плесни-ка себе чего-нибудь в кружку, старик, да послушай историю о том, как женщина по прозвищу Мадам Усы мастерски играла в покер, глушила бурбон и разбивала сердца золотоискателей Старого Запада.
Элеонора Дюмон

Элеонора Дюмон была одной из интереснейших женщин своего времени, если не в Европе, то в США уж точно. Из-за ее акцента знакомые думали, что Дюмон происходила откуда-то из Франции, однако близкие друзья полагали, что авантюрная дама была родом из Нового Орлеана. В любом случае ни о месте рождения Элеоноры, ни о ее родителях ничего доподлинно не известно, но что-то французское в ней точно было.

Впервые широкая публика любителей покера узнала про Мадам Усы в 1849 году, когда Дюмон приехала в Сан-Франциско, где устроилась работать в казино отеля «Белла Юнион» на раздаче карт. Молодая женщина привлекала посетителей не только аппетитными формами и очаровательным смехом; у нее под носом колосился опрятный пушок, за который хмельные игроки в покер частенько пытались ухватить Дюмон — а вдруг приклеенный?

Но подобные выходки всегда заканчивались одинаково. Пьяных маловеров выгоняли за дверь, причем зачастую с этим справлялась одна Элеонора — зная бурный нрав девушки, вышибалы предпочитали не вмешиваться в ее разборки с пьянчугами и спокойно покуривали, пока та пинала под зад у входа в отель очередного забулдыгу. И такое происходило довольно часто.

Дело в том, что в те времена на раздаче карт всегда стояли мужчины. Невозможно было представить себе какое-нибудь мало-мальски приличное заведение, где на месте дилера была бы дама. Во-первых, тогда всем было понятно, что такое ответственное дело нельзя доверить девице, а во-вторых, в покер играли джентльмены, поэтому в игорных заведениях женщинам быть вообще не полагалось — и так от них дома продыху нет. Разумеется, были и более изысканные клубы с не столь строгими правилами, но их в США было меньшинство.

Отель «Белла Юнион»

Владелец отеля «Белла Юнион» взял на работу ЭлеоноруДюмон не просто так. Необычным решением он убил сразу двух зайцев: женщина с пустьи пока еще только пробивающимися, но усиками привлекала внимание туристов изевак, а завсегдатаи не могли упрекнуть его в том, что любимое место«обабилось». У Дюмон же есть усы, а значит, не такая уж она и женщина. К томуже сама Элеонора каждый вечер доказывала, что она не просто так ест свой хлеб —настолько ловко она раздавала карты, балагурила и развлекала мужчин байками о жизни. 

Со временем «Белла Юнион» стал настолько популярнымместом, что на покерные вечера народ в его холле стал набиваться до отказа.Всем было интересно, о чем сегодня расскажет Дюмон, и какие из ее сальныхшуточек можно будет на следующий день пересказать коллегам в конторе. СамаЭлеонора времени зря тоже не теряла. Она откладывала щедрые чаевые набанковский счет, лелея детскую мечту — Дюмон всегда хотела открыть свой игровойклуб, с шампанским и симпатичными официантами.

И в 1854 году ей это удалось. Элеонора, скопив кругленькую сумму, попрощалась со всеми в «Белла Юнион» и отправилась в город Невада-Сити, штат Калифорния. Тот переживал золотую лихорадку. В Невада-Сити приезжали суровые шахтеры-золотоискатели, обаятельные авантюристы и дамы легкого поведения, желавшие найти себе богатого самородками кавалера, но даже среди всей этой яркой публики Элеонора Дюмон выделялась, словно дьявол в церкви. Дама привлекла внимание местных не только легкой растительностью на лице, но и тем, что совершенно не интересовалась золотом — ее манили лишь азартные игры.

Элеонора Дюмон

Получив бумаги от властей, Дюмон открыла небольшоеигорное заведение в старом амбаре, который она превратила в настоящий столичныйклуб. Здесь играли в «двадцать одно» (фр. «Vingt-et-Un»), а вместо виски было игристое шампанское,которое разносили молодцеватые юноши — мечта Элеоноры становилась явью. Взаведении она полностью запретила любое сквернословие, но более женственным клубот этого не стал — дамам, кроме самой Дюмон, вход туда был воспрещен.

Естественно, местная публика была покорена обаятельнойЭлеонорой. Постепенно клуб рос и достраивался новыми помещениями, вместе с этимросли и усы Дюмон — через два года после приезда в Невада-Сити никто не звал ееиначе как Мадам Усы. Но девушка не расстраивалась. Наоборот, она никогда не стыдиласьрастительности под носом, разумно полагая, что это ее уникальная черта,привлекающая новых посетителей.

И это было так — каждые выходные с ночи и до утра застолами «Клуба Мадам Усы» тянулись долгие партии в блэкджек, перемежавшиесямузыкальными вечерами с танцами до упаду. При этом в заведении все пили толькошампанское, одной лишь Дюмон можно было прикладываться к бутылке с бурбоном,чтобы освежить горло после очередной уморительной байки. Разумеется, мужчины украдкойпотягивали крепкие напитки на улице, но старались не переусердствовать — никтоне хотел лишний раз расстраивать хозяйку и ее коренастых официантов.

Однако в 1857 году наступил момент, когда ни усы, нихаризма очаровательной Дюмон не смогли остановить отток людей из города —золотоносная шахта была полностью выработана, и многие завсегдатаи покерногоклуба разъехались по стране в поисках новых, нетронутых жил. В клуб еще захаживалилюди, но это было совсем не то — любители кутежей исчезли вместе с деньгами, даи сама Дюмон изрядно поиздержалась, устраивая разудалые вечеринки. Тогда Элеонорапоняла, что и ее здесь больше ничего не держит, поэтому перебралась в городКолумбия, штат Калифорния, где нашла работу за покерным столом в одном из небольшихотелей.

Но на новом месте дело не задалось. Игорных заведений в городе было хоть отбавляй — и хотя Мадам Усы все также умело раздавала карты и балагурила, конкуренция была велика. Мечта Дюмон осталась в Невада-Сити, а на открытие солидного заведения в новом городе денег уже не хватало. Однако того, что удалось выручить с продажи «Клуба Мадам Усы», хватило на небольшое ранчо в Карсон-Сити, куда она и переехала, не пробыв в Колумбии и полугода.

На ранчо Дюмон завела скотину и зажила простойфермерской жизнью, пока однажды к ней во двор не забрел в поисках работы пастухДжек Макнайт. Мадам Усы оценила способности красавца и дала ему кров, разделилас ним ужин, а через какое-то время — и постель. И все бы могло закончитьсякрасивым финалом о двух нашедших друг друга сердцах, если бы Джек не оказалсяаферистом. Он обманом заставил Элеонору переписать на себя ранчо, и через месяцсбежал, оставив женщину без дома и с огромными долгами.

Но Мадам Усы была не из тех, кто прощает подобное. Онанашла Макнайта в одной из таверн Карсон-Сити, где он пил несколько дней подряд,после чего подстерегла жулика у городских ворот и убила его двумя выстрелами изружья прямо в сердце. Поскольку свидетелей не было, Элеонора избежала виселицы,однако с той поры ее жизнь уже не была прежней.

В 1861 году она приехала в Пайош, штат Невада, гдевновь села на раздаче за покерный стол, но это была уже не та Мадам Усы, чтовеселила всех байками бархатным голоском — она стала крепко пить, курила какпаровоз и сквернословила так, что бывалым золотоискателям становилось неловко.

Городок Дедвуд, Южная Докота

Чтобы свести концы с концами, Дюмон пришлось заняться проституцией, но, как ни странно, именно это и помогло ей не только выжить, но и сколотить небольшой капитал. Мадам Усы смогла нанять других девочек, и вместе они стали настоящим «бродячим борделем», который проехал почти через всю Америку. «Бордель Мадам Усы» останавливался в городах Айдахо, Юты, Монтаны, а также Южной Дакоты и Аризоны — тогдашние газеты пестрели заметками о группе девиц, разодетых в яркие платья, которые ходили по тавернам, курили сигары, веселились и соблазняли местных мужчин. Возглавляла их дородная дама с пышными усами, зычно хохотавшая и рассылавшая зевакам воздушные поцелуи — Элеонора Дюмон превратилась из хохотушки с картами в деловую «маман», с которой не забалуешь.

Тем не менее, Мадам Усы смогла сохранить в себе ту широту души, за которую ее когда-то и полюбили в Невада-Сити. В каком бы городе ни останавливался ее «бродячий бордель», девочек Дюмон везде встречали с улыбкой, и они отвечали мужчинам взаимностью — в шахтах было немного ласки, но там, куда приезжала Мадам Усы, ее было с лихвой.

Восьмого сентября 1879 года Элеонора Дюмон приехала вгород Боди, штат Калифорния, чтобы занять у подруги триста долларов на открытиенового покерного стола в одном из отелей. Получив деньги, она вышла за воротагорода и больше не вернулась. На следующее утро ее тело нашел пастух — МадамУсы лежала на земле, голова ее покоилась на камне. Рядом валялись пустаябутылка красного вина и недопитый пузырек с морфином, под которым лежалазаписка — «устала от жизни».   

Один из золотоискателей сказал на ее похоронах такиеслова: «Бедная Мадам Усы. Ее жизнь всегда была игрой. Мир играл против нее вовсех комбинациях, а она всегда отбивалась. Но вот карты легли так, что никтотебя не смог подстраховать на раздаче, и ты проиграла. Бедная Мадам Усы».

Старое кладбище в Боди

Сегодня никто точно не знает, где находится могилаЭлеоноры Дюмон. Кто-то говорит, что умерла она не на дороге возле города Боди,а в собственной кровати, а иные вообще заявляют, что у нее и усов-то не было —так, легкий пушок. Но теперь-то уже и не разберешься. Разве что эхо из старыхшахт что-нибудь донесет.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится