Первая война английского короля Генриха VIII: боевые действия в августе 1513 года
669
просмотров
Битва шпор и взятие Теруанна

После морских сражений английский король Генрих VIII сосредоточился на перспективах сухопутного вторжения во Францию. Юный монарх, вдохновлённый примерами своих предшественников Эдуарда III и Генриха V, жаждал не только снискать личную славу на поле боя, но и подтвердить принадлежавший ему титул короля Франции. В действительности же на тот момент единственным английским владением на континенте оставался город Кале с прилегавшей к нему территорией. Генрих VIII намеревался исправить эту ситуацию.

Дипломатическая подготовка французской кампании

Новую кампанию Генрих VIII и его советники планировали осуществлять в рамках Вестминстерского договора с Испанией. В декабре 1512 года король предложил своему тестю Фердинанду Арагонскому план вторжения во Францию с двух сторон: в Аквитании (испанская армия) и в Пикардии либо Нормандии (англичане). Испания и Англия должны были действовать сообща, подготовив армию и флот, причём Генрих обещал компенсировать родственнику затраты на ведение войны. Боевые действия на море предлагалось открыть уже в марте, а на суше — в июне 1513 года.

Доспех Генриха VIII с защитным вооружением коня. Начало XVI века. Лондонский Тауэр.

Однако испанский союзник подвёл Генриха, в апреле 1513 года подписав с французским королём Людовиком XII мирный договор сроком на один год. Мир распространялся на территории «по эту сторону итальянских гор [Альп]», то есть касался общей испано-французской границы и не действовал в Италии. Тем самым любая активность Фердинанда Католика (Арагонского) в Аквитании оказывалась невозможной.

С другой стороны, английские дипломаты предпринимали все усилия, чтобы вовлечь в войну против французов императора Максимилиана I Габсбурга, которого представляла его дочь Маргарита, правительница нидерландских провинций. 5 апреля 1513 года в Мехелене был подписан союзный договор, по условиям которого правитель Священной Римской империи вступал в антифранцузскую лигу в обмен на обещание английских субсидий. Очевидно, что «кампания мечты» должна была дорого обойтись королю и английскому народу.

Финансовые вопросы и снаряжение армии

Война требовала такого финансирования, которое не смогла бы закрыть одна только казна. Генрих VIII запросил у парламента право на «субсидию», чрезвычайный налоговый сбор. В королевской прокламации от 4 ноября 1512 года, изданной типографским способом и широко распространённой по стране, объяснялось, что налог взимается для ведения войны с целью защиты папы и наказания Людовика XII в ответ на враждебные действия последнего в отношении Англии.

Парламент вотировал «десятину и пятнадцатину» — 1/15 стоимости движимого имущества в сельской местности и 1/10 в городах по кадастровой описи 1334 года и потому составлявшие фиксированную сумму. Также получил одобрение подушный налог, который взимался дифференцированно в зависимости от собственности (с простонародья и землевладельцев) или ранга (с высшей знати). Для взимания подушного налога назначались специальные комиссары. Правда, собрать его удалось не полностью — не более трети от запрошенной монархом суммы (около 50 000 фунтов). Поскольку реально на ведение военных действий в 1511–1514 годах было потрачено гораздо больше (по оценкам историков, около 900 000 фунтов), в 1514 году «субсидию» пришлось запрашивать повторно.

Ангел (равная 90 пенсам монета) Генриха VIII, между 1513 и 1526 годами. Монета получила название по изображению на аверсе архангела Михаила, протыкающего поверженного дракона-дьявола. Надпись гласит: HENRIC VIII DI GRA REX AGL Z FRAN (Генрих VIII, Божьей милостью король Англии и Франции). На реверсе монеты изображён корабль с королевским гербом на мачте.

На собранные средства в Италии, Испании, Фландрии и Германии закупались пушки, оружие, доспехи и иное необходимое для войска снаряжение. Например, по контракту от 15 января 1513 года лондонский купец-мерсер Роберт Болт поставил в Тауэр 3000 доспехов, а итальянский купец Гвидо Портенари в Оружейную палату — 2000 пехотных доспехов.

Особенно важной была закупка артиллерии. Англичане приобрели 12 огромных пушек, называемых «Двенадцатью апостолами», а также десятки других орудий. Часть пушек изготовили в самой Англии. По сообщению венецианца Николо ди Фаври, «пушечных дел мастера работали денно и нощно, включая праздники». Для войска численностью 15 000 пехотинцев и 3000 кавалеристов запасались луки и стрелы, пики и секиры. Благодаря усилиям неутомимого королевского советника Томаса Уолси готовилось всё, что необходимо для армии и флота: лошади, палатки, пиво и провизия.

Стреляющая пушка. Миниатюра работы немецкого мастера, 1517 год. Печать на свиной коже, раскрашена вручную. Размещена в автобиографии императора Максимилиана I, написанной им в 1505–1508 годах и изданной его секретарём Мельхиором Пфинцингом.

Армия вторжения

Многие члены королевского совета не пришли в восторг от идеи личного участия монарха в заморской экспедиции. Королева Катерина, напротив, поддержала супруга. В самом начале первого летнего месяца 1513 года авангард под командованием Джорджа Тэлбота, графа Шрусбери, насчитывавший 13 000 человек, погрузился на корабли и отправился через Ла-Манш. Четырьмя днями позже выступил арьергард под командованием Чарлза Сомерсета, лорда Херберта (14 000 человек). Ещё неделю спустя выдвинулась основная часть армии под командованием самого короля. Общая численность экспедиционного корпуса, высадившегося в Кале, была не менее 36 000–37 000 человек. Помимо англичан в составе армии находился немецкий отряд, предоставленный императором, но оплачиваемый из английской казны.

Надгробная плита Джорджа Тэлбота, 4-го графа Шрусбери, изображённого в окружении двух своих жён. Шеффилд. Гравюра, 1700 год.

Значительную долю войска, до 12%, составляли нонкомбатанты — слуги короля и придворные. Генрих взял с собой во Францию всё дворцовое хозяйство: от латинских секретарей (5 человек) и гардероба (49 человек) до часовни (115 человек) и конюшни (137 человек). По словам историка Ч. Крукшенка, в походе «его стол был не менее полный, чем в Гринвиче, а его слуги — не менее многочисленными». Естественно, придворные и вспомогательные службы создавали помеху продвигавшимся войскам. Особенно много времени занимал сбор королевских покоев, перевозка которых в разобранном виде требовала дюжины телег. Поэтому основные силы английской армии двигались с небольшой скоростью.

Выступление англичан из Кале

По мере прибытия на континент отряды солдат размещались в палатках близ Кале. Сам Генрих VIII впервые ступил на французскую землю 30 июня. Его встречал наместник Кале, сэр Гилберт Тэлбот, преподнёсший суверену ключи от города. Под приветственные крики горожан король въехал в Кале и прослушал мессу в церкви святого Николая. Генрих провёл в городе целых три недели. Всё это время он принимал послов иностранных государств, занимался организацией войска, решал дела с членами своего Совета, подписывал бумаги и, конечно же, развлекался с присущими ему размахом и весёлостью. Например, принимая посланцев из фламандских городов Брюгге и Гент, король вознамерился продемонстрировать гостям свои умения в стрельбе из длинного английского лука. По свидетельству очевидца, «он поразил мишень в самый центр и [тем самым] превзошёл всех — так же, как превосходил всех своим станом и личными качествами».

В июне английские войска выступили из Кале в том же порядке, в каком прибыли на французское побережье: сперва авангард (Тэлбот), затем арьергард (Херберт). Королевский отряд покинул город последним. Изначально целью Генриха VIII был крупный пикардийский город Булонь. С точки зрения тактики его стоило бы атаковать как можно скорее. Однако сложилось иначе. Вероятно, именно послы императора Максимилиана, прибывшие в это время в Кале, убедили английского короля обратить первоначальный натиск армии на небольшой городок Теруанн, лежавший на границе Французского королевства и нидерландских владений Габсбургов. Теруанн являлся ключевым оборонительным пунктом французов и поэтому интересовал Максимилиана.

Современная реконструкция английской пехоты начала XVI века.

Марш до Теруанна не обошёлся без незначительных столкновений с противником. Самым же досадным происшествием стало то, что 3-тонная пушка «Евангелист Иоанн», одна из «Двенадцати апостолов», провалилась в ручей и оказалась в руках французов. Впрочем, спустя всего несколько дней отряду английской кавалерии под командованием графа Эссекского Генри Буршье и валлийца сэра Риса ап Томаса удалось вернуть «Евангелиста» назад.

Осада Теруанна

Король прибыл под Теруанн 1 августа, когда город уже находился в осаде. По традициям ведения войны того времени, в первый день после прибытия войск служащий герольдии, именовавшийся Голубой мантией (Bluemantle pursuivant), от имени монарха и командующего авангардом графа Шрусбери предложил гарнизону сдаться. В случае согласия король обещал защитникам сохранить их жизни и собственность, но «в случае, если вы откажетесь это сделать (…) он предаст всё огню и крови». На ответ давались сутки.

Современный флаг герольда Голубая мантия.

Поскольку командующий гарнизоном сдаться отказался, началась осада по всем правилам. Городок был небольшим, поэтому упор делался на обстрел из пушек жилых домов, что должно было сломить моральный дух горожан и их готовность выдерживать осаду. Казалось, этот замысел был верным. В письме товарищу английский солдат Хамфри Радинг рассказывал, как за одну ночь от последствий артиллерийского обстрела «много десятков прекраснейших молодых женщин погибло под обломками домов». Днём пушки стреляли по городской стене и воротам, так что солдат с оптимизмом писал: «Думаю, что ко дню св. Иакова [25 июля] лорд капитан и армия будут пить лучшее вино в Теруанне».

Однако эти ожидания не сбылись. Осада продолжалась почти два месяца. Блокада подступов к городу, обстрел из пушек и частые вылазки английской лёгкой кавалерии не смогли сломить упорства защитников Теруанна, которые надеялись на подмогу со стороны французской армии. В одной из вылазок французы даже захватили знамя англичан, тогда как усилия последних проделать брешь в стене так и не увенчались успехом. Вполне вероятно, что англичане были готовы снять осаду и попытать удачу в другом месте. Прибытие короля не изменило ситуацию.

Битва шпор

Защитники Теруанна утратили оптимизм только после неудачной попытки доставить им обоз с продовольствием. Рано утром 16 августа сопровождавший телеги отряд французской кавалерии под командованием Жана Ла Палиса и герцога де Лонгвиля неожиданно для себя наткнулся на англичан, которые замкнули кольцо блокады к югу от реки Лис. Предупреждённые разведчиками о приближении французов, осаждающие расставили по флангам полевую артиллерию и лучников, которые осыпали французский конвой ядрами и стрелами.

Сражение при Гинегате (Битва шпор) 16 августа 1513 года. Фламандская школа, XVI век. Дворец Хэмптон-Корт.
Местность, где произошла Битва шпор. Современный вид с холма Боми.

Осознав бесперспективность атаки, французы пустились в бегство, пришпорив своих лошадей, что и дало столкновению название Битва шпор. Отступая по полю близ деревни Гинегат к югу от Теруанна, французы оставили врагу не только девять знамён, но и множество пленных, включая самых знатных особ. Среди них был и Байярд, «рыцарь без страха и упрёка». После недолгого заключения Генрих отпустил знаменитого рыцаря, вероятно, даже без выкупа.

Само по себе столкновение на поле у Гинегата «с трудом заслуживало имени битвы»: «это была всего лишь неудавшаяся попытка доставить в Теруанн продовольствие». Однако Генрих VIII считал иначе. В письме Маргарите Австрийской он с гордостью заявлял, что английские кавалеристы не испугались напасть на французов, хотя тех было в три раза больше. В другом сообщении говорилось, что в шесть раз.

Сдача Теруанна

Несмотря на свою незначительность, Битва шпор явственно продемонстрировала осаждённым, что помощи ждать не приходится. Спустя несколько дней командующие французским гарнизоном сдались, получив право свободно покинуть город. Так они и сделали 23 августа и через некоторое время с оружием и обозом добрались до места расположения французской армии.

Встреча Генриха VIII и императора Максимилиана I. Дворец Хэмптон-Корт.

Обрадованный победой Генрих торжественно въехал в покорившийся Теруанн вместе с прибывшим в английский лагерь императором. Союзные монархи зашли в городскую церковь, где выслушали гимн Te Deum, исполняемый королевским хором. Принимая во внимание значимость Теруанна как опорного пункта, но в то же время не желая отвлекать на его защиту силы, Генрих VIII решил сровнять город, за исключением церкви, и его укрепления с землёй, а жителей переселить в другие места. Дело заняло несколько последующих дней.

Три дня монархи-союзники провели в Лилле в празднованиях вместе с дочерью Максимилиана Маргаритой. Своим умением танцевать и петь, а также играть на различных музыкальных инструментах английский король произвёл впечатление при дворе правительницы, прежде всего на дам.

Генрих VIII, стреляющий из лука.

Между тем реальная помощь, которую Габсбурги оказали своему английскому союзнику, оказалась ничтожно малой. Максимилиан прибыл в английский лагерь под Теруанном во главе не армии, а всего лишь небольшого отряда, который влился в состав осаждающих. Более того, немецкие союзники причинили англичанам много беспокойства, особенно во время потасовки, которую солдаты устроили 15 августа.

Так или иначе, Теруанн был не очень значительным приобретением. Кампания против Франции продолжалась. Английскую армию ждала следующая цель.

Продолжение следует: Конец первой войны Генриха VIII 1512-1514 годов: ключи от французского города и окровавленный плащ шотландского короля.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится