Что писали бывшие советские фантасты в двухтысячных
84
просмотров
Помните, помните советскую фантастику, да? Она так ужасающе серьёзно и временами пафосно звала читателя в дивные новые миры! Заставляла разбираться со сложным, подкидывала матчасть, а ещё вечно угрожала, что простые и привычные вещи сейчас тоже сделает сложными. И прокладывала читателю дорогу в светлое будущее, которое мы обязательно построим. В сказку для взрослых, которая не будет беззаботной, но для хороших людей обязательно закончится более или менее хорошо.

В девяностых все эти воодушевляющие и сложные темы отошли на очень дальний план: в новых российских реалиях выше котировалась боевая или космическая фантастика попроще, а потом рынок утонул в фэнтези. Однако не все классики советской фантастики исчезли как авторы — некоторые творили и продолжают творить в двухтысячных. Единицы — например, Кир Булычёв или Владислав Крапивин — почти не сходили с литературной арены, но есть и классики, которых читатель мог потерять из виду. Про них и поговорим.

Зиновий Юрьевич Юрьев

Автор научной фантастики, в которой поднимаются темы вроде «Куда ведёт нас научно-технический прогресс?» и строятся гипотезы о возможных контактах с внеземными цивилизациями. В ранних произведениях (1960-е — середина 1970-х годов) действие происходит на Земле, в более поздних — иногда и на других планетах.

Популярные романы советского периода

«Полная переделка» — приключенческо-детективный НФ. «Белое снадобье» — антиутопия о борьбе с наркоторговлей в будущем. «Быстрые сны» — роман о таинственной планете, попытках замести секреты под ковёр и разнице идеалистического и практического мировоззрения.

Что писал Зиновий Юрьев в наше время

В 2008-2012 годах, после почти двадцатилетнего творческого перерыва, вышло три романа.

«Брат мой, ящер» — социально-атеистически-мистическое произведение о том, как в людях борется древняя рептильная сущность и благоприобретённые морально-нравственно-религиозные установки.

«Чужое тело» — фантастическая история с закрученной детективной линией о переносе личности, собственно, в чужое тело.

«Ангел смерти подаёт в отставку» — сплав мистики и «мягкой» НФ.

Владимир Дмитриевич Михайлов

Автор, начинавший в 1950-е, прозаик, поэт, переводчик, редактор журнала «Даугава». Его ранние произведения пропитаны романтикой первооткрывателей: там закрашивание белых пятен на карте Вселенной, разгадывание тайн мироздания и весьма необычная для того времени сильная нравственно-психологическая составляющая.

Самое известное произведение советского периода — роман «Сторож брату моему», часть цикла «Ульдемир». Он рассказывает о погибших и впоследствии воскрешённых воинах из разных времён и культур, которые должны спасти от гибели планету. Это история о конфликте между личным и должным, между причинением блага насильно и признанием права других жить свою жизнь по собственному разумению. Написанный в 1976-м роман переиздавался пять раз с 1993 по 2020 год — история пришлась по душе не только советским, но и российским любителям фантастики про космос.

Что писал Владимир Михайлов в наше время

До самой смерти писателя в 2008 году он публиковал романы, рассказы и повести — не часто, но регулярно. В начале двухтысячных в течение четырёх лет выходил цикл космической приключенческой фантастики «Разитель» про неуёмного суперагента-авантюриста с обострённым чувством справедливости.

Евгений Львович Войскунский

Начинал творческий путь как фельетонист, новеллист, военный корреспондент. С 1961 по 1980 год писал научную фантастику в соавторстве с Исаем Борисовичем Лукодьяновым.

Самые известные произведения советского периода

Цикл «Жизнь и приключения Алексея Новикова, разведчика Космоса», включающий рассказы, повести и роман «Незаконная планета». Это твёрдая (а иногда «мягкая») НФ, густо замешанная на приключениях, с философскими вопросами и социально-психологической составляющей. Входящая в цикл повесть «Формула невозможного» была переведена на несколько языков, включая японской.

Очень популярной была также дилогия «Институт физики моря» про древние тайные знания, прорывы в науке и дружбу с инопланетным пришельцем (на самом деле там всё чуть сложнее).

Что писал Евгений Войскунский в наше время

В двухтысячных автор творил в основном в жанре социально-философского реализма — а жаль, Евгений Львович мог бы изрядно обогатить российскую космическую фантастику. Среди фантастических произведений стоит упомянуть повесть «Девиант» (вышла в сборнике «Бозон Хиггса») — это динамичная социально-психологическая НФ о человеке, который улавливает отголоски событий, происходящих с другими.

Ольга Николаевна Ларионова

Писательница, известная с середины 1960-х. Её иронические, парадоксальные, трогательные произведения были весьма популярны у читателей. В историях Ольги Ларионовой непринуждённо сочетались былинность и научный базис, юмор и трагедия, а герои были всегда живыми и узнаваемыми — читатель в них видел самого же себя или кого-нибудь из близких знакомых.

Популярные произведения советского периода

Пожалуй, самое знаковое творение автора — дебютный роман «Леопард с вершины Килиманджаро»: история о неотвратимости и человечности.

Что писала Ольга Ларионова в наше время

В 2005 году вышел «Лунный нетопырь» — пока последний законченный роман популярного цикла «Венценосный крэг», начатого в конце восьмидесятых. Новая история-космоопера с неожиданной стороны открывает коварный замысел крэгов — жадных до власти птицеподобных телепатов, сети которых оплели всю Вселенную.

Павел Рафаэлович Амнуэль

Астрофизик и популяризатор науки, писатель-фантаст, а сейчас — ещё и издатель. В 1960-70-е годы был известен как новеллист, пишущий, естественно, наитвердейшую научную фантастику.

Популярные произведения советского периода

Рассказы, герои которых — учёные и сильные характером люди, бросаются на невиданные прежде амбразуры, совершают научные открытия, решают научные же и социальные проблемы, а ещё иногда встречаются с другими обитателями Галактики и учатся находить с ними общий язык. В числе таких историй: рассказы «Звено в цепи», «Странник», «Третья сторона медали», повесть «Крутизна».

Что пишет Павел Амнуэль в наше время

Как и прежде — в основном рассказы и повести. В частности, стоит упомянуть повесть «Клоны» — это альтернативная история про параллельные вселенные, и «Исповедь» (выходила в сборнике «Бозон Хиггса») — о человеке, который всякий раз после смерти перерождается в альтернативных мирах.

В двухтысячных у автора вышло и несколько романов. Самыми интересными мы считаем два: «Месть в домино», который развивается одновременно в двух временных ветках, рассказывая историю двух убийств и одного покушения, и «Тривселенную» — роман собран из трёх совершенно разных частей-миров-лоскутов, и там нашлось место всему: приключениям, научной фантастике, фэнтези и детективной составляющей.

Евгений Яковлевич Гуляковский

Писатель, сценарист. Начинал литературный путь с реализма и приключенческих рассказов, а с середины 1960-х начал публиковать и фантастику.

Самый известный роман советского периода — «Сезон туманов», открывший читателям почти неизведанный на тот момент поджанр космической боевой фантастики.

Что писал Евгений Гуляковский в наше время

В начале двухтысячных автор писал романы нескольких циклов, в частности развивал «Сезон туманов». Также вышла тетралогия «Прометей» — истории на стыке приключенческой и «мягкой» НФ, где в судьбы героев будущего вплетаются сюжеты античной мифологии. Достойна внимания и дилогия «Лабиринт миров» про отважного агента, злобную внеземную корпорацию, космические войны и многомирье. Среди других произведений российской боевой и космической фантастики «Лабиринт миров» выделяется толковым научным фантдопом.

***

Любопытно и подчас удивительно следить, как меняются авторы и их творения на протяжении столь длительного промежутка времени. Некоторые аксакалы легко и непринуждённо встраиваются в новые реалии, другим не всё удаётся гладко… Но, на самом деле, это уже совсем другая история.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится