Последняя война за Гуэден: шумерские города-государства Лагаш и Умма продолжают вражду за плодородное пограничье.
124
просмотров
В 2334 году до н. э. кровопролитная война между шумерскими городами Лагашем и Уммой за пограничную область Гуэден, наконец, завершилась:

Столетняя война медного века: кровавое противостояние шумерских городов Лагаша и Уммы.

За более чем столетие походов и битв война стала обыденной, а высокий статус полководцев стал угрожать традиционной власти жрецов. Шумерское общество раздирали политические противоречия и экономическое неравенство. Особенно тяжело этот кризис проходил в Лагаше, чем и поспешил воспользоваться его извечный враг – Умма. Война за Гуэден началась вновь и на этот раз стала последней.

Столетняя война за Гуэден завершилась фактической победой лагашцев. Условия мирного договора были высечены в камне и подкреплены божественным авторитетом:

«Человек из Уммы, который перейдёт пограничный ров Нингирсу и пограничный ров Нанше, чтобы силой завладеть полями и хозяйствами, будь то гражданин Уммы или чужеземец — да поразит его Энлиль, да накинет на него Нингирсу большую сеть и опустит на него свою могучую длань и свою могучую стопу, да восстанут на него люди его города и да повергнут его ниц посередине его города!»

Этот древний текст был совершенно ясен любому жителю Древнего Шумера. Боги шумеров не прятались от них, а «жили» совсем рядом в специально построенных домах, которые сейчас называют храмами. Почти каждый из богов «выбирал» себе общину из самых верных и преданных слуг, где и селился. Абсолютно всё на землях этой общины, включая людей, «принадлежало» божеству. Город Умма «принадлежал» богу Шару, а город Лагаш – богу Нингирсу. Поэтому, когда шумеры говорили, что бог Шар враждует с богом Нингирсу, то было понятно, что город Умма воюет с городом Лагашем.

Умма после столетней войны

Иль (последний правитель Уммы времён столетней войны с Лагашем) согласился прекратить конфликт с соседями и сумел сохранить свой титул до самой смерти. Илю наследовал его сын Лугальзагеси. Смена власти в Умме произошла в 2336 году до н. э., когда новому правителю исполнилось 23 года. В переводе с шумерского Лугальзагеси означает «Блестящий Царь» – вряд ли это было личным именем правителя. Более вероятно, что такое имя было принято при восшествии на престол, либо после неких успешных деяний этого человека. Отметим, что правители Уммы довольствовались более скромным титулом энси, поэтому принятие Лугальзагеси царского титула, скорее всего, было связано с его военными успехами. Так или иначе, при отце и сыне из новой династии Умма восстанавливала разрушенное войной хозяйство.

Лагаш после столетней войны

В то же время Лагаш испытывал экономические и политические трудности. Имперская политика так называемой Первой династии (Ур-Нанше) позволила этому городу претендовать на власть над всем Шумером, но оказалась обременительной для земледельческих общин и храмов. После падения династии Ур-Нанше в Лагаше правили ставленники жрецов бога Нингирсу – первым из них был некто по имени Дуду, а затем его наследники Энентарзи и Лугальанда. Правящая верхушка Лагаша в лице жрецов и сановников царского дворца не могла поделить земли и богатства страны. Пользуясь слабостью власти, чиновники спешили обогатиться – простые люди и даже жрецы облагались всё новыми податями. Злоупотребления властью и невозможность найти справедливость стали печальной нормой жизни. Ресурсы государства, ранее направлявшиеся на поддержание социальной стабильности и минимального уровня благополучия населения, оказались в руках внезапно появившихся богачей.

Мифическая птица, попирающая львов – символ Лагаша. Палетка энси Лагаша по имени Дуду (фигура справа).

Уруинимгина – новый властитель Лагаша

Последний из тройки послевоенных энси Лагаша по имени Лугальанда за семь (или девять) лет своего правления прибрал к рукам и храмовые, и царские земли. Кроме того, его жена стала собственницей огромного личного поместья, где трудились зависимые от семьи правителя люди.

Примерно в 2319 году до н. э. Лугальанда был отстранен от власти. Судьба бывшего правителя неясна, однако известно, что его супруга сохранила свои земли и положение в обществе. После переворота Лагаш возглавил чиновник из окружения Лугальанды по имени Уруинимгина. Жена Уруинимгины по имени Шагшаг, вероятно, приходилась тёткой Лугальанде – из этого можно сделать вывод, что новый энси Лагаша был уже немолодым человеком. Древний источник намекает на процедуру выборов или утверждения правителя:

«Когда Нингирсу, витязь Энлиля, Уруинимгине царство Лагаша передал и перед 36 000 мужами его мощь выделил, то прежние божественные решения он осуществил, слово, которое царь его Нингирсу высказал, он установил».

Прежде всего, нового энси поддержали священники, которые надеялись, что он вернет им контроль над утерянными землями. Обычные лагашцы мечтали об улучшении своего тяжёлого положения. Что же касается новой околодворцовой знати, то она была просто недовольна смещением Лугальанды и боялась за свои богатства.

Взяв власть в свои руки, Уруинимгина приступил к реформам. По обычаям всех традиционных обществ он огласил их как возврат в старые добрые времена предков, когда люди жили согласно воле богов. Часть налогов и обязательных работ для общинников была отменена, прочие – упорядочены. Рядовые жрецы больше не страдали от непосильных поборов. Некоторые из земель или доходов от них вернулись под власть храмов. Было восстановлено и расширено самоуправление земледельцев и ремесленников. В то же время, новая земельная знать сохранила присвоенные общинные и царские земли. Несмотря на пышность формулировок отчета Уруинимгины перед божеством-покровителем Лагаша об установлении им социальной справедливости, основные причины кризиса устранены не были. Более того, новый энси приостановил процесс централизации власти и законсервировал конфликт внутри общества.

Глиняный конус с описанием деятельности энси Лагаша Уруинимгины.

Умма и Лагаш снова воюют

После стольких усилий и вековой войны за спорную пограничную область Гуэден было трудно ожидать, что уммийцы смирятся с поражением, а молодой энергичный правитель и восстановленная экономика позволяли им надеяться на победу. На этот раз лидеры Уммы извлекли уроки из прошлого и пришли к выводу, что в одиночку им Лагаш не одолеть. Был заключен военный союз с городом Уру-Аз (в переводе с шумерского – «Город собаки»). В своё время лагашский завоеватель Эанатаум захватил этот город, убил его энси и разрушил защитные стены.

Неизвестно, знали ли уммийцы о проблемах соседей. Возможно, что и в самой Умме шёл процесс расслоения общины и создания централизованного государства – в таком случае идея реванша объединила бы уммийцев, а наличие извечного внешнего врага объяснило бы все трудности.

В 2317 году до н. э., на второй год правления в Лагаше Уруинимгины и на девятнадцатый год правления в Умме Лугальзагеси, лагашцы совершили успешный военный поход против Уру-Аза. Войско врагов Лагаша было разгромлено, земли – разорены, часть жителей – уведена в рабство. Одержав эту победу, энси Уруинимгина принял титул лугаля.

В следующем, 2316 году до н. э. Лугальзагеси неизвестным нам способом утвердил свою власть над более крупным и сильным, чем Умма, шумерским государством с главным городом под названием Урук. Вероятно, что в этом каким-то образом был замешан правитель другого шумерского города – Адаба. Всё это рисует картины обширной дипломатической и военной подготовки Лугальзагеси к решающей схватке. В том же году объединённые силы двух городов вторглись в земли Лагаша, но были отброшены. Однако угроза была столь значительной, что жителям пограничных областей пришлось искать укрытия в Гирсу – самом укреплённом лагашском городе.

Зиккурат в шумерском городе Урук. Историческая реконструкция Археологического института Германии.

Успехи Лугальзагеси

В 2315 и 2314 годах до н. э. «мужи Урука», откуда объединённым государством Урук-Умма правил Лугальзагеси, совершили ещё два похода против лагашцев. Чтобы отбить эти нападения, Уруинимгине пришлось использовать все наличные силы. Документы отчётности показывают, что треть его воинов погибла, а 40% были ранены, но снова вступили в строй. С врагом сражались рыбаки, пастухи, земледельцы и дружины храмов, многие земли были разорены: каждодневное натуральное довольствие общинников уменьшилось на 10%, рабов – на 60%.

Не преуспев в войне против Лагаша, Лугальзагеси направил свои усилия на подчинение других шумерских городов. Его войска подавили мятеж в урукском городе Ларса, затем были разбиты восставшие в Уре, Адабе и Кише. Овладев священным центром всех шумеров городом Ниппур, Лугальзагеси провозгласил себя энси Уммы, лугалем Урука и «лугалем Страны»:

«Когда Энлиль, царь стран, передал Лугальзагеси царство над страной, когда он обратил к нему взоры всей страны, бросил к его стопам земли, отдал ему их с восхода до захода, тогда он открыл ему путь от Нижнего моря по Тигру и Евфрату до Верхнего моря. С восхода до захода по велению Энлиля не было ему соперника. Сделал он [Лугальзагеси] так, что страны отдыхали в мире, наводнил земли водами радости…»

Только обескровленный упрямый Лагаш стоял на пути великого завоевателя к власти над городами южного Междуречья и не желал «вкушать радости». В 2312 году до н. э., на шестом году правления Уруинимгины, область Гуэден, окрестности городов Гирсу и Лагаш были разорены войсками Уммы и Урука. Враги снова не решились идти на приступ твердынь, но система оросительных каналов была разрушена, а централизованная выдача продовольствия населению лагашского государства прекратилась.

Современная фигурка, изображающая шумерского лугаля (древних изображений Лугальзагеси до нашего времени не дошло).

Предательство и катастрофа

В 2311 году до н. э., на седьмом году правления Уруинимгины, возможности лагашцев к сопротивлению практически исчерпались – все их силы были собраны для защиты города Гирсу. Из пограничного спора за плодородные поля война превратилась в борьбу за само существование независимого Лагаша. Возможно, будь на месте уммийского лугаля другой завоеватель, лагашцы давно сдались бы. Но кровь пяти поколений предков, пролитая в сражениях с враждебным соседом, требовала биться до последней возможности. В Лагаше настолько ненавидели уммийцев, что отказывались признавать, что проигрывают им – в сохранившихся документах врага упорно именуют собирательным термином «мужи Урука».

Неизвестно, смогли бы захватчики сломить лагашцев собственными силами. Возможно, именно из-за недостатка военной мощи они прибегли к старому способу – внести раскол в ряды противника. Ещё до начала войны элита Лагаша была недовольна своим правителем и ждала часа, чтобы выступить против него. Известно лишь то, что восточный лагашский город Нинмар и его окрестности предали Уруинимгину и отделились от Лагаша в решающий момент.

Шумерское войско выступает в поход. Художник – Джонни Шумат.

Войско Лугальзагеси вновь вторглось в земли Лагаша и подошло к городу Гирсу. Здесь произошло сражение между армией захватчиков и воинами, остававшимися верными лугалю Уруинимгине. По результатам битвы лагашцы оставили Гирсу завоевателям, а сами отступили к городу Лагашу.

Победитель отдал Гирсу предателям из Нинмара. Сам Уруинимгина пережил поражение и, скорее всего, сохранил свою власть над южными землями Лагаша. Он был абсолютно уверен в своей правоте и призывал божественные силы покарать врага:

«Так как уммиец разрушил кирпичи Лагаша, он совершил грех против бога Нингирсу; он [Нингирсу] отрубит руку, поднятую на него. Это не грех Уруинимгины, царя Гирсу. Да заставит его [Лугальзагеси] Нидаба [личная] богиня Лугальзагеси… отвечать за все грехи».

Конец конфликта

Предводители отделившегося от Лагаша города Нинмар получили из рук Лугальзагеси формальную власть над всем лагашским государством. На подконтрольных им землях реформы Уруинимгины были отменены, разделённый и разорённый Лагаш больше никогда не оспаривал у победившей Уммы права на спорную область Гуэден. Правитель Урука и Уммы всячески пытался упрочить свою власть над непрочным конгломератом завоёванных земель, однако, как и все прежние гегемоны, ничего не изменил в структуре управления. В каждом из подвластных номов правил полностью независимый во внутренних делах местный энси. Сам же «лугаль Страны» поощрял восстановление разорённых войной земель и декларировал мечту о мире для всего Шумера:

«Пусть Энлиль, царь стран, поддержит мою мольбу перед своим возлюбленным, отцом Аном. Пусть он продлит мою жизнь, позволит странам жить в мире. Народы, многочисленные, как душистые травы, пусть подчинит моей власти… Пусть благосклонно взирает на страну. Благоприятную участь, которую определили мне боги, пусть никогда не переменит…»

Этот человек, находившийся в зените могущества и славы, вряд ли предполагал, что вскоре ему придётся сражаться не только за свою власть, жизнь и честь, но и за независимость всех шумерских земель. Но это будет позже, а пока он мог праздновать триумф окончательной победы над главным врагом.

Продолжение следует:

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится