menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Миссия генерала Уилфрида Маллесона в Туркестане
221
просмотров
После подписания Брест-Литовского мирного договора между Россией и Германией державы Антанты были озабочены тем, чтобы не допустить распространения германского влияния на территории бывшей империи. Особенно был обеспокоен этим лондонский кабинет, который всеми силами старался не допустить немцев и турок в Персию, Среднюю Азию и, самое главное, в Индию.

В 1918 году британцы попытались установить контроль над окраинами бывшей Российской империи, сформировав для этого несколько военно-дипломатических миссий во главе с офицерами из британских войск в Индии. Одна была послана на Кавказ, вторая в Среднюю Азию. Последнюю возглавлял генерал Уилфрид Маллесон. Что делали британцы в Закаспийской области и удалось ли им достичь поставленных целей?

Расстановка сил

Постоянное внимание Британии к контролируемой Россией Средней Азии вполне понятно. Эти земли находились в непосредственной близости от колониальных владений Соединённого королевства в Индии. Между Россией и Британией уже в XIX веке развернулась так называемая «большая игра», одной из главных задач которой было установление контроля над территорией среднеазиатских ханств и эмиратов, а также Афганистана и китайского Синцзяна. Во время Первой мировой войны Британия и Россия, предварительно договорившись о разделе зон влияния, дополнительно заняли территорию Персии, чтобы не дать туркам оккупировать ее. Турки и немцы пытались посылать секретные миссии к афганскому эмиру с целью склонить его к нападению на Индию, но больших успехов центральные державы не достигли.

Офицеры 28-го полка лёгкой кавалерии в Мешхеде, 1918. Год. Полк находился в Персии с июня 1915 года. В сентябре 1918 года кавалеристы были переброшены в Закаспийскую область, чтобы противостоять влиянию большевиков и противодействовать немцам и туркам

И пока Россия оставалась союзником Британии, ситуация в целом устраивала обе стороны. Но, как указывают историки, после того как большевики захватили власть во время Октябрьской революции 1917 года, а затем заключили мир с Центральными державами в марте 1918 года, британцы сочли необходимым дополнительно укрепить свои позицию в Средней Азии и Персии, заполнив там «политический и военный вакуум, оставшийся после этих событий».

Кроме того, тысячи освобождённых из лагерей для военнопленных солдат германской и австро-венгерской армий, разбросанных по всей Средней Азии, создали впечатление большой силы, которую германский генштаб мог использовать как для нападения на Индию, так и для поддержки турецкого наступления на Кавказе, где османские части, не встречая особого сопротивления, двигались на Баку. В планы Антанты вовсе не входило предоставление Центральным державам обширных запасов нефти в Азербайджане.

Отправка специальных миссий

Итак, в Лондоне созрел план перехватить управление стратегически важными окраинами развалившейся империи, чтобы не дать возможность сделать это германцам. Надо отметить, что политическая принадлежность противников к большевикам, эсерам или каким-то иным политическим партиям британцев интересовала постольку, поскольку эта приверженность определяла отношение к войне против Германии. Скорее всего, если бы не Брестский мир, то интервенции не было бы вообще или она приняла бы совсем ограниченные формы.

План по управлению территориями предусматривал отправку туда специальных миссий, главы которых стали бы ближайшими советниками местных правительств и, по возможности, руководили бы военными действиями против германцев, турок и вообще любых сил, союзных Германии и её партнерам.

Британский лагерь на востоке Персии. Опасаясь проникновения немецких и турецких отрядов в Афганистан и Индию, британцы организовали на востоке Персии заградительный кордон. Снимок 1916 года

Так, одна миссия во главе с генералом Данстервиллом была отправлена на Кавказ, а вторая, во главе с генералом Уилфридом Маллесоном, получила задание выдвинуться в Закаспийскую область (теперь это Туркменистан и части Узбекистана и Казахстана) и получила приказ «бороться с немецкой и турецкой пропагандой» и «пресекать попытки использовать людей, железные дороги и ресурсы для помощи враждебным силам, агрессии или активным действиям против нас или наших союзников». В частности, отмечают исследователи, Маллесону было приказано охранять Закаспийскую железную дорогу, по которой противник мог продвигаться на восток, а если это было невозможно, уничтожать железнодорожные пути. Наряду с защитой путей к Индии и кавказская и закаспийская миссии должны были обеспечить защиту британских сил, сражающихся в Месопотамии, которые теперь подверглись опасности быть атакованными после вывода российских войск с новой стороны.

Интересно, что министерство по делам Индии (Indian Office) очень скептически отнеслось к идее отправки миссии в Туркестан и Закаспийскую область, указав в начале 1918 года, что там просто нет сил, на которые можно было бы опереться. Кроме того, министерство в Лондоне и вице-король в Индии были озабочены мнением афганского эмира в связи с событиями в Средней Азии. Британское вмешательство в дела сопредельной с Афганистаном территории могло плохо сказаться на положении дел на Северо-западной границе, на которой и так приходилось держать много сил для поддержания порядка.

Ситуация в Средней Азии

В начале 1918 года положение в среднеазиатских областях, Бухарском эмирате и Хивинском ханстве было очень неустойчивым. Власть совнаркома и ВЦИК ощущалась слабо, поскольку большевикам в Ташкенте угрожали различные силы в виде казахских националистов из Алаш-орды, протурецки настроенных туркменских племен и вообще разного рода антибольшевистские группировки, которые, как показали события 1918 года, ждали удобного случая, чтобы поднять восстание.

Британская кавалерия патрулирует восточную границу Персии, 1916 год

Генерал Маллесон был отправлен из Индии в персидский Мешхед, куда прибыл 16 июля 1918 года. И как раз несколькими днями ранее в Асхабаде произошло восстание антибольшевистских сил, спровоцированное в том числе событиями в Поволжье, на Урале и в Сибири, где советская власть на некоторое время была упразднена во время выступления Чехословацкого легиона. Маллесон воспользовался ситуацией и по просьбе асхабадского Закаспийского временного правительства (как стал потом именоваться образованный там главный орган управления областью) послал через границу отряд индийских пулемётчиков «для противодействия большевистскому наступлению на Байрам-Али к востоку от Асхабада 12 августа». Помощь индийского отряда позволила отрядам асхабадцев избежать окончательного разгрома и отступить. Неясно, принимали ли британцы прямое участие в решении о казни оказавшихся в Закаспийской области знаменитых 26 бакинских комиссаров. Сам Маллесон и его помощник капитан Тиг-Джонс всегда отрицали свою причастность к этим событиям, хотя они, скорее всего, знали о намерении асхабадского правительства казнить арестованных.

В итоге было достигнуто официальное соглашение между Маллесоном и Закаспийским правительством во главе с Федором Фунтиковым о союзе, в соответствии с которым британцы и асхабадские власти договорились бороться с большевиками и противостоять турецко-германскому проникновению в Закаспийскую область и Туркестан. Британцы настояли на полном запрете экспорта хлопка через Закаспийскую железную дорогу, потому что хлопок был необходим для производства взрывчатых веществ и обмундирования. Вывезенное в неизвестном направлении из Средней Азии, это сырьё с большой вероятностью могло попасть в руки Центральных держав.

Пушки на бронепоезде. Россия, 1919 год

В распоряжении Маллесона на конец декабря 1918 года были 28-й полк лёгкой кавалерии (индийский с британскими офицерами), несколько рот 19-го пенджабского полка, рота 4-го хэмпширского полка, рота 9-го уорвикширского полка и одно из подразделений 44-й батареи королевской полевой артиллерии. Эти силы были рассеяны между Мервом, Мешхедом и Асхабадом. Британцы должны были усилить отряды, имевшиеся в распоряжении Закаспийского правительства. Впрочем, эти отряды не вызывали у британцев восхищения. Из письма капитана Джеральда Улота матери, 28 февраля 1919 года:

«Они безнадёжны. Бывшие офицеры не опустятся до того, чтобы работать рука об руку со скромными рабочими, а эти последние боятся, что офицеры захотят восстановить старый режим. Кроме того, в стране полно наёмников и авантюристов, поэтому невозможно найти удовлетворительное количество людей против большевиков. … Единственная стабильная власть в стране — это туркмены, но они жестоки и дики, у них мало общего с русскими с обеих сторон, и они хотят отомстить за завоевание своей страны».

Британцы предприняли некоторые меры по обучению и вооружению имевшихся сил. Из Индии, например, были отправлены пулеметы Льюиса. По словам того же Улота, британцам и асхабадским войскам противостояли большевистские силы примерно того же состава и выучки. Однако Улот считал, что лучшими войсками у большевиков «были немецкие, австрийские и венгерские военнопленные». Большевики, как передают британцы, убедили этих «утомленных изгнанием» людей, что, «объединив свои силы, они смогут пробиться домой».

Сражения между британцами и войсками красных

Маллесон, вопреки советам делийского правительства и штаба, решился переправить часть своих людей на территорию Закаспийской области. В сентябре-октябре 1918 года между британцами и «красными» отрядами состоялось несколько сражений, в которых закаспийские отряды показали себя как очень ненадёжные соединения. Большевики потеряли в итоге Мерв, но дальше продвинуться сил у Маллесона не было.

олдаты 28-го полка лёгкой кавалерии, 1918 год

Важную роль в боевых действиях играли бронепоезда. Войска целиком и полностью были зависимы от железной дороги, по которой они передвигались и получали припасы и воду. Тот же Улот описал типичный бронепоезд:

«Бронепоезд №1 хорошо построен, его обшили стальными пластинами в железнодорожных мастерских в Кизыл-Арвате. Чтобы предотвратить подрыв жизненно важных частей поезда на минах две платформы с грузом чугуна и балласта, соответствующие весу двигателя, были поставлены спереди. За ними платформа с гаубицей…

За платформой с гаубицей стоит большой бронированный вагон, с торца которого выглядывает дуло полевого орудия, главного оружия поезда. Стены этого вагона имеют отверстия для двух пулемётов… На этой железной дороге нет тоннелей, высота не имеет значения, и на крыше орудийного вагона построен небольшой помост, защищённый стальными плитами и мешками с песком. Отсюда командир поезда направляет огонь и управляет двигателем с помощью сигналов. Он тянет за ниточку, чтобы позвонить в колокол в кабине паровоза. Паровоз, хорошо бронированный, присоединён позади вагона с полевой пушкой, а позади паровоза находятся два бронированных вагона для экипажа.

В дополнение к экипажу есть несколько туркмен, которые служат поварами и слугами, и, при необходимости, участвуют в боевых действиях. Большевики также живут в поездах, даже их кавалерия там скрывается ночью и выпрыгивает наутро из вагонов».

При боевом столкновении проигравшие сражение поезда обычно сталкивались противником с путей. Обе стороны также постоянно разбирали и взрывали железнодорожные пути, поэтому их приходилось постоянно чинить. Условия вокруг железной дороги не располагали к прогулкам. Пустыня с редкими кустарниками, безводная, с резкими перепадами температуры явно не была приспособлена для долгих переходов, потому британцы старались не отходить от железной дороги, по которой можно было быстро отступить.

Изменение ситуации после ноября 1918 года

После Мудросского и Компьенского перемирий Центральные державы прекратили военные действия. С точки зрения Лондона и Дели опасность германского и турецкого присутствия на границах Индии была устранена, но Маллесон и его офицеры чувствовали себя обязанными помочь Закаспийскому правительству, хотя инструкции из центра запрещали продвижение вперёд. Тот же Улот и его товарищи были уверены, что после поражений большевиков при Душаке и Мерве дорога на Чарджуй и Ташкент была открыта.

Маллесон был также вынужден использовать свои и без того немногочисленные войска для поддержания порядка в самом Асхабаде, где ухудшалась положение с продовольствием. Росло недовольство правительством, что вылилось в восстание, подавленное всё теми же силами Маллесона.

Пленные красноармейцы, 1919 год

Последние крупные столкновения между британцами и отрядами большевиков произошли близ станции Анненково (Захмет). Британские силы вновь отбросили нападавших (по последующим рапортам британцев, потери большевиков составили до 1000 человек против 46 индийцев и 70 солдат Закаспийского правительства), но в дальнейшем Маллесон уже старался не вступать в крупные сражения.

Одновременно в январе 1919 года Маллесон способствовал свержению Закаспийского правительства и замене его комитетов из пяти человек под прямым контролем британской миссии. Эта недолгая диктатура потом была заменена представителями Белой армии генерала Деникина, которая продержалась в Закаспийской области до 1920 года.

Конец миссии Маллесона

Маллесон, несмотря на все усилия по свержению власти большевиков в Ташкенте, чувствовал, что ему не удержаться с небольшими силами, без поддержки Дели и Лондона, где уже давно настаивали на выводе войск, подсчитывая общие финансовые потери (не менее 450 тыс. фунтов) от этой экспедиции. Для безопасного отхода, как пишут британские историки, был распространен слух, что вывод британцев — лишь уловка для нападения с другого направления. Большевики усилили свои позиции и преследовали британские войска, которые к середине апреля 1919 года все покинули территорию Закаспийской области. После отхода сил Маллесона сопротивляться большевикам уже было некому. Эсеры себя дискредитировали, а у Деникина не было достаточно сил, которые можно было бы переправить с Кавказа через Каспийское море.

Как и операция «Данстерфорс», миссия Маллесона по существу уже не имела большого значения с точки зрения победы в войне или защиты Индии. К тому времени, когда Маллесон прибыл в Асхабад, Германия и Турция уже фактически проиграли войну и не могли что-либо сделать в Средней Азии.

Британская интервенция, безусловно, продлила жизнь Закаспийского правительства, которое без британской помощи не продержалось бы и нескольких месяцев. В то же время, как отмечают историки, британская интервенция, даже в таких малых масштабах, вынудила власти в Ташкенте перебросить войска на «асхабадский фронт», оказав тем самым большую услугу антибольшевистским силам, сражающимся в других частях Средней Азии.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится