menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Молуккские террористы против страны тюльпанов
445
просмотров
1970-е годы стали для многих западноевропейских стран «свинцовыми годами» политического терроризма. Не избежала этой участи и маленькая Голландия, в которой подняли голову приехавшие из далёкой Индонезии молуккские радикалы. Решающую роль в борьбе с террористами сыграло недавно созданное Подразделение особой поддержки (BBE) Корпуса морской пехоты.

Южно-Молуккская Республика

Всплеск терроризма в Нидерландах был связан с колониальным прошлым этой страны, а именно с Индонезией. Христианизированные уроженцы южной части Молуккских островов, прежде всего Амбона, были одной из опор власти голландцев над далёкой колонией. Прозванные другими островитянами «беланда хитам» («чёрные голландцы»), они традиционно составляли костяк колониальной армии КНИА и местной администрации. В подавляющем большинстве «беланда хитам» сохранили верность колонизаторам и в ходе войны за независимость Индонезии, а после её окончания попытались добиться собственной независимости, провозгласив Южно-Молуккскую республику (Републик Малуку Селатан — РМС).

Демонстрация сторонников РМС в Нидерландах, 1960-е годы

Индонезийские войска к концу 1950 года сокрушили РМС, а к началу 1960-х годов покончили и с партизанским движением. Тысячи бывших молуккских солдат колониальной армии и членов их семей нашли убежище в Нидерландах. Там продолжало действовать правительство РМС в изгнании, издавались газеты, существовала военизированная организация.

К началу 1970-х годов выросло первое поколение молуккцев, не видевших родины, но выращенных в непоколебимой вере в сказочный рай, разрушенный демоническими яванцами, и фанатично преданных делу РМС. Они всё больше ненавидели Голландию, не желавшую ни интегрировать их в своё общество, ни решительно поддержать РМС. Именно из их среды и вышли террористы, бросившие вызов голландскому государству.

Первые акты

Впервые молуккские террористы заявили о себе в 1970 году, накануне первого официального визита президента Индонезии в бывшую метрополию. На рассвете 31 августа три десятка молодых молуккцев захватили резиденцию посла Индонезии в элитном пригороде Гааги, убив при этом голландского полицейского. После переговоров с премьер-министром и министром иностранных дел Нидерландов молуккцы сдались, отделавшись незначительными сроками тюремного заключения.

Резиденция индонезийского посла в пригороде Гааги, 1970 год

Весной 1975 года, благодаря информации криминального авторитета Этьена Урки, полиции удалось арестовать 37 молуккцев, планировавших захватить королевский дворец Сустлейк под Утрехтом и взять в заложники королеву Юлиану. А в декабре 1975 года террористам удалось нанести первый серьёзный удар.

Поезд в Вейстере и консульство в Амстердаме

В 10:07 2 декабря 1975 года сработал стоп-кран, и обычная электричка Гронинген — Зволле остановилась в чистом поле возле деревушки Вейстер в провинции Дренте на северо-востоке Нидерландов. Машинист Ганс Брам выглянул из кабины, чтобы понять, в чём причина, — и сразу столкнулся с двумя вооружёнными людьми. Он бросился назад в кабину и получил несколько пуль вслед. Лежащего в луже крови машиниста прикончил очередью в голову из своего «Узи» лидер террористов Эли Хахури.

Захваченный поезд в Вейстере, кадры современной реконструкции

Семеро молодых молуккцев, захвативших поезд, требовали, чтобы Нидерланды признали РМС, а для себя — автобус в аэропорт Схипхол и самолёт в неназванную страну. Чтобы подтвердить серьёзность своих намерений, террористы расстреляли солдата-призывника Лео Бутлера, а через два дня та же участь постигла молодого экономиста Берта Биерлинга. В заложниках у молуккцев оставалось 30 человек.

Около полудня 4 декабря 1975 года тело Биерлинга упало на железнодорожную насыпь около Вейстера. Вскоре после этого другая группа из шести юношей-молуккцев ворвалась в здание индонезийского консульства, расположенного в старинном амстердамском районе Оуд-Зюд. В ходе акции погиб индонезиец, пытавшийся бежать через окно.

После второго захвата Нидерланды фактически оказались на военном положении. Жандармерия с бронетехникой взяла под охрану правительственные здания и главные дороги, полиция массово останавливала и проверяла машины, полицейские в касках и с оружием сопровождали все поезда. С террористами велись затяжные переговоры, пока голландский контртеррористический спецназ BBE искал пути к проведению операции.

Блокпост жандармерии на улице Амстердама, 1975 год

Личный состав BBE во главе с командиром майором Руудом Клоппенбургом был развёрнут в Вейстере, на старинной ферме рядом с железной дорогой. Сначала планировалось, что спецназовцы прибудут на соседний путь в товарном поезде, груженом шпалами, взорвут двери и ворвутся внутрь. Но проведённая в депо в Гронингене тренировка показала, что в чистом поле практически невозможно точно остановить поезд, а попытки вскрыть двери взрывом чреваты большой опасностью для атакующих. Новый план предусматривал, что когда минимум пять террористов одновременно окажутся в прицелах снайперов, те откроют огонь, и спецназовцы пойдут в атаку с помощью бронетехники, таранящей двери. 32 раза спецназовцы выходили на исходные позиции, но так и не получили приказа.

Так как все действующие оперативники BBE находились в Вейстере, в Амстердаме пришлось действовать сборной группе из бывших бойцов BBE во главе с преподавателем Королевского морского института майором Дрисом Кноппиеном. Выйдя на крыши, спецназовцы так и не смогли найти подходящие двери, чтобы проникнуть в здание.

Боец BBE на амстердамской крыше, 1975 год

Предложение майора Кноппиена перекрыть отопление в консульстве мэр Амстердама отклонил как бесчеловечное. В итоге решено было использовать аэропортовский погрузчик, который поднял бы группу спецназовцев на платформе на уровень балкона на верхнем этаже. Но в Амстердаме политики не хотели давать добро на любую силовую операцию без гарантий отсутствия жертв. Раздражённый Кноппиен позднее сказал: «Если хочешь взять заложников, то это надо делать именно в Амстердаме».

Кризис удалось разрешить после долгих переговоров и личного вмешательства Йосины Сумокил — вдовы первого лидера РМС, расстрелянного индонезийцами: женщина пользовалась непререкаемым авторитетом в молуккской общине. 14 декабря 1975 года сдались захватчики поезда, а 19 декабря их примеру последовали террористы в консульстве.

Освобождение заложников из поезда в Вейстере, 1975 год

Поезд в Де-Пюнте и школа в Бовенсмильде

В понедельник 23 мая 1977 года около 9:00 стоп-кран сработал в обычном междугороднем поезде Ассен — Гронинген. Состав остановился в чистом поле около деревушки Де-Пюнт в провинции Дренте. Девять молуккцев, вооружённых пистолетами-пулемётами «Стен», пистолетами и гранатами, захватили поезд. Они довольно быстро освободили 40 пассажиров — стариков, детей, больных и беременных женщин, оставив в заложниках 51 человека.

Захваченный поезд в Де-Пюнте, 1977 год

Всего через несколько минут после захвата поезда четверо других молуккцев ворвались в начальную школу де Менте в городке Бовенсмильде в паре десятков километров от Де-Пюнта. Они взяли в заложники пять учителей и 105 учеников. Террористы требовали признать РМС, освободить всех участников прошлых акций и предоставить им самолёт из Схипхола. Они намеревались лететь в африканскую страну Бенин, чей социалистический лидер Матьё Кереку поддерживал дело РМС.

По инициативе министра юстиции Дриса ван Агта правительство отказалось вести переговоры, пока не будут освобождены дети. Террористы устраивали шумные акции: например, заставляли детей подходить к окну школы и скандировать на камеры телевизионщиков: «Ван Агт, мы хотим жить!». В четверг 26 мая среди детей внезапно вспыхнула эпидемия менингита. Было ли это случайностью или же природе, как выразился министр образования Йоса ван Кеменаде, «немного помогли», до сих пор неизвестно. Но эта вспышка заставила террористов освободить всех детей и учительницу в 6:45 27 мая. Четыре преподавателя оставались в заложниках.

свобождение детей в Бовенсмильде, 1977 год

Начались долгие переговоры. Посредниками выступили самые авторитетные в общине молуккцы — Йосина Сумокил и известный врач Хасан Тан. Однако посредники явно вели двойную игру, в частном порядке убеждая террористов настаивать на своём и говоря, что правительство вот-вот сдастся.

Тем временем спецназовцы BBE готовили операции по освобождению заложников. Из-за подозрения, что террористы поддерживают между собой связь, две такие операции должны были быть синхронизированы. Главные силы BBE во главе с командиром спецназа майором Руудом Клоппенбургом разбили лагерь в гольф-клубе около Де-Пюнта. Рядом со школой был развёрнут отряд, укомплектованный новобранцами и ветеранами, во главе с лейтенантом Карелом ван Гейтенбеком.

Террорист с молуккским флагом у захваченного поезда в Де-Пюнте, 1977 год

Поезд у Де-Пюнта остановился на повороте, поэтому был слегка наклонён. Бронетехника не могла подойти к нему из-за болотистого характера окружающей местности, изрезанной речками и канавами. Зато эта местность позволила действовать команде боевых пловцов флота во главе с капитаном Лео Доном. Каждую ночь они проводили около поезда, наблюдая за происходящим через приборы ночного видения. Сотрудникам службы безопасности удалось начинить поезд подслушивающими устройствами, спрятанными в ящики из-под «Кока-колы». Недели таких наблюдений позволили точно определить расположение и распорядок дня террористов. Четверо из них вместе с лидером Максом Папилайей находились в кабине поезда и в соседних отсеках машинистов. В первом вагоне захватчики собрали всех заложников-мужчин, во втором — всех женщин, а в тамбуре между вагонами всегда дежурил один из террористов. Следующие два вагона пустовали, и там обычно околачивались четверо остальных террористов. Молуккцы, защищаясь от снайперов, предусмотрительно завесили окна поезда одеялами и газетами.

Спецназовцы с устройствами для вскрытия дверей, современная реконструкция

Спецназовцы решили вскрывать запертые двери с помощью начинённых взрывчаткой деревянных конструкций, напоминавших оконные рамы, которые прикреплялись к дверям и подрывались. В последний момент, вспомнив, что террористы в Вейстере пугались всякий раз, когда к захваченному поезду приближался самолёт, заместитель командира BBE капитан Ад Руттен предложил отвлечь внимание врага, используя истребители ВВС.

Штурм

Вечером 10 июня 1977 года, после провала нового раунда переговоров, правительство Нидерландов собралось на экстренное заседание. Хотя премьер-министр ден Ойл выступал против штурма, большинство министров поддержало министра юстиции ван Агта и высказалось за проведение силовой операции по «восстановлению законности». Незадолго до полночи генеральный прокурор барон ван дер Фелтц передал майору Клоппенбургу условный сигнал: «Мерседес».

Спецназовцы перед штурмом, 1977 год

В час ночи в субботу 11 июня начался обратный отсчёт. В половине пятого утра, под сереющим предрассветным небом, 30 спецназовцев во главе с капитаном Хансом де Валом Малефейтом в бронежилетах, касках, с зачернёнными лицами, вооружённые «Узи», револьверами и светошумовыми гранатами, залегли в кустах в паре сотен метров от поезда. Белые рамы подрывных устройств заметно возвышались над кустами, и только тут до Малефейта дошло, что их стоило бы покрасить камуфляжной краской. Вскоре спецназовцы услышали далёкий шум моторов — это шестёрка F-104 «Старфайтер» 322-й эскадрильи Королевских ВВС Нидерландов, вылетевших со своей базы в Леувардене, начала кружить в ожидании сигнала над близлежащим водохранилищем Лауверсмер.

Схема штурма поезда, 1977 год

Сигнал последовал в 4:54. Двенадцать армейских снайперов и четыре пулемётных расчёта открыли огонь по поезду, сосредоточившись на тех местах, где должны были находиться террористы: на кабине поезда, тамбуре между первым и вторым вагонами и на последних вагонах. 8000 пуль прошили поезд, жёлтая краска осыпалась с его бортов. Через несколько мгновений звук выстрелов заглушил рёв приближающихся F-104. Самолёты шли на малой высоте, практически над самыми верхушками деревьев. Трижды перехватчики проходили над поездом, врубив форсаж. После третьего захода, как и было условлено, морпехи поднялись, сорвали наушники и бросились к поезду. И тут же с руганью снова упали на землю — пилоты перехватчиков решили по своей инициативе сделать ещё один заход на поезд. Одновременно подорвались заложенные боевыми пловцами вокруг поезда фейерверки.

Кабина поезда после штурма, 1977 год

Спецназовцы, разбившись на пять групп, побежали к цели. Со стороны головы поезда в них летели пули, они стреляли в ответ. В 5:02 синхронно подорвались пять дверей. В одном случае заряд не сработал, и бойцы проникли внутрь, разбив окно.

Группа во главе с капитаном Малефейтом запрыгнула в тамбур между первым и вторым вагоном. Там их ждало страшное открытие: из-под сорванной взрывом двери виднелись светлые волосы. Вопреки всем расчётам разведки, в тамбуре оказалась заложница, которой там не должно было быть. 20-летняя Ансье Монсье погибла от выстрела снайпера.

В морпехов летели пули из женского вагона. Террорист Руди Лималессил, прикрываясь заложницей, стрелял из своего «Узи». Морпех Герард ван Дёвенбоде стал стрелять в ответ, но капитан Малефейт приказал прекратить огонь и бросать светошумовую гранату. При виде летящей гранаты Руди отпустил свою жертву и побежал прочь, но столкнулся с другой группой морпехов.

Два бойца, прочёсывавших задние вагоны, заметили в полутьме какое-то движение и дали очереди из «Узи». Погибла единственная женщина из числа террористов Хансина Уктолсейя. Остальные террористы находились в голове поезда. Пятеро были мертвы, а двое тяжелораненых не могли оказать сопротивления.

Операция внутри поезда заняла 120 секунд. По итогам шестеро террористов и двое заложников были убиты, ещё шестеро заложников и два морпеха получили ранения. Троих террористов удалось арестовать.

Фасад школы после штурма, 1977 год

В Бовенсмильде операция прошла без жертв. Ровно в 5:00 взревели моторы четырёх тяжёлых БТРов жандармерии. Через четыре минуты они протаранили фасад школы. Спрыгнувшие с брони спецназовцы бросились внутрь здания. Трёх террористов, толком не успевших даже проснуться, взяли прямо в спальных мешках. Четвертый, стоявший на страже, при виде несущихся к зданию БТРов перепугался насмерть и спрятался в туалете, где и поднял послушно руки вверх при появлении спецназовцев.

Последний удар

Когда молуккская община хоронила убитых в Де-Пюнте террористов, процессия проследовала мимо большого комплекса зданий правительства провинции Дренте в Ассене. Из толпы кричали, что в следующий раз они придут сюда. Около 11 часов утра в понедельник 13 марта 1978 года три молодых молуккца, приехавшие на жёлтом такси, ворвались в здание, стреляя в воздух. Под дулами пистолетов они согнали всех находившихся внутри людей в один из больших залов на втором этаже.

Комплекс зданий правительства провинции Дренте в Ассене, 1978 год

Требования были традиционными: признание РМС, освобождение всех арестованных участников прошлых акций и самолёт из Схипхола. В подтверждение своих намерений террористы подвели к окну и расстреляли одного из чиновников, выбросив его тело на газон. Молуккцы предупредили, что, если их требования не будут выполнены до 14 часов завтрашнего дня, они станут расстреливать по одному заложнику каждые полчаса. У них оставался ещё 71 заложник, в том числе и двое депутатов парламента Дан Хёйзинга и Якоб Трип — об этом сами террористы узнали только из новостей голландского радио.

Вскоре после полудня бойцы BBE во главе с новым командиром, капитаном Йепом Стейтье, прибыли в казармы Йогана Вильгельма Фризо Оранского в Ассене. Бойцы стали распаковывать вещи, ожидая, по примеру прошлых терактов, что им придётся прожить тут не менее трёх недель.

Они ошибались. На выборах в декабре 1977 победили правые партии, и неизменный сторонник жёсткого отношения к террористам Дрис ван Агт стал премьер-министром. Он намеревался не допустить повторения многонедельного кошмара. Распоряжение ван Агта было простым: спецназ должен быть готов к штурму здания сразу после истечения срока ультиматума.

Бронетехника у правительства провинции Дренте в Ассене, 1978 год

При облёте здания на вертолёте «Хьюи» капитан Стейтье заметил прямо перед входом в здание навес, под которым были припаркованы велосипеды. К самому зданию навес был обращён глухой стеной. Рядом находился телефон-автомат. Как только стемнело, штурмовая группа во главе с капитаном Стейтье заняла позиции под навесом, поддерживая связь по телефону. Чуть поодаль в гаражах расположилось ещё несколько групп спецназовцев.

В ходе напряжённых переговоров террористы согласились отложить срок ультиматума на полчаса.

14 марта, сразу после 14:30, начался штурм. 30 бойцов BBE устремились к главному входу. Первым препятствием оказалась вертушка во входных дверях, пропускавшая людей по одному. Главный зал за входом пустовал. Половина спецназовцев осталась внизу, а остальные поднялись по старинной скрипучей лестнице на второй этаж.

На основе анализа использования телефонов разведка предположила три места, где могли находиться террористы с заложниками. Спецназовцы группами по пять человек заняли позиции у трёх дверей. В 14:44 синхронные взрывы гранат выбили их. За двумя оказались пустые залы. В одном из них с оглушительным грохотом упал на пол, выбивая оконные стёкла, громадный парадный портрет королевы Юлианы с супругом, принцем Бернардом.

За разлетевшейся на куски третьей дверью капитан Стейтье увидел прямо перед собой двух молуккцев, стрелявших в одного из заложников. Затем они открыли огонь по спецназовцам. Капитан дал очередь из «Узи» поверх голов, и террористы подняли руки. По воспоминаниям Стейтье, он был в такой ярости, что готов был их пристрелить. Но удержался, только врезал одному из молуккцев с разгону головой в каске.

Депутат Трип, раненный террористами в ходе операции в живот, умер в больнице через несколько недель.

Одна из комнат здания правительства провинции Дренте в Ассене после штурма, 1978 год

События в Ассене стали последним проявлением молуккского терроризма. По неизвестной причине после 1978 года молуккцы отказались от террора против голландского государства. Правительство ван Агта наконец-то приняло серьёзные меры по интеграции индонезийцев в голландское общество, в том числе совместно с Индонезией запустило программу турпоездок, в которых молодые молуккцы могли лично познакомиться с жизнью на родине предков. Это помогло существенно снизить влияние сепаратистов на молуккскую общину. Правда, шумное и радикальное меньшинство сторонников РМС сохранилось до наших дней и регулярно предпринимает усилия, чтобы ни один визит индонезийских президентов и министров в Нидерланды не обходился без скандала.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится