Операция «Демон»: Фермопилы XX века.
63
просмотров
30 апреля 1941 года, последние британские подразделения покинули материковую Грецию. Тем самым была перевёрнута очередная страница в кровавой летописи Второй мировой войны. Следующие 4 года небольшая балканская страна, полгода отражавшая агрессию со стороны фашисткой Италии, будет оккупирована Германией и её союзниками.

Балканская эквилибристика

После разгрома Франции весной-летом 1940 года те из стран Восточной Европы, которые ещё оставались формально независимыми (Венгрия, Румыния, Словакия), в «добровольно-принудительном» порядке присоединились к Тройственному пакту Германии, Италии и Японии. Ещё три государства — Болгария, Югославия и Греция отчаянно торговались, стараясь извлечь из сложившейся ситуации хоть какую-то выгоду.

Однако Греции все карты смешало неожиданное нападение итальянских войск из Албании. Утром 28 октября 1940 года семь итальянских дивизий вторглись на территорию Греции, но, пройдя считанные километры, завязли в неожиданно упорной обороне.

Британцы не могли упустить отличного шанса «зацепиться» за континент и предложили Греции свою помощь. Но греческий премьер-министр Метаксас хорошо понимал, что дразнить Германию, союзника Италии, видом британских войск на Балканах себе дороже. Поэтому Греция, на зависть цирковым эквилибристам, балансировала между ведущейся войной с Италией, принятием желательной военной помощи от Британии и умиротворением Германии. Первыми на территории Греции были размещены английские ВВС — наиболее мобильный вид вооружённых сил. На Крите не спеша сооружалась и морская база.

Греки тем временем сумели окружить и разбить элитную 3-ю альпийскую дивизию «Джулия», потерявшую около 5000 человек. Затем, двинувшись в наступление, доблестные сыны Эллады захватили албанский порт Айя-Саранда. К середине декабря 1940 года греки контролировали около четверти территории Албании, сковывая более полумиллиона итальянских солдат. Общие итальянские потери превышали 150 000 человек. Но и греки больше не могли продвигаться вперёд в зимних горах.

29 января 1941 года умер Метаксас. В высших кругах греческой армии и правительства начался раздрай. Часть офицеров и политиков полагала, что Греция сможет сопротивляться неминуемому вторжению Германии, часть придерживалась противоположной точки зрения. Существовала серьёзная проблема: большая часть греческой армии (15 дивизий из 21) находилась в Албании. При этом границы с Югославией и Болгарией прикрывали всего по три дивизии. Было понятно, чем это грозит, если Германия, наконец, решит вмешаться в войну. А возможность вмешательства немцев увеличилась из-за их беспокойства, связанного с возможностью ударов британской авиации по нефтепромыслам в Румынии.

Греки, вполне естественно, не желали уступать врагу ни пяди своей земли, настаивая на обороне всей своей границы, начиная от северных областей, расположенных на границе с Болгарией и Югославией. Тем более что возможный болгарский фронт уже несколько лет прикрывала мощная «линия Метаксаса» с бетонными укреплениями (часть из них сохранилась до нашего времени).

Карта немецкого вторжения в Грецию и Югославию

Англичане, в свою очередь, располагая на театре ограниченными силами, стремились сократить протяжённость возможных фронтов. Они предлагали отвести греческие войска на Алиакмонскую позицию, идущую от Салоникского залива по отрогам гор, включая знаменитый Олимп, на север до югославской границы. Протяжённость такого фронта составляла всего около 110 км, и оборонять его небольшими силами было бы куда проще. Но грекам в таком случае пришлось бы сразу пожертвовать крупным городом и портом Салоники. В конце концов, было принято компромиссное решение: три дивизии остаются на «линии Метаксаса», а остальные три при поддержке британских сухопутных сил и под командованием англичан образуют вторую линию обороны на Алиакмонской позиции.

Поле битвы — Греция

1 марта Болгария, наконец, присоединилась к «Тройственному пакту». Немецкие войска в тот же день вошли на территорию страны. Британцы тоже не заставили себя долго ждать и уже 4 марта начали переброску в Грецию сухопутных сил. Они успели перебросить 2-ю пехотную дивизию генерала Фрейберга из Новой Зеландии вместе с частями 6-й австралийской дивизии под командованием Мэкки, а также танковую бригаду, всего почти 60 000 человек личного состава, 150 танков и 8000 автомашин.

В ночь на 6 апреля началось вторжение немецких войск в Грецию и Югославию. Атаковавшие Грецию силы насчитывали около 680 000 человек, 1200 танков, 700 самолётов. Немцы, учитывая недостаток сил у греков, предполагали ударить танковыми клиньями по слабейшим местам в обороне, используя массированную поддержку с воздуха. План сработал: греки успешно обороняли подготовленные позиции, но им просто нечем было парировать прорывы на других участках фронта.

Хотя на картах горы Греции выглядели практически непреодолимым барьером, на местности было немало проходов, легкодоступных для подготовленных горных пехотинцев, которые у немцев были. Пехота получала существенную поддержку от миномётчиков и артиллеристов. Конечно, передовые отряды немцев несли ощутимые потери, но выполнение задач обеспечивали.

Уже 9 апреля, обойдя с запада по территории Югославии отчаянно сопротивлявшиеся греческие войска на болгарской границе, немецкие танки вошли в Салоники. А 10 апреля немцы обошли левый фланг Алиакмонской позиции. 16 апреля генерал Уилсон, командующий британской группировкой, известил греческое руководство о своём решении отступать к знаменитому Фермопильскому проходу.

Застрявший британский крейсерский танк

Один из типичных боёв Греческой операции вермахта произошёл 18 апреля у местечка Темпе. Здесь, расчистив созданный оборонявшимися завал на дороге, немцы устремились вперёд. Первый танк вывел из строя ближайшую новозеландскую двухфунтовку. За ним шли ещё две боевые машины. Выждав, когда они буквально уткнулись в стволы орудий, британские противотанкисты огнём в упор уничтожили два немецких танка; ещё один получил несколько попаданий. Но немецкая пехота, обойдя позицию с тыла, вынудила артиллеристов отступить.

Танки в это время поливали огнём горные склоны, заставляя отступать британскую пехоту. Даже если часть солдат продолжала удерживать позиции выше по склону, британские подразделения теряли связь между собой и с вышестоящим командованием и уже не могли сражаться, как единое целое. Нередко у британцев не было времени даже на то, чтобы окопаться. Из-за стремительного немецкого наступления британские артиллерия, бронетехника, пехота и штабы часто оказывались на одной линии. Тем не менее, британцы сражались. Описывая ночной бой, в ходе которого пехотинцы огнём пулемётов заставили отступить немецкий танк, один из очевидцев писал:

«если бы вы видели такое в кино, вы бы сказали, что его авторы никогда не были на войне».

Через девять дней боёв британское командование, видя, что сдержать немцев не удаётся, приняло решение об эвакуации. Не последнюю роль при этом сыграла неизбежно возникающая сложность в снабжении крупной группировки сил, расположенной на удалённом театре. Кроме того, Лондон считал более важным разворачивающееся в Северной Африке сражение за Египет.

Греческое правительство раскололось. Часть элиты рассчитывала на то, что с уходом англичан у немцев просто отпадёт повод к войне с Грецией. Тем временем немцы добавили свои аргументы, атаковав сотней самолётов Афины. Им в небе над греческой столицей противостояло всего 15 «Харрикейнов».

«Теперь вокруг не было ничего, кроме чёрных «Мессершмиттов» — угловатые крылья, огонь с передних кромок крыльев, фюзеляжи без шасси, устремлённые вниз носы, кресты на нижней белой стороне крыльев, чёрные головы лётчиков под прозрачными фонарями, радиоантенны, а за ними блеск винтов на солнце».

Джеймс Олдридж, «Дело чести»

Германские «Дорнье-17» над Акрополем

Фермопилы XX века

Британцам теперь приходилось быстро отступать по горным дорогам наперегонки с немецкими танками и пикирующими бомбардировщиками. А на железных и автомобильных дорогах творился полный хаос. Доходило до того, что военнослужащим приходилось самим водить брошенный машинистами железнодорожный эшелон. Всей Эпирской армии греков, отступавшей из Албании, пришлось переправляться через единственный маленький мост, дважды в ходе переправы разрушенный и дважды восстановленный. В другом месте под весом тяжёлых орудий затонул перегруженный паром.

Появление любого самолёта в воздухе заставляло отступающих выпрыгивать из машин и прятаться в канавах. Тягачи вязли в грязи, и 2-фунтовые орудия после безуспешных попыток катить их на руках сбрасывали в обрыв. Грузовики и бронетранспортёры часто приходилось просто бросать, в т. ч. и из-за нехватки горючего. После многочасовых маршей ноги пехотинцев покрывались ранами, а одежда рвалась. В попытке задержать немцев отступавшие на дорогах взрывали фугасы. По свидетельству англичан, голодные греческие войска добывали провизию у местных жителей, а те в ответ грабили оставшиеся без охраны склады оружия, чтобы хоть как-то защититься.

Новозеландские солдаты на отдыхе

При выходе к знаменитому Фермопильскому проходу, где 2,5 тысячи лет назад 300 спартанских гоплитов дали бой огромной персидской армии, командир 19-й австралийской бригады Джордж Вейси заявил: «Тут мы, чёрт возьми, стоим, и тут мы, чёрт возьми, останемся» (Here we bloody well are and here we bloody well stay). Однако уже 23 апреля австралийским и новозеландским частям было приказано продолжить отступление, которое должны были прикрывать две бригады.

После полудня 24 апреля колонна из 18 немецких танков, включая четыре Pz.IV, атаковала проход. К глубокому разочарованию немцев, атака не только не удалась, но 12 их машин ещё и остались на поле боя. 7 танкистов было убито, 22 — ранено. Это была одна из самых болезненных разовых потерь немецкой бронетехники за всю первую половину 1941 года. Упорная оборона Фермопил позволила выиграть драгоценное время для эвакуации основных сил. В ночь на 25 апреля британские части начали садиться на корабли.

26 апреля взвод немецких десантников, высадившихся на планерах, с поддержкой авиации захватил железнодорожный и шоссейный мост через Коринфский канал, пересекающий узкий перешеек (шириной 7 километров) между основной частью Греции и Пелопоннесом. Затем с сорока транспортных «Юнкерсов» был выброшен основной десант, включавший два батальона парашютистов. Однако британская зенитка, открыв огонь по мосту, вызвала детонацию заложенных на нём зарядов взрывчатки. Мост рухнул, и немцам пришлось сооружать временный мост из того, что было под рукой.

Поднятие флага со свастикой над Акрополем

27 апреля 1941 года германские войска вошли в Афины. Британцы успели эвакуировать порядка 50 000 человек, 14 000 попало в плен. Немецкие войска в совокупности потеряли чуть более 5 000 человек, из них около 1 100 человек составили безвозвратные потери. Германская армия продемонстрировала блестяще организованное взаимодействие между родами войск, способность атаковать, несмотря на потери, и добиваться поставленных задач. А менее чем через два месяца эстафету противостояния с этой грозной военной силой у британских вооружённых сил приняла Красная армия.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится