Резня в восточной Африке: война герцога Амадея.
57
просмотров
За несколько лет до начала Второй мировой войны Италия завоевала Эфиопию и объединила свои африканские колонии в Итальянскую Восточную Африку. Управление этими землями Муссолини доверил герцогу Амадею Аостскому. После начала мировой войны войскам герцога пришлось противостоять на африканском фронте не только Британской империи, но и эфиопским партизанам, не простившим Италии завоевание родной страны.

Крепкий орешек Африки

После Англо-бурской войны 1899–1902 годов в огромной Африке осталось всего два независимых государства. На западе континента, окружённая французскими и британскими колониальными владениями, находилась основанная освобождёнными американскими рабами Либерия, а на востоке располагалась древняя Эфиопская империя (известная также как Абиссиния).

Колониальный раздел Африки европейскими державами, разумеется, не прошёл мимо этой страны. В конце XIX века опоздавшие к дележу африканского пирога Германия и Италия активно занимали ещё не застолбленные Францией и Великобританией участки африканского побережья. Разумеется, к этому моменту всё самое «вкусное» было уже разобрано. Италия заняла пустынный участок на южном берегу Красного моря (Эритрею) и южную часть такого же пустынного Сомали. Однако между этими двумя итальянскими колониями, у основания Африканского Рога, находилась огромная территория, до сей поры не захваченная европейцами – Эфиопия.

Сражение второй итало-эфиопской войны в представлении эфиопского художника

Справедливо рассчитывая на военно-техническое превосходство, Италия вторглась в 1895 г. во владения Негуса Менелика II. Однако эфиопы наголову разгромили агрессора, освободили занятые земли, «отодвинули» на север границу с итальянской Эритреей и принудили Италию к уплате контрибуции. Сам этот факт был весьма болезненным для итальянского самолюбия, ведь впервые в новой истории европейская держава, претендующая на статус великой, платила дань АФРИКАНСКОМУ государству.

Поэтому совсем не удивительно, что независимая Эфиопия стала первой мишенью для взявшего курс на воссоздание Римской империи итальянского дуче Бенито Муссолини. Правда, Эфиопия (известная в античные времена как Аксумское царство) в число римских владений никогда не входила – но разве такие мелочи остановят уважающего себя диктатора?

Захватом Эфиопии Муссолини убивал целый выводок внешне- и внутриполитических зайцев. Во внешней политике Италия захватом крупного африканского владения приближалась по статусу к огромным колониальным империям Британии и Франции, тем самым утверждаясь как «великая держава». Во внутренней политике Муссолини упрочнял своё положение у власти, «смывая позор» поражения в Первой итало-эфиопской войне. Впрочем, что такое «маленькая победоносная война» (в случае её удачного проведения) во внутриполитическом смысле, всем известно. В практическом плане захват Эфиопии также позволял соединить разрозненные итальянские владения на Африканском Роге.

Несмотря на фактически увеличившийся технологический разрыв, Эфиопия оказала ожесточённое сопротивление и на этот раз. Итальянцы активно использовали авиацию, бронетанковую технику (танкетки и бронеавтомобили) , а также запрещённые фосген и иприт (по оценкам экспертов, Италия ввезла в Эфиопию с 1935 по 1941 годы для ведения войны и борьбы против партизан около 80 тысяч тонн этих отравляющих веществ). В конечном итоге, Эфиопия была захвачена, а Италия значительно укрепилась на международной арене. Попытки подвергнуть её санкциям в Лиге Наций по факту провалились, более того, в 1936–37 гг. большинство государств-членов Лиги Наций признали захват Эфиопии (исключение составили всего шесть стран, в том числе СССР, США и сам подвергшийся агрессии со стороны Японии Китай).

Дебют: Итальянский блицкриг, беспощадный и немного бессмысленный

Сегодня захват Эфиопии Италией, равно как и гражданскую войну в Испании 1936–39 гг., а также военные действия Японии в Китае, начавшиеся в 1937 году, справедливо считают прологом Второй мировой войны. Захватив Эфиопию и практически не столкнувшись с противодействием Лиги Наций и великих держав, Муссолини, а на его примере и Гитлер, получили карт-бланш на агрессию против слабых соседей. Уже совсем скоро дуче продолжил строить Великую Италию, присоединяя к Италии более слабых соседей (следующей была захвачена Албания), а фюрер заложил первые кирпичи в фундамент Великой Германии, введя войска в демилитаризованную Рейнскую область и аннексировав Австрию.

Пока весь мир под звуки песни Хорста Весселя упоённо и неудержимо маршировал навстречу новой мировой войне, итальянцы не сидели сложа руки, а активно взялись за обустройство своих новых владений.

Итальянская Восточная Африка в 1938–1941 годах

Для удобства управления весь итальянский территориальный массив в Восточной Африке (Эритрея, Итальянское Сомали и Эфиопия) был объединён в одно административное образование. Новое владение было названо «Итальянской Восточной Африкой» и разделено на шесть губернаторств. Вице-королём и генерал-губернатором новообретённой жемчужины итальянской короны был назначен Амадей Умберто Изабелла Луиджи Филиппо Мария Джузеппе Джованни Савойский, герцог Аостский (титул герцога Аостского носили главы одной из младших ветвей правившей в Италии Савойской династии). Этот выпускник Итона и Оксфорда, обладатель хороших британских манер и 198 сантиметров роста, возглавил итальянские войска в регионе.

В стратегическом плане в условиях начавшейся 1 сентября 1939 года мировой войны положение Итальянской Восточной Африки было незавидным. Главным минусом были сильная растянутость путей снабжения и тот факт, что Суэцкий канал находился в руках Великобритании. Устойчивое снабжение через Гибралтар (с британской военно-морской базой) и далее вокруг Африки было практически невозможно, поэтому одной из важнейших задач для итальянцев было занятие Египта и установление контроля над Суэцким каналом. Реализация этого замысла планировалась (и, пардон за спойлер, безуспешно реализовывалась) как из Ливии, так и из Эритреи через Судан.

Вторым минусом было то, что со всех сторон (как видно на вышеприведённой карте) Итальянская Восточная Африка была окружена британскими колониальными владениями, Англо-Египетским Суданом и Кенией. Усугублял картину расположенный в тылу в виде полуанклава Британский Сомалиленд. Там же, западнее британской колонии, находилось небольшое французское владение Берег Сомали (нынешнее государство Джибути). Но администрация французской колонии до декабря 1942 года сохраняла верность режиму Виши. Поэтому угрозы с этого направления для итальянцев до самого окончания кампании не было.

Общий ход военных действий в Восточной Африке в 1940–41 годах

Генерал-губернатор Амадей имел боевой опыт – в Первую мировую он сражался в артиллерии, а в 20-е годы участвовал в подавлении восстания бедуинов в Ливии под руководством Родольфо Грациани. Он много путешествовал по Африке, а с 1932 года служил в итальянской авиации.

Герцог был реалистом и понимал неминуемость войны с Британией, поэтому подготовка армии была одним из приоритетов в его деятельности. В условиях близости большой войны в Европе и Средиземноморье Италия не могла отправить в Восточную Африку значительных контингентов, и вице-король вынужден был создавать практически с нуля значительные туземные подразделения. С другой стороны, у Амадея были все основания полагать, что вся африканская кампания будет сражением туземцев, руководимых с одной стороны итальянцами, а с другой – британцами и (возможно) французами, так как у вероятных противников дела обстояли так же.

Пропагандистский итальянский плакат, демонстрирующий полное единение войск метрополии и колониальных солдат-аскари

10 июня 1940 года Италия на стороне Германии вступила во Вторую мировую войну. Уже утром следующего дня восемь британских бомбардировщиков «Уэллсли» подвергли бомбардировке итальянскую авиабазу Гуру в Восточной Африке.

К этому моменту у Италии в регионе находились впечатляющие по африканским меркам силы – 256 тысяч человек, в том числе 72 тысячи итальянцев и 184 тысячи африканцев. Самыми боеспособными были две укомплектованные итальянцами дивизии – элитная «Гренадёры Савойи» из метрополии и «Африка», в которой служили белые итальянские колонисты. Также итальянцами были укомплектованы 8 отдельных батальонов чернорубашечников, подразделения карабинёров, военно-морские силы (около 10 тыcяч человек) и ВВС (около 8 тысяч).

Туземцы были организованы в 25 колониальных бригад (или 29 по другим источникам), ещё 7 бригад находились в стадии формирования. Итальянские туземные подразделения очень отличались по качеству подготовки; как правило, набранные из эфиопов превосходили укомплектованные сомалийцами и эритрейцами.

Войска герцога Амадея имели на вооружении 62 танка (в основном – танкетки CV-33/35), 129 бронеавтомобилей и около 150 боевых самолётов.

Британцы к началу боевых действий имели в регионе совсем небольшие силы – как раз в это период Германия завершала разгром Франции, и защита метрополии была очевидным приоритетом для англичан. В Судане насчитывалось 9000 британских солдат, в Кении – 5500, в Британском Сомали – всего 1475. Кроме того, 2500 человек насчитывал британский контингент в Адене, владении англичан на юге Йемена. Танков здесь у британцев не было вообще, как и противотанковой артиллерии. ВВС Британии в Адене, Судане и Кении насчитывали 85 самолётов.

Такая совершенно не радужная для Великобритании картина отчасти сглаживалась активными действиями эфиопских партизан. Жестокие репрессии итальянцев по отношению к повстанцам так и не смогли за 4 года полностью подавить эфиопское сопротивление. В ряде эфиопских провинций итальянская колониальная администрация контролировала только крупные населённые пункты. Ситуацию хорошо иллюстрирует высказывание итальянского фашистского партийного функционера в Африке Бонакорси: «Если в какой-либо точке нашей империи появится отряд англичан или французов с развёрнутым знаменем, им понадобится очень мало, а то и совсем не понадобится солдат, чтобы сражаться против итальянцев, так как к ним присоединится большая часть абиссинского населения».

Несмотря на это, общее превосходство в силах у итальянцев было подавляющим, и они не преминули этим воспользоваться. В июле итальянские силы начали наступление по нескольким направлениям. Вторжения в Судан и Кению обернулись тактическими победами итальянцев и захватом нескольких приграничных городов. Однако в стратегическом плане распыление сил на огромном фронте привело к тому, что ни на одном из участков наступление не удалось значительно развить. Совершенно непонятно, кстати, почему итальянцы не предприняли сильного удара в самом стратегически важном направлении – в сторону Порт-Судана, и далее – Египта, для соединения с ливийской группировкой. Силы британцев на этом направлении состояли всего из трёх батальонов, (в Атбаре, Хартуме и Порт-Судане), и перспективы у итальянцев могли быть крайне радужными.

А вот в Сомали у итальянцев получился локальный блицкриг. Уже в августе 1940 года они выбили англичан из Британского Сомалиленда, устроив здесь африканскую версию Дюнкерка – остатки британского гарнизона Берберы вынуждены были спасаться бегством на другой берег Аденского залива, в Йемен.

Итальянские солдаты празднуют победу на захваченном военном посту в Британском Сомалиленде, август 1940 года

В результате этой победы контроль над выходом из Красного моря в Индийский океан оказался полностью в руках у итальянцев, чем они и не преминули воспользоваться. Итальянская авиация успешно топила британские конвои, и британская группировка в Египте могла оказаться в крайне затруднительном положении. Вступление в войну Италии поставило под угрозу английские коммуникации по Средиземному морю, а с захватом Сомалиленда сделало невозможным эффективное снабжение сражающихся в Египте войск теперь и по Красному морю.

С другой стороны, самого страшного не случилось – реальной возможностью захватить Суэцкий канал по непонятной причине итальянцы так и не воспользовались.

Британцы стали готовиться к решению этой проблемы.

Миттельшпиль: Британская империя наносит ответный удар

Ещё в июне 1940 года англичане обратились к находившемуся в эмиграции эфиопскому императору Хайле Селассие I (более известному в определённых кругах как Рас Тэфэри – одно из воплощений бога Джа на земле).

Император Хайле Селассие I с британским переводчиком, 5 мая 1941 года

Монарх Эфиопии прибыл в Судан и лично возглавил освободительное движение. С британской помощью была воссоздана эфиопская армия, которая стремительно увеличивалась, во многом за счёт перебежчиков из числа военнослужащих итальянских колониальных частей – жителей Эфиопии.

Воспользовавшись топтанием итальянцев в приграничных областях, англичане перебрасывали в Африку соединения из Австралии, Новой Зеландии, Англии и Индии. Кроме того, на территории самой Британской Африки были созданы военные округа, которые в ускоренном режиме формировали и обучали туземные части. Значительные силы прибывали и из Южно-Африканского Союза.

В результате к осени 1940 года баланс сил несколько изменился. Итальянцы по-прежнему имели численное превосходство, однако оно уже не было подавляющим. В Кении британцы сосредоточили 77 тысяч человек (в том числе 42 тысячи африканцев), в Судане с прибытием двух индийских пехотных дивизий численность группировки достигла 28 тысяч человек. К новому 1941 году итальянцы были выдворены из северо-западной Кении.

В январе 1941 года началось крупное наступление британцев и их союзников из Судана. В наступлении на Эритрею принимали участие подразделения «Свободной Франции», в центральную Эфиопию из Судана входили и части вновь созданной армии Эфиопии, а на юге британцев поддерживали колониальные войска Бельгии (из Конго).

Итальянская армия в Эритрее была измотана борьбой с партизанами и не смогла оказать значительного сопротивления на границе, отойдя на оборудованные позиции в районе города Керен. Британцы осадили Керен, а эфиопские повстанцы перерезали южнее дорогу из Аддис-Абебы, по которой итальянцы осуществляли снабжение и перебрасывали подкрепления к Керену. Здесь, у Керена, в период с 3 февраля по 27 марта проходило самое крупное сражение Восточно-Африканской кампании. Дивизия «Гренадёры Савойи», альпийские стрелки батальона «Уорк Амба» и туземные батальоны (всего около 30 тысяч человек) на протяжении почти двух месяцев упорно отбивали атаки двух индийских дивизий. Исход сражения в пользу британцев во многом решили господство англичан в воздухе и «снарядный голод» итальянцев – результат действий эфиопских партизан. Итог сражения был печален для итальянских войск. Под Керемой погибло около 3000 итальянских солдат. Британцы потеряли здесь около 500 солдат убитыми.

В это же время эфиопская армия Хайле Селассие (которая насчитывала уже более 30 000 человек) освободила провинцию Годжам.

В феврале перешли в наступление и британские части в Кении. Здесь у итальянцев оборонялись войска Южного сектора, укомплектованные, в основном, африканцами. В течение двух недель (с 10 по 26 февраля) итальянские части удерживали хорошо укреплённый рубеж по реке Джуба, но в конце концов их оборона была прорвана, британцы заняли порт Кисмайо и устремились на Могадишо.

Британские солдаты в захваченном Кисмайо, 1941 год

Эндшпиль

10 марта англичане высадили морской десант в Бербере и двинулись на запад. К 17 марта они соединились с наступающими из Кении войсками уже на территории Эфиопии и продолжили наступление в сторону Аддис-Абебы.

Острая нехватка припасов и крайне слабое снабжение не позволяли итальянцам удерживать весь периметр обороны, и 5 апреля Аддис-Абеба была объявлена «открытым городом». Итальянцы оставили её без боя, 6 апреля в неё вступили британские войска. 7 апреля пала столица Эритреи Асмэра, а 8 апреля – морской порт Массауа. После фактического развала итальянского фронта герцог Амадей принял решение по организации обороны в разрозненных горных укрепрайонах.

Угроза для морских коммуникаций Британии в этом регионе была устранена, и англичане смогли начать перебрасывать свои высвободившиеся соединения в Египет, что было очень своевременным.

Однако война в Восточной Африке ещё не была окончена. Уцелевшие итальянские войска оборонялись на севере Эфиопии, в районе города Гондар, на юго-западе – в провинции Галло-Сидамо, и на северо-востоке – в Дессие и в районе Амба-Алаги.

Оборону крепости Амба-Алаги возглавил непосредственно сам вице-король. 7-тысячный гарнизон стойко сражался, но 17 мая принял почётные условия сдачи и капитулировал. Сам герцог Амадей покинул крепость последним и был взят в плен.

Герцог Амадей Аостский, вице-король и губернатор Итальянской Восточной Африки

Британцы с уважением отнеслись к своему пленнику. В целом Восточно-Африканская кампания принципиально отличалась от более поздних сражений Второй мировой войны в плане соблюдения сторонами законов и обычаев ведения войны, и во многом это заслуга итальянского командующего. Хорошо иллюстрирует вышесказанное такой его рыцарский поступок: при капитуляции в Амба-Алаги герцог настоял на том, чтобы перед отправлением в плен его войска сняли установленные ими же ранее минные поля.

С моента начала боевых действий до падения Амба-Алаги британцы захватили около 230 000 пленных, но около 80 000 человек, разделённых на две примерно равные группировки, всё ещё сражались. В юго-западной провинции Галло-Сидамо оборонялись войска генерала Гаццеры, а на севере, у Гондра – генерала Нази.

Бои в Галла-Сидамо закончились 21 июня, за день до нападения Германии на Советский Союз. А в Гондаре итальянские войска генерала Нази сложили оружие только 27 ноября, в разгар наступления немцев под Москвой.

В ходе кампании в плен к англичанам попало более 30 000 собственно итальянцев (без учёта туземцев). Британцы предоставили им своеобразную «полусвободу» – они могли находиться в бывших итальянских колониях, но без оружия. Часть из «условно освобождённых» (около 4000 человек) нарушила режим настолько, что ушла в эфиопские горы и леса и партизанила там до 1943 года, когда Италия перешла в лагерь союзников.

Командующий итальянскими войсками в Восточной Африке, вице-король герцог Амадей Аостский скончался 3 марта 1942 года в Найроби в лагере для пленных от туберкулеза и малярии.

Боевые действия на Африканском Роге завершились стратегической победой Великобритании и союзников. Во многом это объясняется просчётами итальянского военного руководства, особенно малопонятным нежеланием продолжать наступление в направлении Египта. У герцога Амадея, находившегося в Восточной Африке в крайне неблагоприятном стратегическом положении, был только один шанс радикально его изменить – попробовать захватить контроль над Суэцким каналом. Этим шансом он не воспользовался.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится