Сражение за Иводзиму: как американцы штурмовали Серный остров.
298
просмотров
Летом 1944 года военно-морские силы США пробили основную линию оборону Японской империи и были готовы перенести боевые действия с нейтральной территории на территорию государства противника. Единственным, казалось бы, незначительным препятствием на пути к островной империи оставался небольшой островок вулканического происхождения, расположенный к югу от Японского архипелага – Иводзима, что в переводе обозначает «остров серы».

С самого начала командирам обеих сторон было понятно – оборона острова не выдержит мощи наступающего противника. Поэтому перед японскими солдатами, расквартированными на Иводзиме, стояла всего одна задача – продержаться как можно дольше в попытке оттянуть неизбежное. Этот негласный приказ был выполнен. Сражение за Иводзиму считается одним из самых кровопролитных и жестоких за время ведения боевых действий на Тихоокеанском фронте.

Мал, да удал

После поражения японской армии и флота на Марианских островах осенью 1944 года, обеим воюющим сторонам стала понятна следующая точка, за которую будет происходить сражение. Ею стал остров Ио, сейчас более известный как Иводзима – небольшой островок суши в Тихом океане, расположенный к югу от Японских островов. Этот клочок суши оставался единственной причиной, по которой командование США не могло вести полномасштабные бомбардировки Японии с воздуха – американские самолеты, как старых образцов, так и недавно принятые на вооружение, не могли преодолеть столь большое расстояние без дозаправки. Вдобавок к этому расположенные на острове аэодром и радарная установка позволяли японской авиации перехватывать летящие на задания самолеты союзников, а также наносить их флоту и наземным базам неожиданные кинжальные удары. Поэтому, захватив Иводзиму, американские войска убили бы одним ударом двух зайцев – устранили угрозу от японской авиации и обеспечили себе великолепный плацдарм для воздушных налетов на территорию врага.

Американские морпехи фотографируются с трофейным японским флагом.

Японский муравейник

Японское командование тоже прекрасно осознавало всю стратегическую ценность острова. Однако вместе с тем оно не питало иллюзий относительно возможности удержать его – то, что остров будет захвачен, было ясно – это был лишь вопрос времени. Поэтому генерал-лейтенант Японии Тадамити Курибаяси выбрал тактику глухой обороны, в надежде задержать наступление американцев на как можно более долгий срок. Проанализировав опыт предыдущих сражений, командиры обороны острова избрали тот же способ, что до этого был использован при обороне острова Пелелиу, — создание разветвленной оборонной системы пещер и укрытий как искусственного, так и природного происхождения, которая задержит продвижение американцев и повлечет максимальные потери живой силы армии противника. Летом 1944 года остров напоминал разворошенный муравейник – местное население в спешке эвакуировалось, а специально выписанные из Японии горные инженеры при помощи солдат трудились над созданием оборонных рубежей.

Бойцы укрываются за броней танка «Шерман», потерявшего гусеницу после наезда на мину.

Условия труда были нечеловеческими – основными причинами этого была невыносимая жара (от 30 до 50 градусов), практически полное отсутствие растительности на береговой линии, а также ядовитые серные испарения, ставшие причиной гибели многих людей. Но, несмотря на это, гарнизону Иводзимы удалось создать мощные оборонительные рубежи там, где, предположительно, должна была произойти высадка. На юго-восточной оконечности острова основным бастионом стала гора Сурибати – подобно гигантскому термитнику, она была испещрена огромным количеством ходов и коммуникаций; внутренние пещеры были расширены и оборудованы под проживание.

Рядовой прицеливается из винтовки М1 «Гаранд», сидя на японских ящиках с припасами.

Оборона была укреплена на подступах к аэродрому, находящемуся в центральной части острова, а также на севере, где располагался штаб самого генерала Курибаяси. Помимо этого, было создано несколько цепей железобетонных дотов, которые могли поддерживать друг друга перекрестным огнем, а все дороги были перекрыты противотанковыми рвами. Артиллерию было решено расположить на севере острова и на склонах горы Сурибати, тщательно замаскировав расчеты от воздушной разведки и укрыв их от артиллерийского огня с кораблей.

Морские пехотинцы отдыхают возле уничтоженного японского дота. На снимке хорошо видны толстые стены укрепления из железобетона.

Несмотря на долгий срок строительства, план оборонительных сооружений так и не удалось реализовать до конца, однако даже в незаконченном виде созданная система фортификаций стала бы для американских морпехов труднопреодолимым препятствием. Одновременно со строительными работами на остров начали стягивать все силы, которые можно было задействовать в обороне. На момент начала операции (получившей в американском штабе название «Отсоединение»), на острове было расквартировано около 20 тысяч солдат и офицеров, 28 танков, а также находилось порядочное количество орудий, зениток и минометов.

Подготовка к высадке

В то время как японские войска готовили оборону, американское командование планировало высадку. Было решено использовать две дивизии морской пехоты в качестве основной ударной силы (четвертую и пятую), а третья дивизия, находившаяся на тот момент в Юго-Восточной Азии, должна была послужить резервом. Плацдармом для высадки был назначен пляж на юго-восточном берегу острова. Десанту предстояло высадиться «меж двух огней» — между горой Сурибати на юге и укрепленным плато на севере, где располагался аэродром. Пляж разделили на семь зон высадки, каждая из которых имела свой цвет и номер. Предполагалось, что пятая дивизия морской пехоты после высадки возьмет штурмом гору Сурибати, а четвертая двинется на север, захватит плато, а затем – аэродром. Без нейтрализации обороны противника с этих направлений силы десанта были бы быстро уничтожены перекрестным огнем, поэтому действовать нужно было быстро.

Первые японские солдаты, взятые в плен на Иводзиме. Удивление на лицах вызвано нормальным обращением с пленными – японские офицеры пугали солдат неминуемыми пытками, которые ждут их при сдаче в плен американцам.

Японское командование тоже строило планы по эффективному противодействию превосходящим силам противника. Она в значительной степени отличалась от традиционных методов ведения боя, которые использовала армия Страны Восходящего Солнца. Строго-настрого были запрещены массированные наступления, переходящие в ближний бой – знаменитые «банзай-атаки».

Бойцы первой десантной волны на борту десантной баржи «Хиггинс». Снимок сделан за несколько минут до высадки.

Было также решено не оказывать сопротивления американцам при высадке, а позволить живой силе противника продвинуться на полкилометра вглубь острова, после чего открыть огонь из стрелкового оружия и артиллерийских орудий, расположенных на севере и на юге острова. Удар такой силы должен был сломить наступление в самом начале и, если не остановить его, то в значительной степени замедлить. Остров Ио был готов к длительной осаде – за время подготовки гарнизону удалось накопить продовольствия, боеприпасов и медикаментов почти на три месяца боевых действий.

Операция «Отсоединение»

Ранним утром 16 февраля 1945 года военно-морской флот США приблизился к песчаному берегу Серного острова. Тяжелая корабельная артиллерия начала массированный обстрел острова, который продолжался три дня. Три дня и три ночи остров сотрясали разрывы крупнокалиберных снарядов, от которых на горе Сурибати и в ее окрестностях исчезла вся растительность, а желтый песок покрылся слоем серого пепла. Японская артиллерия, несмотря на запрет, открыла ответный огонь по американским кораблям. Никакого результата это действие не возымело – японцы лишь обнаружили свои позиции, тем самым позволив корабельным орудиям с легкостью уничтожить артиллерию противника. Нарушение приказа взбесило командующего обороной острова – ведь причиной такого поступка стало вечное противостояние японской армии и японского флота, которому подчинялась артиллерия, не пожелавшая исполнять распоряжения какой-то «сухопутной собаки».

Высадка основных десантных сил на побережье.

Артобстрел и воздушные бомбардировки Иводзимы продолжались до утра 19 февраля. Ровно в 9:00 две дивизии морской пехоты начали высадку на побережье. Первой волне удалось высадиться без проблем – японцы не открывали огонь, ожидая, пока противник подойдет ближе. Проблемы возникли только во время десантирования бронетранспортеров-амфибий – большинство из них завязло на берегу и не смогли обеспечить пехоте поддержку в наступлении. А затем японцы открыли огонь. В течение первого часа боя четверть американского авангарда была уничтожена – перемещаться по лишенному каких-либо укрытий песчаному берегу было очень тяжело, и пристрелянные японские пушки и пулеметы собирали здесь обильную жатву. Но, несмотря на это, к вечеру американцам удалось закончить высадку основных сил и занять оборону на побережье.

Подбитая и сгоревшая техника на плацдарме высадки.

Поняв, что скинуть атакующих в море не получится, японцы перешли к активной обороне. Этому весьма способствовали толстые стены укреплений и разветвленная система тоннелей, покрывавшая побережье – практически не неся потерь от бомбардировок и снарядов, японцы имели возможность неожиданно открывать огонь по морским пехотинцам с замаскированных позиций, тем самым ощутимо сковывая их продвижение вглубь острова. Солдаты и офицеры понимали – на этот раз бой шел не на захваченной, а на исконно-японской земле, и были готовы дорого продать свои жизни. В своем обращении к гарнизону генерал Курибаяси сказал: «Мы здесь, чтобы защитить этот остров нашими ограниченными силами. Никто не должен умереть, пока он не убил по крайней мере десять американцев. Мы будем изводить врага партизанскими действиями до тех пор, пока жив хоть один из нас».

Многие морпехи погибали от пуль снайперов, замаскировавшихся среди скал. На шлеме этого американца отчетливо видно круглое пулевое отверстие.

Первый японский укрепрайон – гора Сурибати – пал 23 февраля 1945 года. Из-за яростного сопротивления американцам пришлось высадить на берег резервные части 3-й дивизии морской пехоты. Бой за гору был очень тяжелым – японцы могли отслеживать перемещения морпехов из наблюдательных пунктов с вершины горы и корректировать огонь огневых точек, которыми были усеяны склоны. В этот же день на вершине горы был поднят американский флаг – это событие было запечатлено на пленку фотографом Джо Розенталем, за что он получил Пулитцеровскую премию. Продвижение на север тоже шло чрезвычайно медленно – средняя скорость продвижения составляла около десяти метров в час! Через неделю боев американским силам удалось захватить аэродром, к тому моменту изрядно поврежденный бомбежками и обстрелом. 16 марта генерал Шмидт официально объявил о захвате острова.

Самая известная фотография с Тихоокеанского фронта – пять морских пехотинцев водружают большой флаг Соединенных Штатов на вершине горы Сурибати. Эта фотография также стала основой для скульптурной композиции, установленной в Вашингтоне в память участников битвы за Иводзиму.

Однако де-факто работы у морских пехотинцев оставалось предостаточно. Мало было объявить о захвате острова – нужно было полностью зачистить всю систему подземных коммуникаций от японских солдат, значительное число которых еще скрывалось в недрах пещер. Боевые действия стали больше напоминать охоту на истребление: там, где было неэффективно стрелковое оружие, применялись гранаты и ранцевые огнеметы, выходы из тоннелей заваливались камнями, тем самым лишая находящихся внутри возможности выбраться; иногда в пещеры пускался отравляющий газ. Японцы сражались с яростью зверя, зажатого в угол, не жалея собственных жизней для того, чтобы оттянуть полное поражение. Об отступлении и сдаче в плен не могло быть и речи – этот приказ свято соблюдался. Солдаты обвязывались гранатами и взрывали себя, захватывая с собой на тот свет солдат и танки противника. Общий порядок обороны давно перестал существовать – сопротивление оказывалось малыми группами, не имевшими связи между собой, и морские пехотинцы, пусть и ценой огромных потерь, постепенно сводили число сопротивляющихся к нулю.

Рядовой морской пехоты Кеннет Ходжер со своим ранцевым огнеметом, носившим имя «Мисс Злючка».

19 марта, ровно через месяц после начала высадки, остался лишь один форпост, удерживаемый японскими силами – личный бункер командующего обороной острова. Собрав последние силы, японский гарнизон в ночь с 23 на 24 марта устроил последнюю атаку на позиции американцев. Но силы были явно неравны, поэтому, нанеся противнику тяжелые потери, весь японский гарнизон был уничтожен. По одним данным, генерал Курибаяси лично возглавил эту самоубийственную атаку и погиб вместе со своими солдатами. Другие источники заявляют, что командующий обороной острова, выходец из семьи с глубокими самурайскими корнями, совершил ритуальное самоубийство – сеппуку.

Генерал-лейтенант Курибаяси, командующий обороной острова Ио.

Доподлинно известно лишь, что перед смертью Курибаяси отправил Императору Японии последнюю телеграмму, в которой он просил прощения за то, что не смог оправдать высочайшего доверия и удержать остров. В заключение письма, по японской традиции, генерал написал прощальное стихотворение хокку:

Враг не разбит, и я не погибну в бою,

Я буду рожден семь раз,

Чтобы взять в руки алебарду.

За свои действия Тадамити Курибаяси был повышен в звании до генерала, и после гибели стал национальным героем Японии.

Героический морпех

Среди американских морпехов также встречались примеры проявления потрясающего героизма. Самым известным из них стал комендор-сержант Джон Бейзилон, единственный морской пехотинец за всю историю Второй Мировой войны, одновременно удостоенный двух высших военных наград – Медали Почета и Военно-морского Креста. До перевода в морскую пехоту Бейзилон три года служил в армии на Филиппинах, а в 1940 году, уже в составе Первой дивизии морской пехоты, был отправлен на остров Гуадалканал. После битвы за аэродром Хендерсон Филд 24 октября 1942 года, в которой он и еще двое морпехов в течение двух дней сдерживали продвижение японских войск, Джон был награжден Медалью Почета и отправлен обратно в Штаты, для продажи военных облигаций. В 1945 году герой Америки возобновил действительную службу в составе 5-й дивизии морской пехоты, которая входила в состав ударных сил при высадке на Иводзиме.

«Манильский Джон» — прозвище Бейзилона.

Сослуживцы вспоминают, что в пылу сражения Бейзилон «был подобен дьяволу». Он в одиночку уничтожил огневую точку противника вместе с оборонявшим ее гарнизоном, обойдя ее с тыла в то время, как его огневое звено было сковано ураганным огнем противника. Ранение, ставшее для героя смертельным, настигло его на краю заминированного летного поля, через которое он вел попавший под обстрел американский танк – комендор-сержанта настиг осколок японского миномета. Слава Джона Бейзилона была настолько велика, что его именем называли дороги, мосты и даже эсминец ВМФ США, а в его родном городе Реритан каждый год проходит парад в честь национального героя.

-----------

Сражение за Иводзиму до сих пор считается самым тяжелым и кровавым за всю многолетнюю историю Корпуса Морской пехоты США. Потери американцев составили около 7 тысяч убитыми и пропавшими без вести и около16 тысяч ранеными. Японцы потеряли более 21 тысячи человек – это была первая битва, в которой силы США понесли большее число общих потерь. Буквально пропитанный кровью остров превратился в американскую военную базу, которая позволила совершать регулярные налеты на японские города – сначала Токио, потом Нагоя и Осака. Это послужило началом завершающего этапа боевых действий на Тихом океане – сражения перенеслись на территорию Японской империи, и победа союзников была так же неотвратима, как восход солнца над горой Фудзи.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится