menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Наступление в районе Полоцка и Витебска, декабрь 1943 года (ч.2)
373
просмотров
Бои на истощение: кто поднимет костыль выше?

Если на Правобережной Украины бои декабря 1943 года напоминали схватку пусть и вымотанных, но всё же сохранявших силы для коротких сильных ударов боксёров, то в боях под Витебском речь скорее шла о поединке двух тяжелобольных, в поединке которых вопрос заключался в том, кто выше поднимет костыль.

Потерянный Рыцарский крест

Штаб советской 43-й армии состояние своих частей оценивал следующим образом:

«В пятидневных боях стрелковые части ударной группы сильно обескровлены. К утру 23.12.1943 в полках осталось по 2–3 стрелковых роты численностью в 25–30 человек. 179-я сд имела всего три стрелковых роты по 60 человек в каждой. Командарм решил продолжать выполнять боевую задачу действиями ночных отрядов».

Скорее всего, причиной настойчивости командарма было понимание, что и немцы перед фронтом ударной группировки тоже в состоянии не первой свежести. На то же 23 декабря показаниями пленных и изучением трофейных документов была установлены следующие части: 1-й и 2-й батальоны 4-й авиаполевой дивизии с 54-м мостостроительным батальоном, 350-й пп пехотной охранной дивизии с 501-м танковым батальоном, 332-й пп 197-й пд с танками и самоходными орудиями «неустановленной нумерации», спешно переброшенные из-под Орши, а также 11-й и 101-й пп с противотанковым дивизионом и разведотрядом 14 пд.

В 1941–1942 гг. подобный список выглядел бы весьма грозно, но сейчас был конец 1943 года, и для советского командования было достаточно ясно, что спешно собранная перед ними «сборная солянка» тоже держится на пределе. Тем не менее, немцы пока не просто удерживали рассыпающийся фронт, но и пытались вести активную оборону, причём тоже рассчитывали на действия в тёмное время суток — их следующая атака состоялась как раз в ночь на 24 декабря.

Вечером накануне атаки 501-й ттб (без 2-й роты) насчитывал пять исправных «Тигров» и ещё три должны были отремонтировать в течение ночи. 245-й дивизион StuG III отправил 3-ю батарею в составе пяти машин на участок северо-западнее Витебска в помощь 9-му армейскому корпусу, и в нем осталось семь исправных самоходок.

Причиной немецкого наступления стал опорный пункт Маккия, который штурмовала 332-я сд. Её успешные действия могли вдохнуть новый импульс в наступление всего правого фланга 43-й армии и отрезать 486-й егерский полк от основных сил 14-й пд.

Именно поэтому было принято решение ударом танков и штурмовых орудий полностью очистить трассу Витебск — Сураж Витебский от перерезавших её советских частей, вплоть до опорного пункта Маккия, а заодно и усилить гарнизон, чем вбить клин в центре боевых порядков 43-й армии. План был простой и достаточно очевидный для командования 43-й армии:

«179-я сд прикрывала левый фланг ударной группы от контрударов противника с северо-запада и запада, прочно удерживала шоссе Сураж — Витебск. Кроме того, были приняты меры по закреплению большака инженерными средствами. В район юго-западнее Битовки и Лозовки была выдвинута 46-я мбр с одним полком иптапа».

Как указывалось выше, 179-я сд фактически представляла собой довольно потрёпанный батальон. 46-я мбр на её фоне смотрелась внушительной силой. Она пошла в бой 18 декабря, имея в своём составе 1-й мсб численностью 259 человек при двух 45-мм орудиях, миномётный батальон — четыре 120-мм и шесть 82-мм миномётов, артдивизион — два 76-мм и одно 45-мм орудие, роту ПТР — 12 ружей, роту автоматчиков — 80 человек, роту разведки — 60 человек. 24-й танковый полк бригады имел на ходу пять Т-34 и четыре Т-70.

До событий ночи 23/24 декабря бригада успела совместно с полками 270-й сд подраться за деревню Ключ. Там они даже успели принять участие в ранее описанном бою 20 декабря — в ходе отражения зафиксированной в документах бригады атаки в 14:30 из района Лозовки численностью «до батальона пехоты» при поддержке четырёх «Фердинандов» и одного «Тигра». Эта армада доехала до северо-западной окраины деревушки Холудное, где три самоходки подбили бойцы 46-й мбр, одну записали на 759-й иптап, а «Тигр», почему-то записанный во множественном числе как «оставшиеся танки противника», вышел из боя и вернулся на исходную.

По всей видимости, особого впечатления на советские части немецкий «контрудар» не произвёл, поскольку сразу после этого 270-я сд при поддержке частей 46-й мбр и двух батарей иптапа перешли в атаку и в 15:40 заняли деревню Ключ.

В результате атаки в 19:00 22 декабря бригада перерезала большак Витебск — Сураж Витебский и заняла оборону. Весь день 22 декабря 46-я мбр и 215-й сп 179-й сд укрепляли оборону. На момент описываемых событий в районе было семь окопанных танков (три Т-34 и четыре Т-70) бригады.

По немецким документам картина контрудара выглядит следующим образом. В 21:55 на 24 декабря исправных StuG III в 245-м штуг-абтайлунге было всего четыре. Боеспособных «Тигров» в 501-м ттб имелось 11, но с одним уточнением — 24 декабря в расположение 14-й пд приехала 2-я рота 501-го ттб.

В соответствии с историей самого 501-го батальона в ночь на 24 декабря как раз были потеряны безвозвратно два «Тигра», а также пропал без вести командир 501-го ттб кавалер Рыцарского креста майор Эрих Лёве. По немецким данным, он возглавлял атаку, когда его танк получил два попадания от противотанковых орудий и вышел из строя, Лёве пересел в другой «Тигр» и опять повел танки в бой. Но и этот танк был подбит советским танкистами и артиллеристами. В итоге Лёве кинулся к следующему танку и где-то в ночном бою пропал без вести. Командование батальоном принял командир штабной роты капитан Хаммерштайн (Hammerstein). За этот бой майор Лёве был награжден Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту и в честь него был назван мост через реку Западная Двина в районе Бешенковичей.

Удивительно, но это эпическое сражение для советских частей осталось практически незамеченным. 46-я мбр сообщила, что в 01:00 24 декабря немцы атаковали силами батальона пехоты (200 человек) при поддержке четырёх «Тигров» и одной самоходки. Атака была отбита, потерь в танках бригада не понесла. Части 179-й сд вообще никакой немецкой атаки в своих документах не фиксируют.

Даже в журнале боевых действий 43-й армии ничего не сказано о боях в районе Лозовки в этот день. Штаб армии больше интересовало, что 24 декабря наконец штурмом был взят тот самый укрепленный пункт Маккия. В «Краткой сводке обобщённого опыта войск 43-й армии» этот бой также не упомянут. Единственная запись, которая, возможно, имеет отношение к этому бою — сообщение о захвате 25 декабря пяти подбитых танков и пяти самоходок. Это стало результатом того, что после захвата пункта Маккия и провала попыток отбить большак немецкое командование приняло решение отводить части 14-й пд на расположенную ближе к Витебску так называемую «Медвежью позицию».

Что касается понесенных потерь, то их установить сложно, так как немцы начали получать пополнение почти сразу с начала боев, но всё же некоторые характерные данные по числу «активных штыков» на 17 и 24 декабря мы можем привести:

I/11 гп — 247 и 39;

II/11 гп — 223 и 86;

I/53 гп — 309 и 176 (после пополнения);

II/53 гп — 292 и 250 (после пополнения);

I/101 гп — 300 и 45 (после пополнения);

II/101 гп — 224 и 30;

14-й фузилерный батальон — 291 и 111;

14-й саперный батальон — 228 и 104.

Боевая группа «Деннхардт»:

54-й мостостратительный батальон — 400 и 21 на 17 и 24 декабря;

I/350 гп — 290 и 56 на 17 и 24 декабря;

III/ 456 гп — 183 и 48 на 21 и 24 декабря;

II/ 413 пп — 132 и 50 на 21 и 24 декабря;

II/404 гп — 160 и 78 на 21 и 24 декабря;

I/332 гп — 230 и 140 на 21 и 24 декабря.

Потери только этих 14 батальонов составили, примерно 2200 человек за пять дней боев, а фактические потери всех остальных подразделений без учета пополнений были значительно больше.

Фронт приблизился к Витебску на 13 км. Отметим, что именно благодаря немецким документам мы смогли разыскать частные успехи наших войск в тот период.

14-я пд сообщала: с 19 по 25 декабря уничтожено 184 танка противника, подбито 10 — оставим эти цифры на совести немецких штабистов. Общие потери 14-й пд со 2 по 31 декабря 1943 года составили: офицеров — 43, унтер-офицеров и рядовых — 1681. Если добавить сюда потери всех переброшенных в полосу 14-й пд полков и батальонов, которых тоже было немало, то цифры потерь будут выше тех, что указаны в настоящей статье.

По мнению авторов, именно слабостью в численном и качественном составе советских частей в Белоруссии объясняются неудачные для РККА бои в районе Витебска зимой 1943 и весной 1944 гг.

Бумажный «Витебский Тигр»

Завершая статью, хотелось бы осветить ещё один эпизод, связанный именно с этими боями.

Бои под Витебском стали звездным часом самоходок «Насхорн»/«Хорниссе» 519-го армейского тяжелого истребительно-противотанкового дивизиона.

Одним из первых асов батальона стал лейтенант Альберт Эрнст (Albert Ernst) — согласно легенде он начал свой путь к успеху 19 декабря, когда уничтожил шесть советских танков. Еще по одному уничтожили остальные две самоходки его взвода. 20 декабря было заявлено ещё шесть танков, из них два уничтожил Эрнст, 22 декабря — 7–8 танков, 23 декабря на Эрнста записали один уничтоженный танк. 24 декабря наш герой буквально прыгнул выше головы — на 14 уничтоженных вражеских танков он истратил всего 21 снаряд (общий успех 1-й роты в этот день — 30 уничтоженных танков).

Посмотрим на эти события через призму советских и немецких документов.

Батарея, в которой служил Альберт Эрнст, оперировала по большаку Витебск — Сураж Витебский в боевых порядках 14-й пд, причем именно тех её частей, которые дрались против 43-й армии, а не против 39-й армии. При этом к моменту начала наступления в составе 43-й армии имелись: 105-й танковый полк — шестьТ-34, два Т-70 и четыре Т-60, 60-я тбр — 15 Т-34 и восемь Т-70, 46-я мбр — пять Т-34 и четыре Т-70. Всего 26 Т-34, 14 Т-70 и четыре Т-60 — 44 бронеединицы.

Как упоминалось в первой части статьи, потерянные танки 60-й тбр погибли в боях против 501-го ттб и 245-го дивизиона в течение 19–20 декабря, после этих боев 60-я тбр в операции уже не участвовала. То есть 23 танка бригады мы из общего числа исключаем. У 46-й мбр к утру 24 декабря в её 24-м танковом полку числились все те же пять Т-34 и четыре Т-40. Это было обусловлено тем, что бригада на начало операции была во втором эшелоне.

За 25–26 декабря бригада потеряла два Т-34 подбитыми и один Т-70 сгоревшим, за 27 декабря — одн Т-34 подбит и два Т-70 сгорели и т.д.

Всего с 19 по 31 декабря включительно бригада потеряла сгоревшими один Т-34 и шесть Т-70, подбито три Т-34. Учитывая, что попадание 8.8 cm PaK 43/1 должно было превращать «тридцатьчетверку» в груду металлолома, не похоже, чтобы «Хорниссе» были основным противниками 46-й мбр. Что касается потерь 105-го тп, то к утру 24 декабря в полку числилось четыре Т-34, три Т-40 и четыре Т-60.

Как видим, из трех ударных подразделений большие потери понесло только одно, но это произошло совсем не в бою с 519-м тяжелым иптд.

Что по этому поводу говорят документы?

За 19 декабря на счет 519-го иптд ни 14-й пд, ни командованием 6-го армейского корпуса не записан ни один танк, 245-й дшо — 12 танков уничтожено и три подбито, 14-й иптд — пять уничтожено и один подбит, ПТО из состава 3-й батареи 53-го полка «небельверферов» — пять уничтожено и два подбито, 501-й ттб — шесть танков уничтожено. Всего 28 уничтожено и шесть подбито.

За 20 декабря 245-й дшо — 14 танков уничтожено, 14-й иптд — пять уничтожено и один подбит, ПТО из состава 3-й батареи 53-го полка «небельверферов» — пять уничтожено и два подбито, 1-я и 3-я роты 501-й ттб — 27 уничтожено, 519-й иптд — 16 уничтожено, 3-я батарея 14-го артполка — три уничтожено и четыре подбито. Всего 60 танков уничтожено и четыре подбито.

За 21 декабря уничтожено 24 танка, за 22 декабря — уничтожено 6 танков, за 23 декабря уничтожено 49 танков: 14-й иптд — один, 501-й ттб — 31, 519-й иптд — 17. За 24 декабря уничтожено 12 танков, за 25 декабря — пять танков. Итого в полосе 14-й пд уничтожено 184 танка.

1-я рота 519-го иптд прибыла утром 19 декабря, 3-я рота 519-го иптд прибыла утром 20 декабря. 25 декабря 519-й дивизион вышел из подчинения 14-й пехотной дивизии — кроме 3-й роты, которая ушла в новый район 26 декабря.

Что касается потерь, то за период с 18 по 24 декабря 519-й иптд рапортовал о следующем. 1-я рота (14 самоходок) 519-го иптд прибыла утром 19 декабря 1943 года — потери за день одна подбитая самоходка. Если брать по армейским сводкам, то на 19 декабря полный состав 519-го иптд насчитывал 44 самоходки при штате в 45, то есть как раз выбыла одна самоходка. Штабная (три самоходки) и 3-я роты (14 самоходок) 519-го иптд прибыли 20 декабря 1943 года.

На 20 декабря в расположении 14-й пд было 20 самоходок — видимо, сюда попали и успевшие прибыть первые взвода 3-й роты 519-го иптд. На 20 декабря во всем 519-м дивизионе боеспособных самоходок было уже 37 штук, так что возможно, что 8 машин выбыли как раз из состава 1-роты за 19–20 декабря. 21 декабря в 519-м иптд оставалось боеспособными 36 самоходок.

22 декабря 6-й армейский корпус доложил, что в тех частях 519-го иптд, которые были в составе корпуса, осталось всего 18 боеспособных самоходок. Всего в 3-й танковой армии было на 22 декабря 35 «Хорниссе» в составе всех подразделений 519-го иптд.

23 декабря выяснилось, что 2-рота (14 самоходок) 519-го иптд воюет в 206-й пд, а все остальные части (штаб, 1-я и 3-я роты) — в 14-й пд, всего 13 боеспособных «Хорниссе». Всего 3-я танковая армия отчиталась о 27 боеспособных «Хорниссе».

24 декабря 6-й армейский корпус докладывал, что в его боевых порядках 29 боеспособных «Хорниссе», это примерно выглядело так: 1-я рота — 8 машин, 2 рота — 14 машин, штаб и 3-я рота — 7 машин. В вечерней сводке 3-й танковой армии от 24 декабря количество боеспособных машин было уже 30.

25 декабря количество боеспособных «Хорниссе» в 519-м иптд просело до 25 штук — видимо в боевых порядках 206-й пд 2-я рота 519-го иптд попала под раздачу, потому что количество техники в других ротах осталось прежним, а общее число снизилось.

Когда 1-я рота (8 машин) ушла на помощь 2-й роте в боевые порядки 206-й пд, боеспособных машин, приданных 14-й пд, осталось 7 штук. Впрочем, к вечеру 25 декабря часть ранее подбитых самоходок была введена в строй, и число боеготовых опять составило 30 машин.

Кстати, о потерях 2-й роты свидетельствует и то, что, когда 26 декабря она ушла поддерживать 197-ю пд, в ней было всего 7 боеспособных «Хорниссе». Общий состав боеспособных «Хорниссе» в 519-м иптд составил 28 единиц.

26 декабре ушла из подчинения 14-й пд 3-я рота 519-го иптд — эпопея «Хорниссе» на большаке Витебск — Сураж Витебский закончилась.

Как видим никаким «вундерваффе» самоходка «Хорниссе» не была. Сложно было от довольно большой машины, защищенной броней 15–30 мм и имевший открытую сверху рубку, ожидать запредельной живучести на поле боя. Война менялась, и понемногу калибр снарядов 122-152 мм становился основным в операциях РККА, причем эти орудия сопровождали и танковые атаки советских войск на поле боя. Попадание в самоходку даже осколочного 76-мм снаряда танковой пушки Т-34 было чревато последствиями, а уж прилет в рубку или рядом 152-мм «чемодана» не сулил ни экипажу, ни самоходке ничего хорошего. Это отражено и в той самой книге Франца Куровски, где описываются «подвиги» лейтенанта Альберта Эрнста.

В интернете пишут, что в специальном приказе вермахта лейтенант Альберт Эрнст был назван «Витебским Тигром», а 22 января 1944 года его наградили Рыцарским крестом. Легенда «бумажного тигра» родилась и зажила своей жизнью.

Что же касается декабрьского наступления 43-й армии, то по ряду причин она не стало очередной громкой строкой в длинном списке советских побед в уходящем 1943 году. Но и назвать их безрезультатными вряд ли кто сможет: «освободили при этом 130 населённых пунктов и очистили от немецких захватчиков территорию около 400 кв. км».

В следующем 1944 году темпы наступлений советских армий будут уже другие, и те потери, которые понесли немецкие дивизии в ходе «топтания» в декабрьских снегах, тоже сыграли свою роль.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится