menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Рай и Ад Данте Алигьери: война в жизни и творчестве знаменитого итальянца
87
просмотров
700-летний юбилей со дня смерти Данте Алигьери даёт повод обратиться к фигуре великого итальянского поэта, жизнь которого была тесно связана с политическими бурями и бедствиями его времени. Он не только наблюдал за событиями в Италии, но в некоторых принял и непосредственное участие. Посмотрим, как военные конфликты, современником которых являлся флорентийский поэт, отразились в его великой «Божественной комедии».

Потомок рыцаря Каччагвида

    «Тот, кто имя роду
    Дал твоему…
    Мне сыном был, а им рождён твой дед».
    (Рай XV, 91–92, 94)

Первым известным предком поэта считается рыцарь Каччагвида, сопровождавший императора Конрада III во Втором крестовом походе 1147–1149 годов. Каччагвида был женат на феррарской девушке из семьи Альдигьери. Их сын получил имя Альдигьеро (Алигьеро), которое затем трансформировалось в новую фамилию.

Портрет Данте авторства Сандро Боттичелли, 1495 год.

Судьбу поэта предопределили политические пристрастия его семьи: Алигьери были гвельфами. В XIII–XIV веках городские республики и синьории Апеннинского полуострова раздирали конфликты двух «партий», из которых гвельфы искали опору в папах и французской династии Анжу, правившей в Неаполе, а гибеллины опирались на императоров. Противоречия между гвельфами и гибеллинами выливались в постоянные войны.

Помимо политических конфликтов, ещё одним характерным явлением в Италии того времени было политическое изгнание. Родившийся в мае 1265 года во Флоренции Данте Алигьери не смог избежать ни того, ни другого.

Участник войн Флорентийской республики

    «Города Италии кишат
    Тиранами, и в образе клеврета
    Любой мужик пролезть в Марцеллы рад».
    (Чистилище VI, 124–126)

В политическом отношении северная и центральная части Италии того времени представляли собой множество фактически независимых городов, каждому из которых подчинялась своя округа — так называемое контадо. Большинство из них управлялись коллегиально, но в XIII–XIV веках во многих городах к власти стали приходить единоличные правители — синьоры.

Музей дома Данте во Флоренции. Подлинное здание семьи Алигьери не сохранилось. Под музей отдано другое средневековое жилое строение, реконструированное в 1911 году архитектором Джузеппе Кастелуччи.

История итальянских городов-государств этого времени чем-то похожа на историю древней Италии VI–IV веков до н.э., когда Рим и другие города воевали между собой и боролись за региональную гегемонию. В позднее Средневековье на главенство в области Тоскана претендовала Флоренция. На протяжении десятилетий эта республика постепенно расширяла подвластную территорию (контадо). Естественно, при этом не обходилось без противостояний с соседями.

    «В память истребленья,
    Окрасившего Арбию в багрец».
    (Ад X, 85–86)

Начало современной для Данте истории Флорентийской республики следует вести с 4 сентября 1260 года — даты сражения при Монтаперти (на реке Арбии) и 26 февраля 1266 года — даты сражения при Беневенте. В результате первой битвы гибеллины захватили власть в городе, а после второй навсегда были изгнаны из Флоренции.

Сражение при Монтаперти 4 сентября 1260 года. Миниатюра из хроники Джованни Виллани, XIV век.
    «Я конных ратей видывал движенья,
    В час грозных сеч, в походах, на смотрах,
    А то и бегстве, в поисках спасенья;
    Я видывал наезды, вам на страх,
    О аретинцы, видел натиск бранный,
    Турнирный бой на копьях и мечах».
    (Ад XXII, 1–6)

В первые десятилетия нахождения у власти флорентийские гвельфы в согласии друг с другом занимались укреплением республики. Отучившийся уже в университете молодой Данте в 1289 году участвовал в походе флорентийцев против соседнего Ареццо. Тогда флорентийское войско под командованием Корсо Донати разгромило противника. По косвенным свидетельствам, в сражении при Кампальдино 11 июня участвовал и Данте.

Убийство лидера флорентийских белых гвельфов Корсо Донати. Миниатюра из хроники Джованни Виллани, XIV век.
    «Так, видел я, боялся ратный взвод,
    По уговору выйдя из Капроны
    И недругов увидев грозный счёт».
    (Ад XXI, 94–95)

Ещё одной славной победой флорентийских гвельфов стала осада пизанской крепости Капрона. Её гарнизон согласился сдаться на почётных для себя условиях. Кстати, пизанский командующий после этого отказался впустить капронских солдат за стены Пизы.

После кампаний 1289 года Данте на несколько лет посвятил себя политической карьере. Это было время растущих противоречий в республике, когда часть её граждан во главе с Джанно делла Белла приняла «Установления справедливости» — новую конституцию, повысившую роль простого народа в управлении.

    «Я мало
    Жил в дольнем мире; будь мой век продлён,
    То многих бы грядущих зол не стало».
    (Рай VIII, 49–51)

Участники сражения при Кампальдино: аретинский пращник (1), флорентийский рыцарь-федитор с гербом Черчи (2), епископ Ареццо Гульельмо деи Убертини (3). Художник Джузеппе Рава.

Однако свой политический идеал Алигьери видел не в народных вождях, а в монархах. Одним из них был титулярный венгерский король Карл Мартелл, весной 1294 года проезжавший через Флоренцию. В почётной страже этого рано умершего принца состоял и Данте.

Между жерновами двух партий

    «Я знал все виды потайных путей
    И ведал ухищренья всякой масти;
    Край света слышал звук моих затей…
    Первоначальник новых фарисеев».
    (Ад XXVII, 76–78, 85)

После изгнания делла Белла противоречия между флорентийскими гражданами стали нарастать. По словам хрониста Джованни Виллани,

«начались смута и разброд во Флоренции и в рядах гвельфской партии, повлёкшие за собой множество бед и опасностей».

Гвельфские (отмечены красными точками) и гибеллинские (синие точки) города Центральной Италии.

Единые прежде гвельфы разделились на «партии» чёрных и белых: первые объявляли себя верными сторонниками римского папы, а вторые стремились к компромиссу и примирению с гибеллинами. Хотя Данте и был женат на родственнице вождя чёрных, сам он относился к «партии» белых гвельфов.

Вначале приверженцы обеих группировок хотели примириться, избрав в качестве арбитра папу Бонифация VIII. Данте был членом направленного к папе посольства, оказался понтификом задержан и навсегда сохранил в сердце ненависть к этому коварному политикану, «первоначальнику новых фарисеев».

    «Ты будешь знать, как горестен устам
    Чужой ломоть, как трудно на чужбине
    Сходить и восходить по ступеням».
    (Рай XVII, 48–50)
Данте, Вергилий и папа Николай III (понтифик изображён вниз головой). Поэт поместил понтифика в аду среди других святокупцев (непотистов) за покровительство своим родственникам из рода Орсини. Гравюра Гюстава Доре, 1874–1879 годы.

Вскоре после этого чёрные гвельфы начали преследовать своих политических противников. Данте, бывшего старейшину и советника, они обвинили в хищениях и организации противодействия папе. В самом начале 1302 года власти республики приговорили его к изгнанию. Решение гласило: если Алигьери вернётся во Флоренцию, «то пусть его жгут огнём, пока не умрёт». Увидеть родной город ему было уже не суждено.

Изгнание за пределы городских стен являлось достаточно распространённой практикой в Италии позднего Средневековья и раннего Нового времени. При этом недавние изгнанники, воспользовавшись помощью извне, могли вернуть себе власть и право на проживание в родном городе. После этого горький хлеб на чужбине должны были вкушать уже их противники.

    «Был Камичон де’Пации, и я жду
    Карлино, для затменья беззаконий».
    (Ад XXXII, 68–69)

Политическая турбулентность во Флоренции привела к активному вмешательству в её внутренние дела соседних феодалов, которых побуждали к этому некоторые представители партии белых. Например, летом 1302 года Танно деи Убальдини вторгся в долину Арно, пытаясь захватить флорентийские крепости. В ответ чёрные напали на замок Пьянтравинье и взяли его благодаря предательству Карлино де Пацци. Защитники крепости были казнены, включая двух родственников Карлино, попавшего за предательство в девятый круг ада — Коцит.

Кавалеристы и пехотинцы. Миниатюра начала XIV века.
    «Марс от долины Магры пар надвинет…
    И на поля Пиценские низринет,
    И будет бой жесток и разъярён;
    Но он туман размечет своевольно,
    И каждый Белый будет сокрушён».
    (Ад XXIV, 145, 147–150)

Несмотря на угрозы со стороны белых, чёрные гвельфы продолжили территориальную экспансию в Тоскане. В союзе с жителями Лукки они захватили важную крепость Серравале, прикрывавшую доступ к Пистойе.

Так называемая Муджеланская война закончилась победой пистойцев и союзных им белых изгнанников, защищавших замок Монтеччанико. По предположению Ильи Голенищева-Кутузова, в этом сражении 17 августа 1302 года мог участвовать и Данте, проживавший в это время в горных замках Апеннин. Достоверно известно, что в следующем году поэт уехал в Верону и более в Тоскане не появлялся.

    «…Злодеянье:
    Христос в своём наместнике пленён,
    И торжествуют лилии в Аланье».
    (Чистилище XX, 85–87)

Именно папа Бонифаций пригласил в Италию французские войска, которые оказывали основную поддержку «партии» чёрных во Флоренции. Со временем властолюбивый понтифик рассорился с королём Филиппом IV Красивым. По приказу последнего в сентябре 1303 года нанятый на французские деньги отряд в городке Ананьи фактически взял папу в плен. Результатом ссоры папы и короля стала знаменитая «пощёчина в Ананьи» (у Данте — Аланья), которую Бонифацию VIII нанёс его политический противник Джакомо Шьярра Колонна.

Данте Алигьери. Современный мурал, Италия.

Политические надежды поэта

    «Арриго, что, Италию спасая,
    Придёт на помощь в слишком ранний час».
    (Рай XIII, 137–138)

Будучи противником светской власти пап, Данте Алигьери свой политический идеал видел в монархе, который силой оружия сумеет объединить разрозненную Италию и вернёт ей античное величие. Одним из тех, кто мог это сделать, в глазах поэта был германский король Генрих VII, в 1310 году перешедший Альпы, чтобы возложить на себя императорскую корону. Что примечательно, сам Генрих, ещё недавно простой немецкий граф, тоже свято верил в эту миссию. Ещё до коронации он потребовал от властей итальянских городов-государств признать его верховенство. Однако, похоже, время для объединения Италии ещё не наступило: намерения императора вызвали яростное сопротивление гвельфов, которые сформировали против него военную лигу.

Вступление императора Генриха VII в Милан (вверху) и коронация его «железной короной» лангобардских королей (внизу). Миниатюра из рукописи, около 1340 года.

С большим трудом получив вожделенную корону и находясь в состоянии войны буквально с половиной Апеннинского полуострова, Генрих VII в августе 1313 года внезапно скончался. Ходили слухи, что он был отравлен.

    «…Тот, кто принял в первый час
    Такую мощь от этого светила,
    Что блеском дел прославится не раз».
    (Рай XVII, 76–78)

Среди тех, чьей милостью Данте пользовался в годы изгнания, он выделял маркизов Маласпина, правителей небольшого горного княжества, и синьора Вероны Кангранде делла Скала по прозвищу Большой Пёс. В 1316–1317 годах поэт проживал в Вероне и успел хорошо узнать Кангранде. Несмотря на молодость, это был великий воин и опытный политик. Став после падения Угуччоне делла Фадджолы капитаном лиги гибеллинских городов, он фактически являлся главным оплотом императора на севере Италии.

    «Славный
    Нагрянет Пёс…
    Не прах земной и не металл двусплавный,
    А честь, любовь и верность он вкусит…
    Италии он будет верный щит».
    (Ад I, 101–104, 106)

Данте видел в Кангранде мудрого и справедливого правителя, возможного объединителя Апеннинского полуострова. Синьор делла Скала также высоко ценил Алигьери — и как выдающегося поэта, и как автора политического трактата «Монархия».

Конная статуя Кангранде делла Скалы, символизирующая мир и покой: Большой пёс изображён полностью вооружённым, с мечом в руке, но в состоянии покоя, шлем с крыльями убран за спину. Поводья не натянуты, лошадь в спокойном состоянии, смотрит в сторону, как и сам воин. Статуя находилась над саркофагом полководца, на вершине центральной Арки Скалигеров. В настоящее время статуя на арке заменена на копию, а оригинал хранится в Музее Кастельвеккьо, Верона.

Всю свою жизнь Данте Алигьери не только интересовался и занимался искусством поэзии, в котором он достиг высочайших вершин, но и вёл активную общественную жизнь. Образ мрачного отшельника, каким он, возможно, предстаёт в глазах потомков благодаря мрачному очарованию «Ада» или же знаменитому портрету Боттичелли, неверен. Подобно любому активному гражданину Флоренции, в юности Данте участвовал в военных кампаниях, а впоследствии с интересом следил за конфликтами и политическими переворотами. В зрелости он написал трактат «Монархия» и во множестве писем обращался к правителям различных государств с увещеваниями. В старости Данте продолжал служить на ниве примирения враждующих. В 1321 году власти Равенны, в которой он проживал, направили его в качестве посла в Венецию. Поэту удалось уладить назревавший конфликт между двумя городами, но на обратном пути он тяжело заболел и в ночь на 14 сентября скончался.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится