Народно-освободительное восстание в Сараваке
0
0
0
526
просмотров
После Второй мировой войны государства Юго-Восточной Азии обрели независимость, но никому она не досталась без жертв. Бывшие британские, нидерландские и французские колонии стали ареной борьбы между национально-освободительными движениями и бывшими колонизаторами, стремившимися сохранить своё влияние на эти территории, либо же борьбы уже между новыми политическими группами, по-разному видевшими будущее новых независимых государств.

Так, на острове Калимантан, разделённом между Индонезией, Малайзией и Брунеем, во второй половине ХХ века партизанские отряды боролись за отделение провинции Саравак от Малайзии и установление там коммунистического режима подобного китайскому — после победы компартии Китая среди китайской диаспоры в Малайе было много людей, сочувствовавших Мао Цзэдуну и разделявших его идеи. 28 лет отрядам Саравакских народных партизанских сил и Северокалимантанской национальной армии удавалось бороться в джунглях острова, пользуясь поддержкой КНР, Вьетнама и КНДР.

С окончанием Второй мировой войны вооружённая борьба на территории нынешней Малайзии и Индонезии не закончилась. Сражения с японцами прекратились, но начались столкновения между вооружёнными силами европейских держав, желавших возвращения своих колоний, и местными отрядами, которые возглавляли сторонники независимости. Это военно-политическое противостояние осложнялось ещё и этническими конфликтами. На островах Малайского архипелага и на Малайском полуострове уже много столетий жили выходцы из Китая, а в XIX — начале ХХ вв. их число только увеличилось.

Британский патруль 51-й бригады гуркхов

Китайские мигранты привлекались к разным работам как в сельской местности, так и в городах, занимались собственным бизнесом и постепенно занимали важнейшую позицию в экономике, контролируя торговлю и финансовый сектор. Между сообществами автохтонных народов (на Калимантане это были даяки, например) и представителями китайской диаспоры нарастали противоречия, наложившиеся после Второй мировой войны на конфликты холодной войны, обусловленными глобальным противостоянием СССР и США, стремившихся привлечь на свою сторону в том числе и новые государства Юго-Восточной Азии.

Интересы США были связаны, например, с Южным Вьетнамом, где сложился очень хрупкий баланс сил между местными этно-религиозными группировками. Великобритания же активно помогала своим малайским владениям, иногда прямо вмешиваясь в их дела без всякого запроса. Именно там британские войска при поддержке сил из других стран Британского Содружества на протяжении девяти лет вели борьбу против повстанцев-коммунистов, контролируя и направляя процесс создания государства Малайзия. Однако с провозглашением в 1957 году новой независимой Малайи, принятой в Британское Содружество, проблемы не закончились, поскольку внутри- и внешнеполитические противоречия никуда не исчезли.

Извне наиболее опасным противником для нового государства стала Индонезия, президент которой, Сукарно, вынашивал планы по созданию большой федерации Мафилиндо, должной объединить Малайю, Филиппины и Индонезию. У руководства Малайи были другие цели. Премьер-министр Тунку Абдул Рахман хотел соединить территории на Малайском полуострове и северном Калимантане (Борнео) в большую Малазийскую Федерацию, провозглашённую в 1963 году. Однако этот план не был реализован до конца, поскольку султанат Бруней так и не присоединился к ней. Индонезийское руководство отреагировало на эти изменения только лозунгом «Раздавить Малайзию!», официально объявив, что последняя — неоколониалистская и неоимпериалистская попытка со стороны европейцев вновь подчинить народы региона. Индонезийцы начали оказывать помощь тем, кто боролся против малазийского правительства, а это, в первую очередь, оказались повстанцы-коммунисты.

Рядовой Джеймс Линтон из Королевского Ольстерского полка. Патруль выполнял обход границы с Индонезией в районе реки Кановит

Именно представители левых политических групп и объединений, образовавшие под руководством Ясина Аффанди Северокалимантанскую национальную армию, попытались поднять восстание в Брунее в декабре 1962 года. Имея около 4000 сторонников в Брунее и Сараваке, эта организация располагала только 150 хорошо вооружёнными бойцами, ещё у 2000 было огнестрельное оружие. Британское командование, располагая примерно четырьмя батальонами, сумело быстро подавить выступление, однако Г.Д. Суини, командовавший 1-м батальоном Королевского полка «Зелёных Курток» (Royal Green Jackets) в своём комментарии указывал на сильные стороны повстанцев:

«Они были необычайно хорошо подготовлены, судя по тому, что они прекрасно знали, какие жизненно важные объекты надо захватывать и как надо всё организовать, чтобы устроить государственный переворот. Они образовали взводы, роты и батальоны, имели обмундирование и хорошие инструкции. Восстание потерпело неудачу вследствие недостатка вооружения, плохого исполнения планов, неожиданного сопротивления полиции и… плохого командования, особенно на высшем уровне. Ко всему этому стоит добавить важное замечание: власти вовремя заподозрили неладное и привели полицию в боевую готовность».

С 1962 по 1966 гг. британские силы принимали активное участие в борьбу с повстанцами. Основные боевые действия развернулись вдоль 950-километровой границы между Малайзией и Индонезией на острове Калимантан (Борнео) и затронули, прежде всего, Саравак, Бруней и Сабах. Первый регион был разделён на пять оперативных зон, а третий на три. В каждом действовала отдельная группа подразделений. Как отмечают историки, солдаты в британских войсках были набраны по новой системе и добровольно поступили на службу. Офицеры и высшее командование уже имели опыт борьбы с повстанцами в тропиках, поскольку многие из них воевали в Малайе в 1950-х гг. Командующий, генерал-майор Уолтер Уокер, ветеран Бирмы и Малайи, обозначил шесть принципов ведения боевых действий:

  • совместные операции полиции и военных;
  • своевременный и аккуратный сбор разведывательной информации;
  • скорость, мобильность и приспособляемость подразделений;
  • обеспечение безопасности мест базирования;
  • контроль над джунглями;
  • завоевание доверия местного населения.

Выполнение этих принципов дало первый успех — в 1963 году Ясин Аффанди был убит при штурме лагеря повстанцев. Работа же среди местного населения (племена даяков — муруты, келабиты и др.) позволила привлечь на сторону правительства несколько тысяч разведчиков, патрулировавших вместе с британскими и малайскими силами границу.

Доставка на базу захваченного в джунглях повстанца

За два года британское командование нарастило численность группировки до 15 000 человек — это были подразделения из Австралии, Новой Зеландии, Малайзии, часть отрядов была сформирована из гуркхов. Помимо живой силы, командование располагало бронеавтомобилями «Саладин», артиллерией, ВВС из 120 единиц (вертолёты, самолёты типа Глостер «Джавелин»). Морские коммуникации контролировали шесть базовых тральщиков, надёжно прикрывавших побережье и русла рек.

В середине 1960-х гг. на долю британцев и малазийских войск выпала не только борьба с повстанцами, укрывавшимися в джунглях и наносившими отдельные удары по базам, но также столкновения с индонезийскими войсками, действовавшими на Калимантане. Индонезийцы поддерживали связь с повстанцами в Сараваке, предоставляя свою территорию для размещения лагерей и баз снабжения; кроме того, индонезийские военнослужащие переходили границу и участвовали в нападениях на малазийские силы, направляя отряды как по суше, так и высаживаясь на побережье или же попадая на территорию Саравака и Сабаха по воздуху.

Два солдата из патруля в деревне племени ибан

Малазийское и британское командование отвечало на это усилением патрулей, сосредоточением крупных сил в укреплённых пунктах в джунглях и проведением операций SAS вдоль границы, причём члены спецотрядов должны были не только собирать информацию, уничтожать противников, патрулировать территорию, но также активно взаимодействовать с местным населением.

Противостояние повстанцев и индонезийцев, с одной стороны, и британских сил и малазийцев, с другой, продолжалось до 1965 года. В этом году в Индонезии была осуществлена попытка военного переворота, которая не удалась, но, в конечном счёте, привела к отставке Сукарно и переходу власти к генералу Сухарто, обвинившему в произошедшем индонезийских коммунистов и начавшему против них репрессии. Всякая помощь калимантанским повстанцам (это были, прежде всего, представители китайской диаспоры) была немедленно свёрнута, а в индонезийской части острова прокатилась волна поощряемых Джакартой антикитайских погромов, устроенных даяками. Естественно, индонезийские части теперь стали союзниками малазийцев в борьбе против повстанцев. Это позволило вывести значительную часть сил стран Британского Содружества с острова.

Вооружённые солдаты сопровождают группу жителей деревни — этнических китайцев, наблюдая, чтобы они не передали ничего возможным разведчикам повстанцев

Как подчёркивают исследователи, для уменьшения поддержки повстанцев в Сараваке со стороны местного населения, федеральное правительство в 1965 году решило создать контролируемые районы путём переселения около 10 000 колонистов недалеко от границы с индонезийской частью Калимантана. Поселенцы были размещены в трёх «новых деревнях», огороженных колючей проволокой — подобно тем, которые были созданы в 1948–1960 гг. в Малайе. В результате повстанцы, как и их товарищи в индонезийском Калимантане, не смогли больше получать достаточно продовольствия и оружия от своих китайских и даякских союзников. В конце 1960-х гг. правительству в Куала-Лумпуре удалось договориться с частью саравакской политической элиты, что сразу уменьшило число сторонников вооружённой борьбы.

Действия малазийских войск в 1970-х гг. привели к разгрому части остававшихся в джунглях отрядов. Однако наиболее непримиримые борцы, рассчитывая и даже иногда получая помощь из Китая и Вьетнама, продолжили борьбу. Исследователи отмечают, что в 1973–1974 гг. правительство одержало крупную победу, убедив одного из лидеров Саравакской коммунистической организации Бонг Ки Чока сдаться вместе с отрядом из 481 человека. Эта группа составляла около 75% от общего числа коммунистов в штате, что означало практически полную победу правительства и невозможность вести боевые действия в прежнем масштабе при отсутствии какой-то крупной поддержки из-за границы.

Инструктаж саравакцев, завербованных в охрану границы

Последние партизаны-коммунисты сложили оружие и покинули свои базы в джунглях в соответствии с мирным соглашением в 1990 году. Противостояние в Сараваке окончилось вместе с холодной войной.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится