menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Операция кригсмарине и вермахта по разоружению итальянцев в Адриатике и на Родосе
282
просмотров
«Не числом, а умением» по-немецки.

После объявления 8 сентября 1943 года о выходе Италии из войны упавшая до нуля боеспособность итальянских солдат и пораженческие, а то и коллаборационистские настроения их командования не раз помогали немцам в практически безнадёжных ситуациях добиться успеха при нейтрализации бывшего союзника. При этом соотношение сил не имело совершенно никакого значения — определяющими факторами становились решительность немцев и полная деморализация итальянцев. Наиболее яркими примерами этого стали события в Адриатике и на Родосе.

«Крестовый поход» обер-лейтенанта Шмидта

На момент объявления по радио в 19:42 8 сентября 1943 года сообщения о перемирии в Таранто находились следующие корабли итальянских ВМС: линкоры «Дуилио» (Duilio) и «Андреа Дориа» (Andrea Doria) V дивизии адмирала Альберто да Зара (Alberto Da Zara), лёгкие крейсера «Луиджи Кадорна» (Luigi Cadorna), «Шипионе Африкано» (Scipione Africano) и «Помпео Маньо» (Pompeo Magno), эсминец «Да Рекко» (Da Recco), несколько миноносцев, а также другие, более мелкие единицы. Старшим офицером в Таранто был командующий районом Ионического моря и Нижней Адриатики адмирал Бруто Бривонези (Bruto Brivonesi), а командующим базы — адмирал Джузеппе Фиораванцо (Giuseppe Fioravanzo). В 21:36 Бривонези предупредил всех починенных о «необходимости сохранять бдительность», а спустя два часа распорядился подготовить все корабли и суда к выходу в море.

Итальянский гарнизон в Таранто насчитывал не менее 21 000 военнослужащих, а 250 немецких солдат с разрешения Бривонези ушли в Гемону. В военно-морской базе находились шнелльботы 3-й флотилии S-54 обер-лейтенанта Клауса-Дегенхарда Шмидта (Klaus-Degenhard Schmidt) и S-61, которым командовал замещавший заболевшего командира боцманмат Фридель Блёмкер (Friedel Blömker), а также быстроходная десантная баржа F-478. Все эти корабли готовились к ремонту — так, у обоих шнелльботов из трёх двигателей действовали только два, обеспечивая скорость хода не более 18 узлов.

Обер-лейтенант Клаус-Дегенхард Шмидт

В 21:28 Шмидт получил приказ командира 3-й флотилии шнелльботов фрегаттен-капитана Герберта-Макса Шульца (Herbert Max Schultz) немедленно покинуть базу и уходить в Верхнюю Адриатику. Около полуночи Шмидт попросил разрешения адмирала Бривонези увести свои катера в Грецию, но перед этим привести в негодность торпеды на складе германского флота на островке Сан-Пьетро, на что адмирал согласился.

Между тем, F-478 подошла к складу боеприпасов в Буффолуто, где её командир потребовал вернуть сгруженные здесь несколько дней назад свои 22 магнитно-акустические мины типа TMA/B (на самом деле, сгрузили их всего восемь), подкрепив своё требование угрозой обстрела. Комендант арсенала сообщил о ситуации командованию и получил приказ: «Это их имущество, отдайте». Всего баржа и оба шнелльбота загрузили 30 мин. После погрузки флотский минёр капитан-лейтенант Ганс Винклер (Hans Winkler) обезвредил оставшиеся на складе мины и в 02:30 9 сентября немцы покинули гавань Маре-Пикколо.

Ещё в 01:15 Шмидт получил условный сигнал «Ось», по которому на прощание немцы выставили все 30 мин вдоль канала на входе в гавань Маре-Гранде, чего итальянцы не заметили. Покинув Таранто в 04:00, немцы на 9 узлах, которые могла выжать F-478, направились на юго-восток, к Галлиполи.

Немецкий торпедный катер S-54

В соответствии с условиями перемирия, в 16:30 Альберто да Зара с двумя линкорами, двумя крейсерами и эсминцем покинул Таранто и направился на Мальту. В это же время на подходе к Таранто находились следовавшие из Бизерты лёгкие британские крейсера 12-й эскадры — «Аврора» (HMS Aurora), «Пенелопа» (HMS Penelope), «Дидо» (HMS Dido), «Сириус» (HMS Sirius) и американский «Бойз» (Boise), а так же минзаг «Эбдиел» (HMS Abdiel) с частями 1-й британской воздушно-десантной дивизии на борту, которые были направлены для захвата портов Апулии. Их прикрывали линкоры «Хау» (HMS Howe), «Кинг Джордж V» (HMS King George V) и четыре эсминца. В 17:00 британские корабли начали входить в Маре-Гранде и сразу приступили к высадке войск в торговом порту при содействии адмирала Бривонези, предоставившего лоцманов, баржи и буксиры.

Немецкие «сюрпризы» начали работать в 00:15 10 сентября. После высадки 400 солдат «Эбдиел», разворачиваясь на якоре близ входа в канал, соединяющий Маре-Гранде с Маре-Пикколо, подорвался на мине, разломился пополам и затонул в течение двух минут с 48 членами экипажа и 101 солдатом 1-й воздушно-десантной дивизии; заодно ушли на дно восемь джипов и 76-мм противотанковые орудия с боеприпасами.

Таранто в 1943 году

На совещании по этому поводу было высказано предположение, что причиной гибели «Эбдиела» могла быть сброшенная ранее англо-американская авиационная мина или бомба замедленного действия. После этого итальянские и прибывшие на помощь британские тральщики приступили к очистке вод базы, так что 13 сентября Таранто принял первый конвой из семи британских транспортов, доставивший 3-ю и 4-ю пехотные бригады 8-й армии. До 24 сентября в Маре-Гранде была обезврежена 21 мина, однако 22 сентября здесь взлетел на воздух буксир «Спероне» (Sperone), унеся с собой 97 жизней.

Между тем, уходившие в Адриатику немцы к западу от Галлиполи заметили два итальянских вспомогательных тральщика, занимавшихся тралением. Один из них, R-240 «Вулкания» (Vulcania), был настигнут и остановлен. Немцы высадили экипаж на шлюпки, а тральщик в 12:25 потопили подрывными зарядами в 1,5 милях от мыса Леука. Береговые батареи открыли по немцам огонь, и те удалились.

Британский минный заградитель «Эбдиел»

Бривонези узнал об инциденте в 13:00 и приказал вышедшему в 10:48 из Таранто к Пескаре крейсеру «Шипионе Африкано» при встрече с немцами атаковать их. Около 14:00 у мыса Отранто следовавший на север на 28 узлах крейсер заметил группу Шмидта. Опасаясь, что корабль послан в погоню, Шмидт снял команду с F-478 и взорвал баржу, после чего, прикрывшись дымовой завесой, на 18 узлах начал уходить на юг, но итальянец продолжал следовать своим курсом.

Чтобы добыть воду для двигателей, немцы направились в Валону, но итальянский гарнизон на острове Сасено у входа в залив отказался их впустить туда. Тогда они решили идти в Дубровник, но запутались в сетях заграждения, от которых избавились только к 21:00. Укрывшись на ночь в заливе Вьоса, немцы на рассвете 10 сентября вышли в море, днём достигли Дубровника, быстро отремонтировали там систему охлаждения двигателей на S-61 и уже в 17:00 ушли в направлении Венеции.

В 04:00 11 сентября на подходе к Анконе S-54 и S-61 настигли итальянскую канонерскую лодку «Аврора» (Aurora), удравшую из Зары вечером 10 сентября. Обнаружив корабль в 2 км справа по носу, немцы зашли на него с обоих бортов. Подошедший с юга Шмидт прожектором приказал «Авроре» остановиться, но её командир лейтенант Галамери (Galameri) повернул на север и дал полный ход. S-54 бросился вдогон и в 04:32 выстрелил две торпеды — одна вышла самопроизвольно. Было замечено попадание в мидель, но торпеда не взорвалась. Однако S-61 не промахнулся — выпущенная им в 04:36 торпеда поразила «Аврору» в корму, и через две минуты корабль затонул в 10 милях от берега с 26 членами экипажа; 62 выловленных из воды итальянца были размещены на обоих катерах.

В 06:00 шнелльботы, разделившись, двинулись на север. Вскоре S-54 повстречал удравший из Фиуме вооружённый теплоход «Леопарди» (Leopardi) с 700 пассажирами на борту. По требованию немцев капитан немедленно остановил судно, на него высадилась абордажная команда из 10 членов экипажа F-478 во главе с капитан-лейтенантом Винклером и были переправлены все находившиеся на катерах итальянские пленные. На S-54 остались заложниками только старшие офицеры «Авроры» и «Леопарди».

Итальянский эсминец «Квинтино Селла»

S-61 встретил сначала пароход «Сабаудия» (Sabaudia, 1800 тонн), а затем «Альбатрос» (Albatros, 1590 тонн); оба судна шли в порты Апулии и сдались при угрозе торпедирования.

Около 16:00 в 25 милях к юго-востоку от Венеции S-54 встретил пароход «Понтиния» (Pontinia, 715 тонн). Шмидт пошёл на сближение и тут заметил приближавшийся с севера эсминец «Куинтино Селла» (Quintino Sella). Последний в 15:30 вышел из Венеции на юг и из-за неработающего котла №2 двигался лишь на 14 узлах.

Сначала Шмидт отправил к востоку «Леопарди». В 17:00 он остановил «Понтинию», с абордажной командой взошёл на её мостик, после чего направил пароход западным курсом, наперерез «Селле», а свой катер скрыл за его левым бортом. Когда не менявший курс «Селла» приблизился, немцы с двумя офицерами судна в качестве заложников вернулись на S-54.

Эсминец заметил выпускавший торпеды шнелльбот лишь тогда, когда он проходил в менее чем 400 метрах от носа «Понтинии». Командир «Селлы» капитано ди корветта Коррадо Чини (Corrado Cini) немедленно приказал открыть огонь левым бортом и скомандовал «право на борт», но кораблю не хватило скорости, и в 17:45 обе торпеды поразили цель — под мостик и в котельное отделение №1. Последовал взрыв котла, эсминец тут же развалился на две части и затонул; погибло 27 членов экипажа, остальные были подняты на борт «Понтинии» и пленены. Видевшая гибель «Селлы» подводная лодка «Наутило» (Nautilo), также покинувшая Венецию, в панике вернулась назад, где затем попала в руки немцев.

орпедирование эсминца «Селла»

S-54 с «Понтинией» и «Леопарди» подошёл к Венеции, и в 19:00 вслед за судами был впущен итальянской береговой обороной в гавань. Катер шёл без флага и с штатскими на палубе. Высадившись в 21:00 на берег, Шмидт выяснил, что в городе немецких войск нет.

Вскоре после 21:00 в гавань точно так же вошёл S-61 со своими призами «Сабаудией» и «Альбатросом»; Блёмкер задержался, повстречав итальянское вспомогательное судно школы подводников «Куарнароло» (Quarnarolo) с персоналом школы на борту, которое игнорировало его приказ остановиться и благополучно удрало в Бриндизи.

Следующим утром Шмидт отправился к немецкому консулу доктору Кёстеру (Köster). Генерал-фельдмаршал Кессельринг уже получил информацию, что в Венеции находятся два шнелльбота, и назначил обер-лейтенанта Шмидта, как командира единственного немецкого подразделения в городе, своим полномочным представителем. Кёстер, Шмидт и майор Нойдорф (Neudorf) должны были встретиться с командующим в Венеции адмиралом Эмилио Брента (Emilio Brenta). Встреча Нойдорфа с итальянским командованием началась в 09:00. В 11:00 к ней подключились Кёстер и Шмидт, и немцам удалось уговорить адмирала сдаться вместе с гарнизоном в 16 000 человек. Верфи и находившиеся там и в гавани суда и боевые корабли, в том числе эсминец «Себенико» (Sebenico), миноносец «Аудаче» (Audace), две подводные лодки, шесть корветов типа «Габбиано» (Gabbiano), восемь тральщиков, были захвачены невредимыми!

Ещё не зная о роли Шмидта в потоплении «Эбдиела», немецкое командование 18 сентября наградило его и боцманмата Блёмкера Немецким крестом в Золоте, а 22 декабря Гитлер за этот же поход наградил обер-лейтенанта Шмидта Рыцарским крестом. Погиб выдающийся катерник в бою с англичанами в Северном море ночью на 23 декабря 1944 года, командуя катером S-185.

Падение Родоса

На острове Родос, восточном форпосте Оси в Средиземном море, находились основные силы 50-й итальянской пехотной дивизии «Регина» (Regina) в количестве 13 000 человек, а также отдельные части других дивизий и подразделения прибрежной обороны — всего 34 000 военнослужащих. Командовал гарнизоном генерал-полковник Арнальдо Форджеро (Arnaldo Forgiero).

Морскими силами руководил контр-адмирал Карло Давизо (Carlo Daviso). В его распоряжении было восемь береговых и восемь зенитных батарей, четыре торпедных катера и более 10 небольших вспомогательных кораблей, а так же три летающие лодки и 2000–2200 военнослужащих.

ВВС на Родосе насчитывали 3000 человек персонала. Аэродром Гадурра пустовал, Каттавия вообще не действовал, но на Марице находились 12 бомбардировщиков, 40 истребителей (из них 30 боеспособных с 20 пилотами) и четыре транспортных самолёта.

Командовал всеми этими силами губернатор Додеканесских островов и командующий вооружёнными силами в Эгейском море адмирал Иниго Кампиони (Inigo Campioni).

Итальянская береговая оборона была разбита на пять секторов, которые, в свою очередь, разделялись на секции, и растянута на 220 км — по всему периметру острова. Средства связи итальянцев были кабельными или проводными и, следовательно, очень уязвимыми. Их армейская полевая и зенитная артиллерия была устаревшей и практически без средств буксировки. Береговая оборона опиралась на стационарные армейские и флотские батареи калибра 120 и 152 мм, установленные на господствующих высотах, однако их укрепления находились в зачаточном состоянии.

Немцы располагали на острове штурмовой дивизией «Родос» (7500 солдат) генерал-лейтенанта Ульриха Клемана (Ulrich Kleemann), которая была хорошо оснащена автотранспортом и бронетехникой (18 средних танков, 18 самоходных орудий и 20 бронемашин); пять 88-мм немецких зенитных батарей защищали Марицу и Гадурру. Войска располагались в глубине острова в качестве мобильного резерва.

О перемирии на Родосе стало известно 20:00 8 сентября. После этого генерал Форджеро пригласил Клемана в свой штаб на горе Профета, где официально поставил его в известность о прекращении военных действий со стороны Италии и заявил о том, что итальянские войска на Родосе будут сохранять спокойствие в местах дислокации, и просил немца отдать такой же приказ своим войскам. Тот ответил, что хотя Германия и продолжает войну, при соблюдении спокойствия итальянцами немецкие войска так же будут сохранять спокойствие. Но в 22:00 Клеман получил сигнал «Ось» и около полуночи снова встретился с Форджеро. Теперь он потребовал свободного перемещения по острову для своих войск и полного отсутствия движения со стороны итальянцев, включая и радиопереговоры, мотивируя это необходимостью предотвращения возможной высадки противника.

Генерал Ульрих Клеман

Получив отказ, немецкий генерал приступил к решительным действиям. В 01:30 9 сентября боевые группы дивизии «Родос» были направлены на захват ключевых пунктов острова. Группа «Марица» (Marizza) в составе двух гренадерских батальонов с танками, самоходной, полевой и зенитной артиллерией захватила одноименный аэродром, разоружив 1600 находившихся там итальянцев. После этого Клеман прибыл на переговоры с адмиралом Кампиони, где снова настаивал на свободе перемещения для своих войск «для борьбы с врагом». Пока шли переговоры, в 03:30 боевая группа «Алэрма» (Alaerma) заняла аэродром Гадурра.

В полдень немцы захватили в Кампокьяро штаб дивизии «Регина» и её командира генерал-майора Микеле-Джакомо Скаройну (Michele Giacomo Scaroina). Некоторые итальянские солдаты принялись было сопротивляться, и завязалась перестрелка с применением артиллерии. Немцы направили в Кампокьяро мотоколонну из Арчиполи, но её вмешательство не потребовалось — генерал Скаройна и офицеры его штаба приказали всем своим войскам сложить оружие. Погибло 16 итальянских солдат, ещё 40 было ранено.

Таким образом, до 12:30 9 сентября немцы добились решающих успехов — были заняты Марица, Гадурра и Кампокьяро.

Далее сопротивление итальянцев начало нарастать, несмотря на то, что все линии связи были перерезаны немцами, и о централизованном противодействии и речи не могло быть. В порту Родоса в 14:30 было захвачено прибывшее утром немецкое судно «Таганрог» — правда, после того, как немцы выгрузили с него боеприпасы. В то же время генерал Форджеро, покинувший свой штаб на горе Профета, был перехвачен и едва прорвался в Родос, потеряв часть эскорта.

Две итальянские батареи, державшие под обстрелом Марицу, были захвачены ещё днём 9 сентября, но продвижение мотоколонны боевой группы «Марица», двинувшейся было с рассветом 10 сентября к Родосу по прибрежной дороге, было остановлено огнём батарей с возвышенностей Филеремо и Парадизо. Немцы вынужденно заняли оборону к востоку от аэродрома.

После 08:00 10 сентября итальянские батареи начали ожесточённый обстрел Марицы и Гадурры. Клеман немедленно запросил помощи «Юнкерсов» Ju 87 с Крита, и в течение дня пикирующие бомбардировщики несколько раз заставили вражеские батареи замолчать. Пользуясь этим, Клеман подтянул к Марице резервы, намереваясь с наступлением темноты захватить батареи, мешающие продвижению к Родосу.

Ночью на 10 сентября делегация от командующего на Ближнем Востоке британского генерала Генри Вильсона (Henry M. Wilson) — майоры Джордж Джеллико (George Jellicoe) и Джулиан Долби (Julian Dolbey) — была сброшена на парашютах на Родос. Встретившись с Кампиони, они пытались выяснить, сколько итальянцы смогут самостоятельно противостоять немцам, при этом высадку британских сил обещали не ранее чем через неделю. Днём Долби отбыл на Кипр.

Направленный с Лероса эсминец «Эуро» (Euro) утром 10 сентября подошёл к Родосу с подкреплением из 200 солдат из состава гарнизона острова Кос, но в 10:00 у пункта высадки получил приказ вернуться на Кос, поскольку гарнизон Родоса усилили за счёт вспомогательных формирований.

Немецкие танки на улицах Родоса, 1943 год

В 13:45 генерал Форджеро приказал отвести пехоту и пулемётчиков (680 человек), прикрывавших Парадизо и Филеремо, к Родосу. Выявив это, немцы на машинах «скорой помощи» перебросили к расположенным там батареям штурмовые группы, которые в темноте перебили их защитников гранатами и огнемётами — в 03:00 11 сентября была взята батарея Парадизо, а в 03:50 — батарея Филеремо. Заодно были захвачены несколько других итальянских опорных пунктов. В 08:30 Клеман решил наступать на горный массив Каса-дель-Пини, который находится к югу от города Родос.

Вечером 10 сентября Джеллико с офицерами Кампиони отбыл к генералу Вильсону, а уже ночью адмирал получил известие о капитуляции итальянских войск в Греции и на Крите. В 07:00 11 сентября самолёты люфтваффе с Крита ударили по оставшимся под контролем итальянцев батареям «Майорано» и «Санто-Стефано» и радиостанции флота, после чего Кампиони окончательно потерял связь со своими войсками.

С острова Кастелоризо, захваченного британцами, прибыли полковники Лайонел Кеньон (Lionel F.R. Kenyon) и Гарри Уилер (Harry Wheeler). Кампиони просил их о хотя бы поддержке с воздуха, обещая тянуть время любыми способами. Он рассчитывал на запланированную накануне встречу с Клеманом, но в 10:30 вместо Клемана явились два немецких офицера, которые потребовали капитуляции под угрозой бомбардировки города. Был немедленно собран военный совет, где выяснилось, что вокруг города Родос у армейской артиллерии нет боеприпасов, зенитная батарея осталась всего одна, а ситуация в остальной части острова неизвестна. В 11:30, после налёта группы Ju 87 на радиостанцию, Кампиони принял условия немцев.

Адмирал тянул время, все ещё надеясь высадку британцев, но она не состоялась, и 12 сентября началось разоружение итальянцев. По разным источникам, в боях погибло от 125 до 143 итальянских военнослужащих, около 300 было ранено. Весь остальной гарнизон, около 40 000 человек, был пленён. Некоторые старшие армейские офицеры, а также «чернорубашечники» (300 человек) стали на путь сотрудничества с гитлеровцами, что позволило Клеману избежать проблем с такой массой пленных.

Немцы в ходе захвата Родоса потеряли 66 человек убитыми и 53 ранеными. Генерал Клеман за эту операцию получил Дубовые листья к Рыцарскому кресту. Адмирал Иниго Кампиони по приговору суда Республики Сало был расстрелян 24 мая 1944 года в Парме.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится