Война за независимость Биафры
412
просмотров
История африканских войн последней трети XX века – сплошная череда переворотов, геноцида и военных путчей. Колониальный раздел кроил народы и этнические группы буквально по карте, без учёта их специфики. Оплачивать эту ошибку кровью пришлось отнюдь не колонизаторам.

На момент начала конфликта в Нигерии проживали более пятидесяти миллионов человек двухсот этнических групп и нескольких религиозных конфессий. Обычно конфликт сводят к противостоянию мусульманского севера и христианского юго-востока, но реальная картина выглядела куда более пёстрой и противоречивой. Хауса-фулани на севере, игбо на юго-востоке и йоруба на юго-западе – не какие-то единые этносы, а группы народностей, порой довольно условно связанных между собой.

Военный диктатор государства, генерал-майор Якубу Говон, формально сам был христианином, сыном христианского же священника. Это не помешало ему решать проблему мятежной христианской Биафры силовыми методами.

Якубу Говон

С прагматической точки зрения поводы конфликта можно описать ещё короче – нефть.

Дельта Нигера в данный момент даёт стране 95% всей её прибыли. Народность игбо могла бы превратить Биафру в центр экономической, промышленной и политической силы региона за считанные годы. Отнюдь не случайно в списке покровителей Биафры отметились Израиль, Родезия и ЮАР.

Требовалось «всего ничего» – перестать кормить практически феодальный мусульманский север. На более чем 55% населения страны в 1963 году там приходилось меньше 1/5 всех школ в государстве. Подобный «экономический кирпич» на шее прямых конкурентов Биафры – народности йоруба на юго-западе государства решал проблему любой конкуренции вполне привлекательным образом.

Война Нигерии с Биафрой развернулась в типично африканских традициях.

Ещё в 1966 году, за год до начала боевых действий, народность игбо практически сорвала попытки федерализации государства. Несколько десятков политических убийств, демонстративных и неприкрытых, заявили о претензиях Биафры куда лучше слов.

Впрочем, за словами дело тоже не стало. Одним из декретов генерал-майора Иронси, лидера мятежа игбо 1966 года, стала отмена федерализации. Большинство населения страны восприняло это как претензию на главенство игбо. Север незамедлительно откликнулся стихийными убийствами любых игбо.

В июле 1966 тогда ещё подполковник Якубу Говон пришёл к власти после убийства Иронси. Количество убитых игбо на этот момент исчислялось несколькими тысячами человек. На территорию Биафры прибыли два миллиона беженцев. Подполковник Одумегу Оджукву, игбо, стал фактическим правителем Биафры.

Карта Биафры 1967 года

В мае 1967 года прошли массовые народные выступления за отделение Биафры от Нигерии.

Последней отчаянной попыткой удержать государство от кризиса стал раздел страны на 12 штатов с расширенными правами местного самоуправления. Якубу Говон объявил его 27 мая 1967 года – но уже 30 мая Одумегу Оджукву расценил это как попытку расколоть восток на более управляемые части – и объявил о создании Биафры.

Оговорка про сохранение экономических отношений с Нигерией в его выступлении прозвучала – но итога декларации уже не меняла.

Война Нигерии с Биафрой началась.

Одумегу Оджукву проводит смотр биафрийских войск

В июле федеральные войска захватили города Бонни и Нсукка. Сил для перехода в крупное наступление по территории игбо у них ещё не было – но эта силовая операция формально блокировала противника, а фактически – лишала разведанного месторождения нефти, ресурса безусловно стратегического.

Обе стороны шумно декларировали свои успехи в пропагандистских выступлениях. Не менее активно звучали обвинения в использовании противником иностранных наёмников.

В начале августа Биафра совершила очередную стратегическую ошибку. Неподготовленное авантюрное наступление через ранее нейтральный центральный регион в сторону Лагоса, крупного порта и столицы Нигерии. Фронт на реке Нигер коллапсировал. Офицеры-игбо взбунтовали свои федеральные подразделения. С такой дырой в обороне помешать наступлению уже не вышло. Город Оре в 150 километрах от Лагоса оказался под контролем Биафры.

Население Лагоса пришло в такую панику, что стихийно вырезало порядка двадцати тысяч игбо – всех, кого сумели отыскать.

Нерегулярные бомбардировочные вылеты B-26 ВВС Биафры гуманному отношению к соседям отнюдь не способствовали.

Ян Зумбах и Жак Лестрейд на фоне B-26 ВВС Биафры. Энугу, июнь 1967 года

Федеральный ответ пришёл вовремя. Как уже не раз случалось в истории гражданских конфликтов, транспортная связность и дорожная инфраструктура спасли военных. Своевременная переброска частей по железной дороге позволила выбить части Биафры из города Оре и перейти в контрнаступление.

Итог боевой операции решило снабжение. Биафра попросту не успела перебросить свои резервы с той скоростью, какая требовалась для закрепления успеха. Подполковник Оджукву, сам неплохой историк с Оксфордом за плечами, совершил типичную военную ошибку – и потерял контроль над ситуацией буквально по учебнику.

Говорить о скором завершении войны ещё не приходилось. Обе стороны отчаянно нуждались в технике и оружии. С ними же всё обстояло не лучшим образом.

В начале 1967 года в распоряжении ВВС федерального правительства Нигерии числились пять транспортов «Дакота», около двадцати «Дорнье До. 27» и дюжина учебно-тренировочных P.149-D. С началом боевых действий в СССР удалось закупить МиГ-15 УТИ, МиГ-17 и чехословацкие учебно-тренировочные самолёты «Дельфин». В общей сложности речь шла о 25 машинах.

Обратите внимание на пулемёт в радарном куполе и сорванное при посадке носовое колесо

Нигерийские пилоты, в основном игбо, разбежались. Те, кто остались, навыками пилотирования реактивной техники не владели. Большую часть боевых вылетов 1967 года совершили египетские инструкторы. Европейские и южноафриканские наёмники получили «Дельфины».

Биафра довольствовалась меньшим. Один B-25 «Митчелл» и три лёгких бомбардировщика B-26 купили у французов в июле, дюжину T.6 «Тексан» в октябре. Пару транспортных самолётов захватили у Нигерии, и, вместе с «Дакотой» из Порт-Харкорт, превратили в импровизированные бомбардировщики. О качестве этой «модернизации» больше любых слов говорит подрыв одного из транспортов на собственных бомбах в ходе рейда на Лагос в октябре 1967-го.

Для сравнения, носовое вооружение на B-26 Биафры тоже ставили импровизированное –чешский станковый пулемёт в пустом радарном куполе. Для управления огнём использовалась надёжная африканская технология – верёвка на лодыжке негра-пулемётчика, за которую в нужный момент дёргал пилот.

Низкая эффективность федеральной авиации не позволила сорвать вооружение и оснащение Биафры. Египетские пилоты не горели желанием совершать ночные вылеты. Наземного контроля и сопровождения подобных вылетов также не существовало физически.

Морские поставки через Порт-Харкорт и ночной воздушный мост увеличили численность армии Биафры впятеро – с двух тысяч человек до более чем десяти. Местное ополчение –примерно втрое больше. Скудный разнобой полевой артиллерии, миномёты и эрзац-броневики составили основу парка военной техники.

Биафрийский солдат в Порт-Харкорт

Говорить о скором разгроме уже не приходилось. Федеральную армию требовалось наращивать.

Пять батальонов пехоты, один сапёрный и один разведывательный, с броневиками «феррет» составляли всю довоенную армию федеральной Нигерии – обе её бригады. К началу 1966 года, с учётом третьей бригады, армия получила дополнительные пехотные, разведывательные и бронебатальоны с теми же автомобилями, плюс три артиллерийских батареи – но около половины офицеров этой армии принадлежали к игбо.

После раскола 1967 года структура армии в целом не изменилась. Первый дивизион контролировал север, второй – дельту Нигера, третий – побережье. Британия продолжала активно поставлять стрелковое оружие и снаряжение. Увеличение месячной платы рядового до аналога 46 долларов США привело к огромному наплыву добровольцев. Штабы корпусов не комплектовались – некем.

На конец 1967 года в батальонах могло числиться 5–6 офицеров. Работа с персоналом не велась. Говорить о боевой эффективности, дисциплине или надёжной связи не приходилось.

Рольф Штайнер – один из известнейших наёмников, воевавших в Биафре

Тем не менее, наступление шло. Университетский город Нсукка, духовная родина национализма Биафры, пал уже 15 июля. Используя его как плацдарм, федеральные войска уже к октябрю взяли Энугу – с его сравнительно хорошо укомплектованными аэродромами.

В параллель этому наступлению войска Биафры потеряли свои завоевания на среднем западе страны.

К активным наступательным действиям федеральная армия ещё не годилась. Штурм важного торгового центра – города Онитша закончился фиаско. Более ста человек погибли, когда пытались в открытую преодолеть реку в полтора километра шириной на вёсельных лодках под огнём с другого берега. Вторая попытка через пару недель закончилась так же. Только в октябре удачная атака с воды привела к захвату города Калабар и его аэродрома –но редкие вылеты реактивной авиации Нигерии даже не могли оборвать воздушный мост снабжения в Порт-Харкорт.

Борьба с вылазками диверсантов Биафры практически не велась. Артиллерия федералов не могла даже парализовать водный путь через Калабар – в силу как слабой подготовки, так и недостаточного снабжения.

Схема боевых действий

Общее число военных потерь 1967 года в ходе настолько затянутых и взаимно некомпетентных боевых действий составило несколько тысяч человек. Правитель Биафры, Одумегу Оджукву, широко использовал силовые методы сохранения контроля над страной. Его мобильное железнодорожное «Радио Биафра» оказалось практически единственным источником сведений о фронте. У подавляющего большинства граждан Биафры не было никаких способов проверить информацию. Это позволяло заявлять о том, что города ещё держатся, а федеральные войска отброшены, без малейших опасений быть пойманным на лжи.

Пропаганде немало способствовало и то, что геноцид оказался совершенно настоящим. Речь шла о массовых убийствах федералами сотен игбо за раз. 25 тысяч жителей Нсукка и 75 тысяч жителей жителей Энугу при наступлении федералов попросту бежали из своих городов. Национальная гордыня и страх за жизнь породили в Биафре совершенно небывалый масштаб лояльности властям. «Радио Биафры» могло преспокойно использовать рядом как ложные утверждения о неминуемом скором признании государства мировым сообществом, так и столь же ложные страшилки о планируемом ударе британских ВВС напалмом по городским кварталам.

Пилоты Карла Густава фон Розена, ВВС Биафры

Порт-Харкорт и Калабар до войны пропускали через себя до 50% всей государственной торговли. С началом боевых действий Лагос принял на себя груз снабжения Нигерии в полном размере и его власти решили проблему. Тем не менее, на конец 1967 года всем стало понятно, что если боевые действия затянутся, стране потребуется внешняя экономическая помощь.

Биафра же чувствовала себя куда увереннее за счёт очень хорошего урожая. И это порождало финальную проблему. Федерализация юридически начинала действовать с 31 марта 1968 года. Любые боевые действия к этому времени предполагалось закончить. Но правительство Оджукву не собиралось идти на переговоры.

Якуб Говон решил наступать. Значительная часть второго дивизиона стала клином между Энугу и рекой Нигер. Мягко говоря посредственные меры безопасности и планирование операции не стали фатальными потому что Биафра оказалась ещё менее способной к своевременной переброске войск достаточной численности. Фланг города Онитша перешёл в распоряжение федеральной армии. 21 марта совместная атака по дороге на Энугу и вдоль берега реки привела к его падению. Центр города сдали только 25-го, после тяжёлых боёв и практически уничтожения. Зачистка карманов сопротивления растянулась ещё на некоторое время.

Ответные удары Биафры в основном сводились к действиям отдельных диверсионных и рейдовых отрядов. Эти отряды не могли достичь значительных успехов, а расплачиваться приходилось мирному населению. В итоге от стотысячного насления города Онитша к апрелю остались считанные тысячи человек.

Хуже всего оказались боевые действия египетских лётчиков. Бомбовые удары трёх Ил-28 наносились в основном по легкоразличимым слабозащищённым целям госпиталям, жилым кварталам и торговым центрам.

Широко отмечались случаи массового избиения до смерти буквально сотен представителей родственных игбо малых народностей.

Наступление федеральной армии оказалось медленным, но остановить его не получилось. 16 мая началась операция по захвату Порт-Харкорта. 18 мая город пал.

С его потерей закончилась и активная фаза Нигерийско-Биафриканской войны. На достижение результата потребовалось меньше года с момента объявления независимости Биафры.

Последующие локальные успехи Биафры, вроде контрудара с окружением федеральной бригады под городом Оверри или успешных боевых вылетов европейских авантюристов Карла Густава фон Розена на переоборудованных учебно-тренировочных MFI-9B «Милитрейнер», которые сумели уничтожить несколько драгоценных реактивных самолётов федералов прямо на аэродромах, уже не имели военного значения.

Геноцид и медленное уничтожение двух миллионов человек голодной блокадой и болезнями затянулись до января 1970 года но стратегический перелом наступил именно с момента начала полной блокады с падением Порт-Харкорта.

К излёту 1969 года Биафра превратилась в измученную болезнями и голодом территорию в окружении 180-тысячной федеральной армии. Решить проблему с пятью миллионами загнанных в гетто игбо быстро мешала только плохая оснащённость и низкая боевая подготовка федералов.

Европейский журналист Жиль Карон фотографирует голодающих детей Биафры

Оджукву бежал, точнее, был вывезен спецназом ЮАР. По завершению боевых действий подавляющее большинство его чиновников и военных осталось на своих должностях или в составе федеральной армии Нигерии. Правительство сделало всё, чтобы примирить две стороны гражданской войны но беспорядки и перевороты длились ещё десятилетия.

На стабилизацию последствий ушло полвека с цепочкой последовательных федерализаций и деления страны на всё более мелкие автономные самоуправляемые анклавы.

Даже сейчас более 60% её населения в ответ на вопрос об их принадлежности назовут свою народность или религиозную конфессию, но так и не скажут «нигериец»...

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится