Даша Севастопольская: правда и вымысел о женщине, которая помогала
59
просмотров
Герои первой обороны Севастополя известны каждому, кто хоть раз посещал знаменитую Панораму «Оборона Севастополя». Среди них — Даша Севастопольская. Читайте о судьбе легендарной сестры милосердия в нашем материале.

Разумеется, подвергать сомнению или как-то умалять подвиг первой сестры милосердия никому не придет в голову: Даша была по-настоящему героической девушкой. Но вот развеять некоторые мифы о ее жизни не мешало бы.

Даша не сразу стала сестрой милосердия: сначала она намеревалась продавать солдатам водку и рыбу

Дарья Михайлова рано потеряла мать, ее воспитывал отец-матрос.  Девочка росла настоящей «морячкой». Сергеев-Ценский, например, оставил о ней такие строчки:

«Даша плавала, как дельфин. Иногда пропадала целыми днями на Черной речке, выдирая раков из нор. Гребла не хуже заправского гребца и ставила парус. Ее приятели были приходившие к отцу матросы».

Фрагменты панорамы «Оборона Севастополя»

А скоро она осталась круглой сиротой: отец погиб во время Синопского сражения в 1853 году. Чтобы как-то зарабатывать на жизнь, девушка принялась стирать чужие вещи за плату. Видимо, она работала очень хорошо, потому что за несколько месяцев сумела накопить денег и купить корову. Такая покупка для простого человека означала относительно сытую жизнь. Но в реальность вмешалась война. На город наступал англо-французский боевой корпус, высадившийся в Евпатории. Легенда о Даше утверждает: узнав о предстоящем бое с неприятелем на реке Альма, девушка продала свой ветхий домишко и драгоценную корову, купила повозку и лошадь, взяла чистую ветошь и бочку с водой и поехала на поле боя — перевязывать раненых и поить их водой. На самом деле, как писал Г. Ульрихсон, военный врач Севастопольского госпиталя, поначалу Даша не собиралась бескорыстно ухаживать за бойцами.

Ее планы были другими: девушка накупила водки, вина, нажарила рыбы и испекла хлеб, чтобы все это продавать солдатам.

Она намеревалась сделаться маркитанкой, то есть торговкой продуктами и другими припасами в военном походе. Но как девушке находиться среди множества мужчин? Ведь начнут приставать! И, чтобы этого не случилось, Дарья обрезала косы и переоделась в матросскую форму покойного отца. Это происходило на глазах у соседей, которые решили: девка повредилась в рассудке! Что поделаешь, в войну это случалось нередко. Но с разумом у Дарьи все обстояло отлично. Как и с сердцем... Ее припасы разошлись мгновенно: усталые, голодные бойцы буквально «размели» и хлеб, и рыбу, и водку.

Девушке при этом не пришло и в голову брать с них деньги: просто не поднялась рука.

Коммерческий расчет разбился о врожденное милосердие. Скоро в ее тележке осталось лишь немного воды. А вокруг по-прежнему были раненые: стонущие, истекающие кровью, молящие о помощи. Решение пришло быстро. Даша переоборудовала свою тележку, превратив ее в крытую кибитку, и стала ездить вдоль фронтовой линии. Она помогала солдатам, чем могла. При этом не разбирала, кому помогает: русским, французам... Ей было все равно: раненый — значит, надо помочь! Она появлялась перед истекающими кровью бойцами, как добрый ангел. Шептала: «Потерпи, миленький, сейчас, сейчас, все будет хорошо!», промывала их раны, перевязывала, поила водой и везла в тыл. Больше девушка ничего не могла для них сделать, но и это было немало. По сути, Даша создала первый в истории передвижной перевязочный пункт.

Франц Рубо запечатлел Дашу на своей панораме — чуть левее флагштока Даша с коромыслом на плече, у бруствера Малахова кургана она даёт напиться из ведра двум русским солдатам

Представлялась мужчиной, но ее быстро разоблачили

Солдатам она представлялась как «Александр Михайлов», и некоторое время все действительно принимали ее за добросердечного паренька. Но однажды все-таки приметили: из-под бескозырки выбивается прядь волос... «Девица!» — прошептали удивленно окружающие. Так Даша себя «рассекретила», но это было уже не опасно: к тому времени ее уже успели полюбить за отвагу и милосердие. Вряд ли кто-то мог замыслить против девушки худое: жизнь такого обидчика не стоила бы и ломаного гроша.

Скоро у нее появились помощницы

Конечно, ее запасов чистых тряпок, уксуса и водки хватило ненадолго. Но Даша пополняла их — многие бойцы отдавали ей свои «ценности», и она выручала за эти памятные часы, портсигары, курительные трубки достаточно, чтобы разжиться новым перевязочным материалом. Да и жители Севастополя не остались в стороне: они делились одеялами, бинтами, съестными припасами. Некоторые женщины последовали ее примеру, и скоро образовался целый отряд сестер милосердия. Об одной из сестер милосердия, Екатерине Бакуниной, можно прочесть здесь.

Не боялась смерти

Однажды случилось страшное: пала лошадь, которая таскала кибитку. Тогда Дарья, ни на минуту не останавливая своего занятия, стала сама таскать тяжелую кибитку. А как иначе — на поле боя стонали раненые, им требовалась помощь! Это увидел один из офицеров, и проблема была решена: по его приказу Даше выдали лошадь из числа полковых. И ее милосердная миссия продолжилась. Погибнуть Даша не боялась: считала, что терять ей нечего, а если суждено умереть — то ее будут вспоминать добрым словом. Но судьба приготовила ей достаточно долгую жизнь.

Золотая медаль и денежный подарок от царя

Еще шла война, еще гремели взрывы, а у Даши начала налаживаться личная жизнь: за ней стал ухаживать рядовой Максим Хворостов. К тому времени о Даше знал уже сам император Николай: на фронте побывали его сыновья, Николай и Михаил, и рассказали отцу о сестре милосердия, которая, не жалея себя, перевязывает на поле боя раненых. Восхищенный царь пожаловал девушке золотую медаль и 500 рублей серебром, а еще пообещал подарить тысячу, когда она будет выходить замуж. И прислал обещанные деньги, узнав, что Дарья стала женой Максима Хворостова.

Не смогла наладить трактирный бизнес

Война закончилась, но жизнь легче не стала: Севастополь лежал в руинах. Молодожены купили на подаренные императором деньги трактир, надеясь, что выручки хватит на жизнь. Но бизнес шел туго: Даша, привыкшая всех жалеть, направо и налево отпускала товар в долг и никогда не требовала возвращать деньги. Ее добротой пользовались, бесплатно брали продукты и водку... Все-таки настоящая сестра милосердия, видимо, неспособна перековаться в трактирщицу. Пришлось трактир продать и переехать в город Николаев, но вскоре Дарья, уже одна, вернулась в Севастополь: по одним сведениям, ее муж спился, и она с ним рассталась, по другим — умер.

Даша Севастопольская, скульптура на здании панорамы обороны Севастополя

Могила не сохранилась

Легенда гласит, что до конца своих дней, а именно до 1892 года, Даша тихо жила в Севастополе, на Корабельной стороне. Однако есть и другие сведения, подкрепленные документами: что Даша из Николаева вернулась в село Шеланга в Татарстане, где когда-то родилась и где жили ее дальние родственники. Там она и скончалась в декабре 1893 года. К сожалению, могила Даши не сохранилась, но в селе Шеланга есть памятник Даше Севастопольской. И, конечно, память героини чтят в Севастополе: на территории одной из больниц, которой присвоено ее имя, стоит памятник Даше, о ней рассказывают экскурсоводы, проводя туристов по Панораме, ее мужеством и милосердием восхищаются и сегодня. А вам предлагаем вспомнить о героизме еще одной женщины, Анастасии-богатырки, сражавшейся за родину еще в XVI веке.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится