Войска 1-го Прибалтийского фронта в Городокской операции
81
просмотров
В октябре–ноябре 1943 года тяжёлые бои шли у Невеля и Витебска. На волне успеха Невельской операции, проведённой в октябре, Верховное главнокомандование Вооружённых сил СССР даже попыталось освободить Прибалтику, однако все усилия нескольких советских фронтов оказались тщетными: развить наступление не получилось.

Неудачное наступление на Витебск и столь же неудачная попытка прорваться в Прибалтику разгневали советское руководство. Со своего поста был снят командующий Калининским фронтом Андрей Иванович Ерёменко. Советское командование нуждалось в успехе здесь, на границе Прибалтики и Белоруссии — это стало бы хорошей предпосылкой для дальнейшего ведения зимней кампании.

Советские войска у Городка

В декабре 1943 года Ставка ВГК решила, что необходимо провести серию последовательных операций, конечной целью которых должен был стать захват Витебска. Новым командующим 1-м Прибалтийским (бывшим Калининским) фронтом был назначен Иван Христофорович Баграмян, и это была его первая операция на новой должности.

Командующий 1-м Прибалтийским фронтом И.Х. Баграмян.

Наступление должны были начать 4-я Ударная и 11-я гвардейская армии. Первая из них включала три стрелковых корпуса, 3-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Николая Сергеевича Осликовского и 5-й танковый корпус генерал-майора Михаила Гордеевича Сахно. 11-ю гвардейскую армию в ноябре 1943 года возглавил гвардии генерал-лейтенант Кузьма Никитович Галицкий. К 13 декабря в её рядах действовало сразу четыре стрелковых корпуса и две артиллерийские дивизии прорыва. 1-й танковый корпус генерал-лейтенанта Василия Васильевича Буткова должен был развить успех стрелковых частей армии. В составе корпуса имелось две танковых бригады: 159-я и 117-я, а также 44-я мотострелковая. Советское командование рассчитывало, что танкисты Буткова уже на второй день наступления возьмут Городок — небольшой город в Витебской области.

1-й танковый корпус должен был взаимодействовать с 84-й гвардейской стрелковой дивизией. На вооружении корпуса состояли в основном танки Т-34: к началу наступления в двух танковых бригадах корпуса их насчитывалось около 50 машин. Корпус был усилен полком самоходных установок Су-122, зенитной и реактивной артиллерией. В то же время остро не хватало автотранспорта. В ходе наступления танкисты должны были форсировать реку Дубровка, мост через которую планировалось построить во время артиллерийской подготовки. И это была только одна из многочисленных проблем. Наступление осложняли и погодные условия (на смену морозу то и дело приходила оттепель), и заболоченность местности, и многие другие факторы.

Командующий 11-й гвардейской армией К.Н. Галицкий.

По свидетельству документов и по словам самого Кузьмы Никитовича Галицкого, первоочередной целью был Витебск. К удару по городу привлекалась ещё и 43-я армия из состава фронта Баграмяна. Она была гораздо слабее, чем 4-я Ударная или 11-я гвардейская: всего два стрелковых корпуса, две стрелковые и одна танковая бригада. Рядом с ней должна была наступать 39-я армия, входившая в состав Западного фронта Василия Даниловича Соколовского. Она тоже была слабее двух армий 1-го Прибалтийского фронта.

На немецкой стороне

Для немцев особенно напряжённым оказался ноябрь 1943 года. Положение войск 3-й танковой армии севернее Витебска становилось всё более угрожающим: нанести удар по образовавшемуся там после октябрьских боёв 1943 года немецкому выступу можно было сразу с трёх сторон. Разрешения отвести оттуда войска командующий армией Георг Райнхардт не получил.

Командир 1-го танкового корпуса В.В. Бутков.

Со временем трудное положение армии вырисовывалось всё отчётливее. Удерживать выступ становилось всё сложнее. Отойти оттуда командование по-прежнему не разрешало. Оборону на этом участке занимал IX армейский корпус, состоявший из двух пехотных и трёх авиаполевых дивизий, а также 20-й танковой дивизии. Помимо этих сил в составе 3-й танковой армии действовали ещё VI и LIII армейские корпуса. Хотя армия называлась танковой, её бронетехника была в основном представлена самоходными орудиями и истребителями танков: 43 истребителя танков «Хорнисс», 25 «Тигров» и 50 штурмовых орудий. 21-й танковый батальон имел 37 танков Pz.IV с длинными 75-мм пушками.

Первая фаза операции

Городокская операция началась 13 декабря. Удар 1-го Прибалтийского фронта пришёлся по позициям дивизий IX армейского корпуса. Советские войска наступали по сходящимся направлениям. Первые донесения немецкого корпуса в штаб армии говорят о том, что поначалу успехи Красной армии были невелики: только на нескольких участках её войскам удалось потеснить противника. Однако чем дальше, тем сильнее возрастало давление на немецкую оборону, и та начала прогибаться под ударами.

Действительно, дело у 11-й гвардейской армии поначалу не спорилось. Атака пехоты гвардейской дивизии успеха не имела. Большой проблемой обернулось наведение мостов для машин 1-го танкового корпуса: их пришлось сооружать под огнём артиллерии и огневых точек противника. Работавших на постройке моста сапёров немцы методично расстреливали. Корпусный сапёрный батальон потерял 120 человек убитыми и ранеными, а общие потери достигали 220 человек. И всё же мост удалось построить. Машины пошли в бой.

159-я танковая бригада прорвала оборону IX корпуса и к ночи вышла на шоссе Невель — Витебск. На следующий день немцы уже никак не могли исправить ситуацию: ширина участка прорыва достигла 4 км. Однако за успехи 13–15 декабря бригаде пришлось заплатить высокую цену. Помимо прочих потерь, смертельное ранение получил её командир Семён Павлович Хайдуков. 15 декабря и сам командующий 1-м танковым корпусом В.В. Бутков был тяжело контужен и выбыл из строя. Тем не менее его корпус продвигался вперёд.

20-я танковая дивизия, действовавшая на западном фланге 3-й танковой армии, не выдержала атак 4-й Ударной армии. 11-я гвардейская и 4-я Ударная армии устремились навстречу друг другу. Несмотря на все трудности и упорное сопротивление немцев, к исходу 15 декабря две советские армии практически окружили части 87-й и 129-й пехотных дивизий.

Командование 3-й танковой группы довольно вяло отреагировало на такой поворот событий. Признавая опасность окружения, никаких дополнительных мер оно не приняло — лишь решило отвести части корпуса. Отступление немецких дивизий проходило под ударами советских войск. 87-я пехотная дивизия оказалась расчленена на отдельные группы. Часть дивизии и вовсе была отрезана от основных сил. Две группы — одну возглавил командир дивизии, а вторую начальник оперативного отдела — всё же смогли пробиться. Из окружения вышло около 5000 человек. Дивизия потеряла всё своё тяжёлое вооружение.

Однако советским частям не удалось выполнить план: Городок они так и не взяли. Атака на Витебск с востока также потерпела неудачу: 43-я и 39-я армии наступали, но серьёзных успехов не имели. Ещё несколько дней шли тяжёлые бои. Немцы спешно укрепляли новую линию обороны. Участок севернее Витебска был передан в ведение LIII армейского корпуса, а 3-я танковая армия была усилена новыми соединениями.

Городок взят

Советское командование не оставляло надежд овладеть Витебском. 19 декабря, после небольшой передышки, войска Баграмяна вновь перешли в наступление. В наиболее отчаянном положении оказалась 20-я танковая дивизия. 21 декабря под напором советских войск немцы начали отходить, а затем потрёпанную дивизию противник вывел в резерв. Немецкая разведка отметила, что перед фронтом LIII армейского корпуса накапливались танки.

Немецкий взгляд на Городокскую операцию.

22 декабря выдалось для противника более спокойным днём. Севернее Витебска враг даже стал осваивать новую линию обороны. Казалось, немцы смогли заново укрепить свои позиции и залатать дыры в обороне.

Однако утром 23 декабря советское наступление в буквальном смысле разметало в клочья боевую группу 129-й пехотной дивизии и приданные ей части. Здесь отлично проявили себя части 1-го танкового корпуса. К этому времени его командир Бутков уже оправился от контузии и вернулся на свой пост. Танкисты вместе с бойцами 1-й гвардейской стрелковой дивизии прорвали немецкую оборону. На остальных участках советские атаки уже несколько дней успеха не приносили. В первую очередь это касалось участка восточнее Витебска, где советские войска так и не смогли прорвать оборону VI армейского корпуса.

Теперь же сдержать натиск Красной армии оказалось просто невозможно. В штурме Городка участвовали сразу несколько корпусов, сметавшие напрочь немецкие заслоны. Уничтожив два батальона из частей снабжения на шоссе, советские части ворвались в Городок. К середине дня всё было кончено. Остановить советское наступление немцам удалось только южнее.

Немецкий взгляд на Городокскую операцию.

LIII корпус вновь начал отходить, однако немцы смогли закрепиться на промежуточной линии обороны в своём тылу. Ослабленные войска Галицкого после нескольких дней боёв остановились. На этих позициях фронт простоял до лета 1944 года. Удар на Витебск с востока пока не принёс желаемого результата. Следующая фаза сражения за город начнётся буквально в ближайшие дни, и бои будут продолжаться ещё очень долго.

Наступление декабря 1943 года стало одним из локальных успехов советского командования в битве за Белоруссию. Пока что немцам удавалось удержать основную часть линии фронта. Только время могло показать, хватит ли сил у врага и как советские военачальники распорядятся достигнутыми результатами.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится