Как Пушкин охмурял дам и кто был в его «донжуанском списке».
296
просмотров
Спросите у жителя России, кто его любимый поэт, - и добрая половина опрошенных ответит: Александр Пушкин.

Как творчество Пушкина любят после его смерти, так и самого поэта обожали при его жизни. Женщины буквально не давали Александру Сергеевичу прохода, висли на нем гроздьями, преследовали. И это все при том, что Пушкин был объективно далеко не писаным красавцем (многие исследователи подтверждают этот факт: приятной наружностью поэт не обладал). Что же такого имелось в Пушкине, что сводило с ума женщин и заставляло "бросать мир" к ногам литератора?

Секреты обольщения

Дошедшие до нас сведения утверждают: Александр Сергеевич был ловеласом, да еще каким! У него якобы имелся особый "донжуанский" список, в который входило 113 (!) женщин. Все они либо были очарованы поэтом, либо вступили с ним в интимную связь.

Женщины любят ушами, а на слова Александр Сергеевич никогда не скупился. Он говорил дамам комплименты, сыпал шутками и остротами, но главное - он посвящал им стихи. Против такого устоять было невозможно!

Методы соблазнения от "солнца русской поэзии"

Каждый мужчина, желая во что бы то ни стало добиться понравившейся женщины, пускается на всевозможные уловки. Не чужды хитрости были и Александру Сергеевичу. Он неплохо понимал женскую психологию и знал, как пробить брешь в стене, закрывающей путь к сердцу дамы.

Так, чтобы добиться Натальи Гончаровой (своей будущей супруги), Пушкин везде и всюду рассказывал коротенький стишок-каламбур: "Я восхищен, я очарован! Короче - я огончарован!" Конечно, сложно было не поддаться чарам поэта, если он на всех углах говорил только о тебе! Но, кстати, поэту понадобилось целых два года, чтобы наконец растопить лед в сердце признанной красавицы.

А расположение Анны Керн Пушкин снискал следующим образом. Он писал письма ,но не Анне, а... ее сестре. Справедливо полагая, что письма Анна прочтет, поэт-хитрец не скупился в них на слова сожаления по поводу ее возможного равнодушия.

Обещать - не значит жениться

Еще одним излюбленным методом Пушкина было "навешивание лапши на уши" несчастным дамам. Он раздавал обещания направо и налево, разливался соловьем, но далеко не все из того, что сулил, выполнял. Так, например, все той же Анне Керн в 1825 году из ссылки в Михайловском Пушкин писал, что будет "сама любезность", если дама сердца приедет к нему. Он обещал быть весел и нежен, мил и восторжен, но когда в 1826 году встреча, наконец, состоялась (а перед ней Керн сбежала от мужа), она оказалась не совсем такой, какой нарисовала в своих мечтах Анна. Пушкин был любезен, но больше учтив, на встречах наедине не настаивал, и, казалось, помыслы его были заняты чем-то (кем-то?) иным. В одночасье Керн осталась без средств к существованию - прежде ее содержал муж, который теперь поддерживать ее отказался. А Пушкин... что Пушкин! Ведь "обещать - не значит жениться".

Забавные истории

До наших дней дошли и анекдотические ситуации с участием великого поэта и женщин. Чувства юмора светилу литературы было не занимать, и данные истории тому подтверждение.

В те годы в театре блистала актриса по фамилии Асенкова; поклонников у нее хватало, однако Пушкин не входил в их число. На одном из спектаклей с участием этой примы поэту довелось сидеть рядом с двумя ее почитателями. Видя, что Пушкин не аплодирует Асенковой, да и что восторга особого постановка у него не вызывает, соседи назвали поэта дураком. На это заявление Пушкин невозмутимо ответил, что дал бы им по оплеухе, да боится, Асенкова подумает, что он ей аплодирует.

Другая история повествует о еще юном Пушкине, ученике Царскосельского лицея. Увидев однажды в темном коридоре лицея женскую фигуру, будущий поэт вздумал было пошутить: хотел подойти со спины тихонько, обнять да поцеловать даму. И подошел, и обнял - только поцеловать не успел, распознав в незнакомке старую деву княжну Волконскую. Прежде чем она возмутилась, юный проказник скрылся, но шутка эта чуть не вышла ему боком: из-за нее Пушкина едва не отчислили из лицея.

Донжуанский список

Выше мы упоминали, что в списке побед Пушкина на любовном фронте значилось 113 имен. Эта цифра взята не с потолка – в одном из писем сам поэт упоминал, что Натали (его супруга Наталья Гончарова) – это его сто тринадцатая любовь.

Полушутливый перечень из более чем сотни имен составил сам Александр Сергеевич по просьбе сестер Ушаковых, в чьем доме он часто бывал. Список делится на две части; одна – женщины, которыми Пушкин увлекался, другая – те, с которыми он имел половую связь. Этот своеобразный «реестр» вот уже много десятилетий бередит умы пушкинистов, которым хочется разгадать, что же за особы скрываются под написанными рукой поэта именами. Дело в том, что никаких других сведений о дамах Пушкина нет, лишь одни имена: Анна, Елена, Катерина, Евгения, Александра, Варвара – поди разбери, кто есть кто. Особый интерес у исследователей вызывают загадочные инициалы NN – кого Пушкин зашифровал таким образом?

Годы изучения жизни литератора не прошли для пушкинистов даром. Существуют некоторые соображения относительно того, кому принадлежат имена, упомянутые в списке Александра Сергеевича. Об этих догадках (или более или менее твердо утверждаемых фактах) дальше и поведаем.

Список первый

По мнению исследователей, в первый список попали дамы, произведшие на Пушкина глубокое впечатление, оставившие немалый след в его сердце. Среди них – Екатерина Бакунина, скрытая под именем «Катерина I»: она была фрейлиной, художницей и никак не реагировала на Пушкина, безответно в нее влюбленного. Поэт посвятил ей несколько стихотворений, однако сердце красавицы так и не дрогнуло – вероятно, потому, что оно было отдано другому: в 1834 году Екатерина вышла замуж.

Еще одно имя в списке Пушкина тоже легко идентифицируется: это княгиня Евдокия Голицына (Пушкин обозначил ее как «кн. Авдотья»), первая питерская любовь поэта. Узнаваема в перечне и «Аглая» - это герцогиня Аглая де Грамон, которой Пушкин посвятил стихотворение и несколько эпиграмм; дважды состояла в браке.

Греческое имя «Калипсо» и принадлежит гречанке – Калипсо Полихроне, по некоторым сведениям, возлюбленной лорда Байрона, что особенно пленяло Пушкина. Александр Сергеевич познакомился с ней в Кишиневе, посвятил два стихотворения и даже нарисовал ее портрет. В Кишиневе же он увлекся еще одной женщиной – Пульхерией Варфоломей, по происхождению молдаванкой, очень красивой и эффектной барышней.

Под именем «Амалия» скрывается Амалия Ризнич, наполовину немка, наполовину итальянка, которая в 1823-1824 годах жила в Одессе. У нее было очень много поклонников, несмотря на наличие супруга; Пушкин был в числе ее воздыхателей и страшно ревновал ко всем подряд. Это заметно по стихам, посвященным этой женщине: они все говорят о ревности.

Список второй

Во втором списке есть несколько женщин с именем «Анна». Достоверно известно про двух из них. Первая - Анна Вульф, которой посвящены некоторые работы Пушкина и переписка с которой имеется в свободном доступе; вторая – уже многократно упомянутая выше Анна Керн.

Софьей является дальняя родственница поэта Софья Пушкина, к которой он сватался в 1826 году – через две недели после знакомства. Аграфена – Аграфена Закревская, графиня и ошеломительная красавица, адресат многих посланий Пушкина.

Кто такая NN

О таинственной NN ходят разные слухи. Некоторые предполагают, будто NN – это Наталья Николаевна, то есть жена поэта. Однако подобное маловероятно – если бы все было так просто!

Большинство ученых связывает эту женщину с пребыванием Пушкина на юге и его поэмой «Бахчисарайский фонтан». Выдвигались версии, что дамой этой была Мария Раевская (княгиня Волконская), Екатерина Карамзина (сестра поэта Петра Вяземского), княгиня Елизавета Воронцова, но ни одна из этих теорий не имеет стопроцентного подтверждения. Есть и такое мнение, что никакой тайной любви у Пушкина и вовсе не было, это все миф и шутка – любил ведь поэт пошутить.

Любовь к императрице

Некоторые исследователи вполне серьезно утверждают, что загадочная NN, та самая тайная любовь Александра Сергеевича – императрица Елизавета Алексеевна. Подобному удивительному предположению приводят несколько объяснений. Символ NN в списке Пушкина стоит между «Катериной» и «Авдотьей», одна из которых жила в Царском Селе, другая – в Петербурге. Следовательно, NN должна была обитать где-то между Питером и его пригородом – или и там, и там, что как раз соответствует жизни Елизаветы.

Кроме того, если поэт, называя имена других женщин, эту скрыл под аббревиатурой, значит, он не мог назвать ее – и это тоже вполне соответствует императорскому статусу: какие бы насмешки ждали Пушкина, признайся он в неразделенной любви к царской особе! Да и репрессии могли последовать незамедлительно, ведь не пристало императрице находиться в каком-то шутливом донжуанском списке, пусть и великого поэта. Однако все это лишь догадки исследователей…

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится