Война между Великобританией и Италией в пустыне: первые выстрелы
22
просмотров
Военные действия в Северной Африке, начавшиеся в 1940 году, долгое время были не слишком хорошо известны русскоязычному читателю. Исключение, пожалуй, составляли битва под Эль-Аламейном и высадка британцев и американцев в Тунисе. Остальные события меркли на фоне происходившего на Восточном фронте.

Впрочем, для Британии долгое время именно Африка являлась главным театром военных действий, к которому было приковано внимание всего населения Соединённого Королевства. 10 июня 1940 года Италия объявила Великобритании войну, что не стало новостью для британского командования в Северной Африке. Буквально через несколько часов Королевские ВВС отправились в первый рейд на итальянские цели.

Италия вступает в войну

Начавшееся в мае 1940 года немецкое наступление на Запад обернулось оккупацией Северной Франции и эвакуацией британских войск с континента. Германия торжествовала. А вот с точки зрения Бенито Муссолини события выглядели далеко не так радужно: победоносная война шла к завершению, а Италия так и не поучаствовала в боевых действиях. 26 мая дуче вызвал в свою резиденцию начальника Генштаба маршала Пьетро Бадольо и командующего итальянскими войсками в Ливии маршала авиации Итало Бальбо, которым объявил:

«Если Италия желает сидеть за столом мирных переговоров, когда будет делиться мир, она должна вступить в войну — и сделать это побыстрее».

Египет и находящийся к западу от него район пустыни. Словосочетание «Западная пустыня» с 1940 года англичане распространили на весь театр боевых действий в Ливии и Египте.

Бадольо пришёл в ужас от слов дуче. Он попытался убедить Муссолини, что итальянская армия в данный момент к войне не готова. По штату была укомплектована всего пятая часть итальянских дивизий. Три танковые дивизии, считавшиеся главной ударной силой, были доведены всего до 80%. Даже обмундирования на всех солдат не хватало. Вряд ли это было для Муссолини новостью: увеличение числа дивизий было напрямую связано с политической пропагандой могущества Италии и не раз становилось причиной дискуссий в военном министерстве. Ещё в 1933 году всё тот же И. Бальбо предлагал сформировать мобильную армию в составе всего лишь 20 — но зато полностью укомплектованных — дивизий, оснащённых по последнему слову техники. Однако это предложение командование сочло вредным для престижа вооружённых сил. Зная о многих проблемах армии, Муссолини ещё годом ранее не спешил втягиваться в новую европейскую войну.

Бенито Муссолини (в центре на коне) и Италио Бальбо (слева от Муссолини) в Триполи (Ливия)

Однако после немецкого блицкрига итальянцы рисковали опоздать к дележу пирога. Желая вернуть итальянской армии славу римских легионов, дуче возразил, что «историю не делают запасами мундиров», показывая маршалам, что вопрос, по сути, решён. 10 июня Италия вступила во Вторую мировую войну.

Начальник итальянского Генерального штаба маршал Пьетро Бадольо.

В жаркой-жаркой Африке

Одной из главных целей Муссолини являлось установление господства в Средиземноморье. Для этого итальянцам было необходимо расширить своё присутствие в Северной Африке, где им принадлежала территория Ливии. К западу от неё находились владения Франции, а к востоку лежал номинально независимый Египет, в котором находились британские войска. В Ливии итальянцы располагали двумя армиями: 5-й (командующий — генерал И. Гарибольди) и 10-й (командующий — генерал М. Берти). В целом итальянская группировка в Ливии насчитывала около 210 000–250 000 солдат (разница в 40 000 наглядно демонстрирует тот бардак, что творился в итальянской армии с точки зрения учёта), 350 танкеток (преимущественно L3/33) и бронеавтомобилей, а также 1500 орудий. Авиационные части имели 125 бомбардировщиков, сведённых в четыре группы, 88 истребителей в трёх группах, 34 штурмовика, 20 самолётов-разведчиков и 33 самолёта, специально предназначенных для боевых действий в пустыне. Предполагалось, что 5-я армия в составе восьми пехотных дивизий, объединённых в три корпуса, будет задействована против французского Туниса, в то время как 10-я армия — пять пехотных дивизий в двух корпусах — схлестнётся с британцами.

Первоначально итальянский план войны в Северной Африке предусматривал ведение оборонительных действий: до поражения Франции итальянцы были вынуждены учитывать ещё и флот, и ВВС, и сухопутные силы континентального союзника Великобритании. При таком раскладе ливийской группировке пришлось бы воевать на два фронта — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вдобавок, как показали дальнейшие события, итальянские войска не обладали ни тактическим, ни техническим превосходством для ведения манёвренных наступательных боевых действий хотя бы против одного из противников. Однако быстрый выход Франции из войны резко изменил стратегическую обстановку в пользу Италии: теперь она могла сосредоточить все силы против Англии.

В Египте англичане находились ещё с 1882 года, когда государство официально считалось владением Османской империи. По договору 1936 года англичане имели право размещать здесь воинские контингенты для защиты Суэцкого канала. Под командованием генерала А. Уэйвелла на территории Египта размещалось около 65 000 солдат, 150 орудий, 290 танков и бронеавтомобилей. Костяк этих сил составляли 7-я бронетанковая дивизия, две бригады 4-й индийской пехотной дивизии и новозеландская бригада. С воздуха их могли поддержать шесть эскадрилий бомбардировщиков (примерно 95 самолётов), три эскадрильи истребителей (около 60 самолётов, преимущественно «Гладиаторы» и «Лисандеры», среди которых затесался один-единственный «Харрикейн»), одна разведывательная эскадрилья (15 самолётов) Королевских ВВС, а также примерно 30 истребителей египетских ВВС.

Британские истребители «Гладиатор» на аэродромной стоянке в Северной Африке.

Непосредственно охраной границы занимались пять эскадронов египетских погранвойск, оснащённых пикапами «Форд». Два эскадрона располагались в районе Сивы, а оставшиеся — в Эс-Саллуме. В дальнейшем эскадроны в Сиве были усилены четырьмя устаревшими танками «Виккерс» Mk IIA и эскадрильей «Лисандеров» Египетских Королевских ВВС. На самом юге находились подразделения сил «Юго-Запад», состоявшие из шести египетских танков «Виккерс» Mk IVB, нескольких моторизованных частей и египетской эскадрильи «Лисандеров». На египетские войска возлагалась охрана железной дороги Александрия — Мерса-Матрух и борьба с диверсантами, а также в их ведении находились береговые и зенитные батареи в районе Александрии и Каира. Парадокс заключался в том, что Египет и Италия не находились в состоянии войны, хотя некоторые египетские части участвовали в боевых действиях — преимущественно это была зенитная артиллерия.

Когда всё идёт не так

В 16:45 10 июня министр иностранных дел Италии сообщил британскому послу в Риме, что спустя одну минуту после полуночи король Италии будет считать себя находящимся в состоянии войны с Соединённым Королевством. Британцы уже несколько дней ожидали этого заявления и были готовы действовать. Для итальянцев это оказалось полной неожиданностью, ведь они считали, что все дальнейшие события будут развиваться исключительно по их сценарию.

Район ливийско-египетской границы, ставший ареной военных действий летом 1940 года.

Британские войска были немедленно приведены в состояние полной боевой готовности и после полуночи перешли к делу. Первый удар нанесли Королевские ВВС. Стоявшие перед ними задачи заключались в ведении разведки, поддержке и прикрытии своих войск, а в первую очередь — в нанесении ударов по портам, аэродромам и самолётам противника. Все авиационные силы в Западной пустыне были объединены в 202-ю авиагруппу. Выполняя приказ коммодора Колишоу, в ночь на 11 июня бомбардировщики «Бленхейм» 45-й, 55-й и 113-й эскадрилий — всего 26 машин — нанесли удар по аэродрому Эль-Эдем. Налёт имел некоторый успех, но при этом было потеряно три машины. На рассвете над аэродромом появился разведчик из 211-й эскадрильи, прикрываемый истребителями, и вскоре аэродром подвергся новому удару в исполнении восьми британских бомбардировщиков. В результате итальянцы сбили одного «британца», но лишились 13 своих самолётов. По итальянским данным, в первый день войны на земле было уничтожено или повреждено 18 их самолётов.

Британское командование располагало сведениями о том, что на границе с Египтом концентрируются итальянские войска, однако количество подкреплений оставалось неизвестным. В этой ситуации командующий британскими силами Западной пустыни генерал О'Коннор избрал тактику манёвренной обороны и совершения рейдов в расположение вражеских частей. Для этого были сформированы силы прикрытия, в состав которых вошла 4-я бронетанковая бригада (бригадный генерал Каунтер) и группа поддержки (бригадный генерал Гот). Штаб 7-й бронетанковой дивизии (генерал Крей) осуществлял общее руководство действиями сил прикрытия, перед которыми стояли следующие задачи: перерезать пограничные коммуникации противника с гарнизоном в оазисе Джарабуб, производить разведку, организовывать засады на дорогах и т.п. При этом предписывалось избегать даже небольших потерь в людях и технике. Группа поддержки должна была действовать из района Сиди-Баррани, а 4-я бригада располагалась южнее. Австралийский журналист Алан Морхед, участник событий, записал, что передовые британские части получили не план кампании, а лишь инструкцию, гласившую:

«Пусть каждый солдат производит впечатление дюжины солдат, каждый танк — танковой роты, а рейд пусть будет похож на наступление».

Офицеры 11-го гусарского полка в бронированном автомобиле «Moррис CS9» под зонтиком патрулируют участок на ливийской границе, 26 июля 1940 года.

Британские удары

Первыми к выполнению поставленных задач приступили эскадроны A и B 11-го гусарского полка, входившие в состав 4-й бронебригады. К вечеру 11 июня они достигли пограничного проволочного заграждения и, не встретив никакого сопротивления, проделали проходы на заранее запланированных четырёх участках. В течение всей ночи и следующего дня английские бронеавтомобили хозяйничали на ливийской территории: перерезали линии связи и атаковали итальянские грузовики и автомобили. В частности, два бронеавтомобиля эскадрона B разгромили колонну из четырёх машин и захватили в плен двух офицеров, 68 солдат, оружие и боеприпасы. Скоро стало ясно, что итальянцы не готовы к такому развитию событий: некоторые части даже не знали о начале войны. При приближении к опорным пунктам Сиди-Омар или Маддалена британские экипажи встречали неорганизованный и неуверенный отпор. Впрочем, англичане, верные своей тактике, не ввязывались даже в такие стычки и предпочитали отступить.

Действия эскадрона C, входившего в состав группы поддержки, оказались не столь успешными. Перед ним стояла задача оседлать дорогу Бардия — Тобрук. Вечером 12 июня эскадрон пересёк границу и двинулся по направлению к Сиди-Азейс. Однако на подходе англичане были, видимо, замечены, о чём свидетельствовали сигнальные ракеты. Высланный вперёд бронеавтомобиль обстрелял какую-то пехотную часть. Вскоре весь эскадрон присоединился к атаке, но, как выяснилось, англичане напоролись на хорошо окопавшееся итальянское подразделение. Через некоторое время открыла огонь вражеская артиллерия, и эскадрон был вынужден отступить в Египет.

Итальянские танкетки L3 в Северной Африке.

Более успешно действовали в этот день Королевские ВВС и флот. Совместными усилиями бомбардировщики 45-й, 113-й, 211-й эскадрилий и соединение крейсеров атаковали Тобрук, повредив крейсер «Сан Джорджо». Экипажу удалось вывести судно на отмель, где оно вплоть до захвата города использовалось как зенитная и артиллерийская батарея. Понёс потери и британский флот: подлодка «Баньолини» торпедировала лёгкий крейсер «Калипсо». В течение следующих двух дней и ночей самолёты 202-й авиагруппы трижды атаковали Тобрук и нанесли повреждения портовым сооружениям, кораблям и нефтехранилищам.

Тем временем сухопутные части, видя слабость противника, начали захватывать одну за другой позиции итальянцев на границе. 13 июня эскадрон A 11-го гусарского полка захватил Сиди-Омар, а на следующий день два опорных пункта перешли в руки англичан. На юге всё тот же эскадрон A успешно атаковал форт Маддалена и захватил 18 пленных, а важный опорный пункт форт Капуццо взяли штурмом части 7-го гусарского полка 4-й бронетанковой бригады при поддержке истребителей 30-й и бомбардировщиков 211-й эскадрилий.

Итальянские танкисты в танкетке L3 (CV3/35).

16 июня произошёл первый танковый бой в районе Незуэт-Джирба. В этот день британцы обнаружили механизированную колонну противника из 17 танков и около 40 машин. Взвод бронеавтомобилей эскадрона B атаковал её, но был вынужден отступить ввиду численного превосходства итальянцев. Тем не менее бронеавтомобили продолжали наблюдение за колонной до прибытия подкреплений. Эскадрону C, патрулировавшему район между Бардией и Тобруком, было приказано выдвинуться на юг для атаки противника с севера. После прибытия эскадрона 7-го гусарского полка с восемью крейсерскими и четырьмя лёгкими танками и одного взвода батареи J Королевской конной артиллерии около 11 часов англичане концентрическими ударами разгромили колонну. В ходе боя и дальнейшего преследования итальянцы потеряли около 50 человек убитыми и 100 пленными, а также все танки и артиллерию. Командир колонны полковник Д'Аванзо погиб при отступлении.

Очень удачно в тот же день действовали и подразделения эскадрона C на дорогах, соединявших Тобрук и Бардию: они уничтожили 21 солдата и офицера и около 40 машин. 88 человек, включая начальника инженерной службы 10-й армии генерала Ластучи, угодили в плен. Ни в одном из боёв этого дня британцы не понесли каких-либо потерь.

Алан Мурхед так охарактеризовал сложившуюся ситуацию:

«Британские патрули только посмеивались над тем, как встревоженные итальянцы в замешательстве пускали в ход прожекторы, освещая ими пустыню. От пленных мы скоро узнали, что говорят о нас в тылу итальянцев. Пленные говорили, что против итальянцев действовали 2 (3 и даже 5) британских танковых дивизий, что в ближайшее время начнётся большое наступление англичан. Бальбо затрубил отбой, отозвал свои патрули и обратился в Рим с просьбой о подкреплениях».

Действительно, маршал И. Бальбо посчитал, что его сил недостаточно для противодействия британцам. Более того, он доложил командованию:

«Британская дивизия имеет 360 современных бронеавтомобилей и танков. Мы им можем противопоставить только винтовки и пулемёты. Однако мы не намерены прекращать борьбу и будем творить чудеса. Но на месте британских генералов я бы уже был в Тобруке».

Лёгкий танк MkIVB 7-й танковой дивизии патрулирует участок в пустыне, 2 августа 1940 года.

Рейды и налёты

В следующие недели бронеавтомобили 11-го гусарского полка продолжали рейды по тылам противника. Активно действовали и Королевские ВВС. «Лисандеры» 208-й и «Бленхеймы» 113-й эскадрилий регулярно совершали разведывательные полёты под прикрытием «Гладиаторов» 33-й эскадрильи. Продолжались налёты на основные итальянские порты, аэродромы и опорные пункты. 21 июня под прикрытием истребителей английские бомбардировщики атаковали суда в гавани Бардии, в то время как крейсеры и французский линкор обстреляли саму крепость. 6 июля совместной атакой «Бленхеймы» и «Суордфиши» потопили в порту Тобрука эсминец и три транспорта.

К концу месяца активизировались и итальянские войска. Авиация начала наносить удары по передовым аэродромам англичан в Сиди-Баррани и Мерса-Матрух, а в ночь на 22 июня совершила налёт на Александрию. Хотя фактический урон от этих акций был невелик, однако они выявили два неприятных для англичан момента. Во-первых, наземные посты воздушного наблюдения оказались малоэффективными, а во-вторых, скорости истребителя «Гладиатор» было явно недостаточно для перехвата бомбардировщиков противника. Число же современных «Харрикейнов» к концу июня в Египте возросло всего до семи машин. Нехватка истребителей вынудила британское авиационное командование реорганизовать 30-ю эскадрилью «Бленхеймов» из бомбардировочной в истребительную, что снизило и так небольшую ударную мощь Королевских ВВС в Западной пустыне.

Даже в такой ситуации англичане постоянно держали в напряжении авиацию и зенитную артиллерию противника. Например, порт Тобрук периодически подвергался ночным налётам одного бомбардировщика «Бомбей» 216-й эскадрильи, в то время как аэродромы обрабатывали «Бленхеймы».

Британская бронемашина «Роллс-Ройс» перед итальянским заграждением из колючей проволоки на ливийско-египетской границе, 26 июля 1940 года.

Возможно, это и стало причиной гибели маршала И. Бальбо. 28 июня над Тобруком его самолёт сбила итальянская артиллерия — зенитчики приняли самолёт командующего за один из британских бомбардировщиков. В одном из своих последних донесений маршал писал:

«Наши танки устарели. Британские пулемёты легко пробивают их броню. У нас практически нет бронеавтомобилей. Противотанковое оружие также устарело, впрочем, и к нему нет боеприпасов. Таким образом, бои превращаются в сражения по типу «мясо против железа».

После гибели Бальбо командование войсками в Ливии перешло к генералу Родольфо Грациани.

Крупного успеха добились 1 августа британские самолёты 45-й и 55-й эскадрилий: при налёте на Бардию они уничтожили большой склад боеприпасов — по некоторым данным, до 30% всех итальянских боеприпасов в Африке.

Накануне перемен

На фронте активизировались сухопутные итальянские войска. 28 июня пехотные и артиллерийские части вновь заняли форт Капуццо. Муссолини пытался заставить командование в Ливии перейти к более активным действиям и наконец-то начать наступление на Египет, однако офицеры предпочли ограничиться достигнутым успехом.

Атаки, предпринятые 29 июня 7-м гусарским полком и эскадроном 6-го танкового полка, были отбиты, и англичанам пришлось отступить. В конце июня 4-я бронетанковая бригада отошла на позиции под Мерса-Матрух, а её место заняла 7-я бронебригада той же 7-й танковой дивизии. К августу и эта бригада вместе с другими частями дивизии перебралась в Мерса-Матрух — стала сказываться изношенность техники, особенно гусеничной, на замену которой в ближайшее время не приходилось рассчитывать. В связи с ожидаемым наступлением противника британцы стремились сохранить наиболее боеспособные соединения в хорошем состоянии. Оборона передовых позиций возлагалась на группу поддержки бригадного генерала Гота. На 13 августа в её состав входили три моторизованных батальона, две батареи 25-ти фунтовых орудий (по 12 в каждой), две противотанковые батареи, подразделения сапёров, пулемётчиков и среднекалиберной артиллерии, а также неполный танковый батальон.

В июле-августе продолжали совершать рейды и эскадроны 11-го гусарского полка, а в августе в первый рейд из района Сивы отправился отряд LRDG (Long Range Desert Group) под командованием 2-го лейтенанта Пета Клэйтона. Несмотря на запрет своего командования, в этой операции участвовали и египетские военнослужащие.

В июле Грациани наконец-то получил долгожданные средние танки M11/39, сформированные в два батальона. В их состав входили 600 человек, 72 танка, 56 автомобилей, 37 мотоциклов и 76 трейлеров. Это позволило итальянскому командованию сформировать при 10-й армии первое сводное моторизованное подразделение — группу Малетти, состоявшую из семи ливийских мотопехотных батальонов, роты танков M11/39, роты танков L3/33, моторизованной артиллерии и подразделений снабжения. Теперь итальянцы начали всерьёз подумывать о наступлении в Египет, чего от Грациани настойчиво требовал дуче.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится