Второй крестовый поход (1147–1149) и его европейские «ответвления»
0
0
8
134
просмотров
Бесславное воплощение большой затеи.

Первый крестовый поход завершился великим триумфом. Первые двадцать лет существования новых латинских государств (1099–1119) можно считать временем экспансии, когда дезинтеграция мусульман позволила трём (а с 1109 — четырём) государствам франков укрепить и расширить свою власть. Однако прошло совсем не много времени, и мусульмане не только сумели объединиться под началом атабека Мосула, но и поставили под угрозу Эдессу. Падение города послужило катализатором нового крестового похода.

Первая четверть века

Помимо регулярной подпитки из-за моря Иерусалимское королевство, Антиохийское княжество, Эдесское и Триполийское графства опирались, в первую очередь, на местные христианские меньшинства яковитов и армян, поставлявших значительные воинские контингенты, а также на превосходство итальянских флотов. Главный удар крестоносцы нанесли по приморским городам Средиземноморья, находившимся во владении византийцев, сирийских эмиров и египтян. В 1100 году была взята Хайфа, в 1101 — Арзуф и Цезарея, в 1102 — Тортоса (Тартус), в 1103 — Латакия, в 1104 — Акра и Джубайл (древний Библ), в 1109 — Триполи, в 1110 — Бейрут и Сидон. В 1124 году пал Тир. Так в четверть века всё побережье Леванта, кроме Асколона, было занято крестоносцами.

Балдуин Булонский входит в Эдессу, 1098 год.

Конечно, очень значительную помощь латинянам оказывали новые экспедиции из Европы. За полвека, минувших с Первого крестового похода, было предпринято пять больших походов на Восток. Их итог и близко не соответствовал результатам движения 1096–1099 годов, но позволял сначала рассчитывать на продолжение успешной агрессии, а затем держать status quo.

Сирийский фронт

Помимо захвата прибрежной полосы крестоносцы вели перманентную войну с сирийскими эмирами и атабеками, туркменскими вождями и египетскими войсками. Как правило, это были кавалерийские стычки, засады, конные рейды, блокады городов с участием нескольких сотен, реже нескольких тысяч человек — то, что называют малой войной. Даже в самых больших сражениях той поры — в битве при Харране (7 июля 1104 года), аль-Саннабре (28 июня 1113 года), Сармине (14 сентября 1115 года) или на Кровавом Поле (28 июня 1119 года) — силы крестоносцев не превышали 10 000 человек. Недостаток сил вынудил крестоносцев избрать стратегию опорных пунктов, когда хорошо укреплённые крепости на узлах коммуникаций с небольшим числом защитников парализуют действия противника. В строительстве крепостей франки достигли подлинного искусства, намного превзойдя в этом своих противников. Также применялась политика дружбы против ближайшего врага, ситуативные союзы с одними мусульманами против других мусульман, чтобы не дать укрепиться какой-либо стороне.

Северная Сирия в 1143 году.

Рыцарские ордены

Другой важной инновацией стало образование в 1120-х годах военных монашеских орденов, прежде всего госпитальеров и тамплиеров. Помимо обетов бедности, целомудрия и послушания братья этих орденов клялись вести вооружённую борьбу с неверными и при этом могли оставаться мирянами. Благодаря строгой дисциплине и чёткому следованию приказам члены военных орденов вскоре завоевали репутацию лучших бойцов.

Кроме рыцарей в состав военно-монашеских объединений входили сержанты, практически не отличавшиеся по вооружению от рыцарей, но имевшие более низкий социальный статус, а также наёмная пехота. Пополнение вербовалось по всей Европе, и в отличие от орденов Калатравы, Сантьяго или Тевтонского, тамплиеры и госпитальеры были многонациональными в своём составе. Во второй половине XII века, во времена своего расцвета, они могли выставить на Востоке до 5000 прекрасно подготовленных воинов.

Тамплиер и госпитальер, XII век.

Численность армий крестоносных государств в первой половине XII века

Численность армий крестоносных государств в первой половине XII века

Восток в ожидании героя

Численность мусульманских армий превосходила крестоносные силы более чем в два раза, но разобщённость сирийских правителей и вражда главных центров силы — Алеппо, Мосула и Дамаска — не позволяла им совместно противостоять латинской угрозе. Рост антихристианских настроений в первые годы после крестового похода разжигали беженцы из Иерусалима и других взятых крестоносцами городов. Беженцы занимали целые кварталы в Алеппо и Дамаске, и их радикальная агитация способствовала росту популярности идеи джихада. В 1105 году учёный из Дамаска аль-Салами изложил идеи о джихаде в специальном трактате, имевшем большое влияние.

Исламский мир искал вождя. Первоначальные кандидаты в лице Сукмана или Ильгази не смогли по разным причинам объединить сторонников священной войны, но появление в 1120-х годах на политической сцене мосульского атабека Имададина Зенги кардинально изменило ситуацию. В 1127 году он захватил Алеппо, объединив под своей властью два из трёх ключевых пунктов Большой Сирии. Затем в 1130–1142 годах он взял под контроль Хаму, Эрбиль, Ракку, Баальбек и Мардин. Самое восточное государство крестоносцев — Эдесское графство — оказалось в полуокружении.

Падение Эдессы

Отметим здесь, что стратегический паритет в первой половине XII века основывался на трёх оппозициях: Эдесса — Мосул, Антиохия — Алеппо и Иерусалим — Дамаск. Объединение Мосула и Алеппо под одной властью позволило оказать сильнейшее давление на Эдессу — возможно, самый густонаселённый город в подчинении крестоносцев, в котором проживало до 50 000 человек.

В 1098–1114 годах при крестоносцах Эдесса пережила восемь осад (в 1098, 1104, 1105, 1106, 1110, 1111, 1112 и 1114 году), но всегда успешно отстаивала своё существование. В следующие 30 лет осад не было, но общая стратегическая обстановка, связанная с возвышением Зенги, предопределила падение города. 24 декабря 1144 года, менее чем через месяц после начала атаки, мусульмане взяли Эдессу. Её падение разрушило крестоносный стратегический треугольник Эдесса — Антиохия — Иерусалим и резко склонило чашу весов на сторону их противников.

Бернар Клервоский

Падение Эдессы стало шоком для Запада, и тот отреагировал организацией большого крестового похода. Папа Евгений III объявил его 1 декабря 1145 года, издав буллу с призывом к христианским баронам Европы прийти на помощь своим братьям на Востоке. Но только после второй буллы, изданной 1 марта 1146 года, и поручения ордену цистерцианцев вести агитацию за поход дело сдвинулось с мёртвой точки. Бернар Клервоский — знаменитый учёный проповедник своего времени, апологет военно-монашеских орденов и решительной борьбы с неверными — повёл энергичную пропаганду среди высшего света, добившись поразительного успеха. Под влиянием его проповедей крест приняли два главных монарха католического мира — короли Франции и Германии Людовик VII и Конрад III. Это означало, что спустя полвека Запад решил повторить славные «деяния франков».

Бернард Клервоский на церковном витраже.

Планы и организация

Судя по всему, поход был задуман масштабный. Главные армии во главе с немецким и французским королями должны были следовать маршрутом первых крестоносцев и через Балканы, Константинополь и Малую Азию прибыть в Святую Землю сухим путём. Численность собранных армий в совокупности достигала 60 000 человек, примерно поровну в немецкой и французской своей части. Одновременно немецкие бароны должны были ударить по славянским язычникам вендам, живущим за Эльбой, а англо-фризская эскадра — содействовать операциям против мавров в Испании. Начало похода было назначено на конец весны 1147 года.

29 мая немецкая армия двинулась из Регенсбурга по направлению к Константинополю, куда прибыла 10 сентября. Французская армия начала движение 8 июня из Парижа, достигнув Регенсбурга 29 июня, а Константинополя — 4 октября. Таким образом, армии двигались двумя волнами с интервалом в месяц.

Одновременно с движением больших крестоносных войск на Восток свою политику повёл сицилийский король Рожер, напавший в конце лета 1147 года на владения Византии на Балканах: Корфу, Фивы и Коринф. Император Мануил Комнин стал подозревать Запад в коварстве, двойной игре и попытке использовать идеалы крестовых походов для сокрушения Византии. Действительно, подобные мысли витали в стане французского короля, но Людовик VII категорически отказался от столь низких планов.

Второй крестовый поход. Театр военных действий в 1147–1148 годах // 100 битв, которые изменили мир

Малая Азия, осень 1147 — зима 1148 года

Если движение двумя армиями по Европе имело логистическое обоснование, то продолжение подобной практики на территории турок-сельджуков ставило вопрос о способностях высшего командования крестоносцев. В отличие от армий Первого похода французы и немцы не стали объединять силы для перехода через малоазийское плато. Более того, в середине октября немцы разделили свою армию на две примерно равные части, одна из которых во главе с королём двинулась по старой крестоносной дороге через Дорилей, а другая направилась вдоль побережья под прикрытием византийских крепостей.

25 октября корпус короля Конрада подвергся решительному удару сельджуков. После ряда тяжёлых стычек, в которых опасности подвергся сам король, было решено повернуть назад. Отступление сопровождалось постоянными атаками сельджуков, а после разгрома авангарда графа Бернгарда фон Плетцке, по сути, превратилось в бегство. Французы, только выдвинувшиеся к Никее, в начале ноября с удивлением и издёвками встречали остатки немецкого воинства.

В то же время второй немецкий корпус угодил в засаду у Лаодикеи. Погиб его командующий герцог Бернгард Каринтийский. Дальнейшее движение корпуса через Кадмийские горы к средиземноморскому порту Атталии сопровождалось бесконечными стычками и большими потерями. Возможно, менее половины немецких сил прорвалось к Атталии и погрузившись на византийские суда отбыло в Акру в ноябре 1147 года.

Прибрежные горы Малой Азии

После общего совещания королей в германском полевом лагере было решено продолжить поход, держась побережья и византийской территории насколько это возможно. Французы и остатки немецкой армии — многие феодалы покинули Конрада после последних печальных событий — выбрали маршрут Пергам — Смирна — Эфес, куда и прибыли на Рождество. Заболевший Конрад отправился на лечение в Константинополь, где крепко сдружился с императором Мануилом, а французы изменили план и в январе 1148 года двинулись вглубь материка прямо к Атталии.

Поход по стопам немецкого корпуса сопровождался теми же невзгодами: горные засады, нехватка продовольствия, моральный упадок. Переправив в феврале–марте 1148 года в два приёма наиболее знатную и боеспособную часть армии морем в Антиохию, Людовик приказал пехоте двигаться туда сухим путём. Поздней весной пехота — французы и остатки немецкой армии — пробилась в Сирию, потеряв больше половины своих сил. Общее раздражение было направлено на византийцев: они не обеспечили достаточного флота для транспортировки морем всей армии, они не смогли организовать снабжение, их подозревали в лояльности к сельджукам. Странно, что Рожер Сицилийский, напавший на Византию летом 1147 года, не был объявлен предателем христианского дела.

Святая земля, первая половина 1148 года

Тем временем на Востоке 14 сентября 1146 года во время осады сирийского города Калат-Джабара был зарезан Зенги. В его гибели подозревали длинную руку Дамаска, не желавшего объединения Сирии под властью покорителя Эдессы. Смерть Зенги привела к междоусобной войне за его наследство. Один сын, Сейфадин, закрепился в Мосуле, другой, Нурадин — в Алеппо.

В разгар этой свары, 19 марта 1148 года, в Антиохию прибыл Людовик VII. Ситуация складывалась благоприятно для крестоносцев. Если бы французы и антиохийцы нанесли удар по Алеппо и Эдессе, у них были бы все шансы добиться успеха. Однако парализованный неудачами малоазийской кампании Людовик сообщил антиохийскому графу Раймунду, что он прибыл в Святую землю для паломничества в Иерусалим — и ни для чего другого. Шанс был упущен.

В апреле 1148 года Людовик двинулся к Акре, куда морем прибыл выздоровевший немецкий король Конрад III, и они совместно совершили паломничество в Иерусалим.

Поход против Дамаска

Подобное завершение похода многие считали недостойным. Требовалось «деяние». Таким деянием решением Коронного совета в Акре 24 июня 1148 года стал поход на Дамаск. Худшего выбора нельзя было сделать. Руководствуясь тем, что большая часть армии собиралась осенью вернуться в Европу, а боевые действия против Алеппо заняли бы гораздо больше времени, было постановлено атаковать Дамаск. Дамасский эмир Унур был главным врагом главного врага крестоносцев Нурадина, и любой учебник стратегии подскажет, что такой выбор — путь к поражению. Однако Коронный совет руководствовался не стратегическими, а сиюминутными мотивами.

Осада Дамаска, 24–28 июля 1148 года

В середине июля крестоносная армия численностью 20 000–25 000 человек двинулась на Дамаск. Осада крупнейшего города Сирии превратилась в фарс. 24 июля крестоносцы подошли к городу, начались стычки в пригородах. Унур тут же примирился со своим злейшим врагом Нурадином и попросил его о помощи. 25 июля через северные ворота Дамаска, оставшиеся не заблокированными, начали прибывать курдские и туркменские подкрепления. 26 июля Нурадин подошёл к Химсу и создал угрозу с севера. 28 июля крестоносцы решили отступить.

В начале августа латиняне вернулись в Палестину. 8 сентября немецкий король Конрад III покинул Святую землю, а Людовик VII оставался в Иерусалимском королевстве до Пасхи 1149 года, виня во всех бедах византийского императора.

Театр военных действий в Сирии, вторая половина 1148 — 1149 год // 100 битв, которые изменили мир

Провал похода и взятие Лиссабона

Как писал выдающийся исследователь крестовых походов Стивен Рансимен, Второй крестовый поход был погублен «своими предводителями, их упрямством, невежеством, неспособностью и глупостью». Положение христианских государств Востока после событий 1147–1148 годов заметно ухудшилось. В 1149 году Нурадин разгромил и убил храброго графа Раймунда Антиохийского и отослал его череп багдадскому халифу, а в следующем году пленил и ослепил другого знаменитого бойца — графа Жослена Эдесского. В 1154 году Нурадин взял Дамаск и объединил под своими знамёнами всю Сирию. Крестоносцы перешли к глухой обороне.

Единственным настоящим успехом Второго крестового похода можно считать взятие крестоносцами Лиссабона. Это была совершенно независимая экспедиция, объединённая с событиями на Востоке только общим замыслом генерального наступления христианства на ислам. Основу экспедиционных сил составляли флоты из Англии, Нормандии, Фландрии и Фризии — всего 164 корабля. Численность воинских контингентов достигала 13 000 человек во главе с не самыми знаменитыми феодалами Европы — графом Арнульфом Эрсхотским, Эрве де Гланвилем и другими.

Осада Лиссабона, 1 июля — 24 октября 1147 года

23 мая 1147 они отправились из гавани английского Дартмута, а 16 июня бросили якорь в португальском Порто. По приглашению португальского короля Альфонса Великого крестоносцы приняли участие в осаде мусульманского Лиссабона — большого и хорошо укреплённого города. 24 октября, после четырёх месяцев напряжённой борьбы, они овладели этим важнейшим пунктом на западе Пиренейского полуострова. В 1255 году Лиссабон стал столицей Португальского королевства.

Вендский крестовый поход

Ещё одним «ответвлением» Второго крестового похода стал поход против полабских славян-язычников бодричей и лютичей. Бернар Клервоский предложил его в качестве священной войны против отъявленных врагов истинной веры, но на заднем плане проступала другая идея — надо было чем-то занять крупнейших вассалов немецкого короля в его отсутствие. Так как герцоги Альбрехт Медведь, Генрих Лев и Конрад Церингенский отказывались от участия в крестовом походе, оправдываясь угрозой на собственных границах, для них пришлось «придумать» собственный поход.

Балтийский регион во время Вендского похода 1147 года

Местом сбора войск был назначен Магдебург, временем сбора — 29 июня 1147 года. Операция была задумана широкая, с привлечением датского и саксонского флотов, польских и даже русских вспомогательных войск. Общие силы крестоносцев превышали 20 000 человек. Северная группировка во главе с Генрихом Львом была нацелена на Добин, главный город бодричей, в то время как южная, гораздо более многочисленная, во главе с Альбрехтом Медведем — на Деммин и Штеттин, города лютичей и поморян. Крестоносцев не смутило, что князь последнего Ратибор вместе со своим народом уже был обращён в христианство. Кампания продлилась два с половиной месяца, запомнилась энергичной и активной обороной своих владений ободритским князем Никлотом и закончилась практически безрезультатно для нападавших. Славяне пообещали обратиться в христианство, и крестоносцы вернулись в Германию.

Итоги

Второй крестовый поход обещал быть событием, превосходящим Первый, но не стал даже плохой копией оригинала. Хорошо организованный с точки зрения агитации и мобилизации ресурсов, он был загублен бездарностью вождей. Положение на латинском Востоке стало угрожающе тяжёлым. Казалось, что падение франкских государств — вопрос не далёкого времени. Стратегическая инициатива была упущена, ислам под знаменем джихада возрождался. Приближался час Саладина.

Продолжение следует: Третий крестовый поход 1189–1192 гг. и его звезды — Фридрих Барбаросса, Саладин, Ричард Львиное Сердце и другие

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится