Картины в картинах: чьи усы присвоил Сальвадор Дали?
595
просмотров
Откуда самый известный сюрреалист черпал вдохновение и идеи для своих загадочных картин? Как и многие мастера до него, Дали часто обращался к наследию своих коллег, удивлявших мир искусства задолго до его появления на свет.

У Сальвадора Дали много заслуг. Самый известный представитель сюрреализма родился 11 мая 1904 года в испанском городе Фигерасе. Как личность Дали был эксцентричен, непредсказуем и искренне считал себя величайшим художником своего времени. Сегодня с этим весьма трудно спорить – в самом деле, именно его кисти принадлежат одни из самых влиятельных произведений прошлого века.

Я благодарен судьбе за две вещи: за то, что я испанец, и за то, что я Сальвадор Дали

Сальвадор Дали,

В 2011 году его картина «Портрет Поля Элюара» ушла с молотка за 22,4 млн долларов, став, по данным Bloomberg, самой дорогой проданной на аукционе сюрреалистической картиной в мире, а знаменитые «Мягкие часы» и по сей день возбуждают жаркие дискуссии в среде искусствоведов. Откуда же художник черпал вдохновение и идеи для своих загадочных картин? Как и многие мастера до него, Дали часто обращался к наследию своих коллег, удивлявших мир искусства задолго до его появления на свет.

Сальвадор Дали, «Портрет Поля Элюара», 1929 г.
Сальвадор Дали, «Постоянство памяти» или «Мягкие часы», 1931 г.

Начиная с ранних картин Дали и заканчивая его поздними творениями, в работах художника очевидно угадывается влияние испанского барокко семнадцатого века – периода, известного также как золотой век испанской живописи.

Интерес к искусству барокко появился у Дали ещё в студенческие годы, когда художник проводил часы в Национальном музее Прадо в Мадриде, внимательно изучая картины старых испанских мастеров. Будучи последователем сюрреализма, Дали разделял и основные идеи направления, согласно которым стиль барокко – это отнюдь не простой исторический период, канувший в лету, а нечто вечное и неизменно повторяющееся.

Благодаря обращению к барочной живописи в своих картинах Дали полагал, что может считать себя мастером, равным величайшим испанским художникам, которых сам он часто так или иначе цитировал. Так, он нередко заимствовал популярные образы того времени и вкраивал их в собственные произведения, как, в частности, можно наблюдать на картинах, представленных ниже. В «Открытии Америки Христофором Колумбом» Дали изображает свою жену Галу в образе Девы Марии. Художественным прецедентом для подобного вполне могли послужить многочисленные трактовки на эту тему испанского живописца Бартоломе Мурильо.

Бартоломе Эстебан Мурильо, «Непорочное зачатие», 1678 г.
Сальвадор Дали, «Открытие Америки Христофором Колумбом», 1959 г.

И всё же одному художнику в творчестве Сальвадора Дали отводилось особое внимание. Им был знаменитый испанский живописец, придворный художник короля Испании Филиппа IV – Диего Веласкес. Дали восхищал фотореалистичный стиль Веласкеса и необычная техника, где «распределение и размещение цвета», по его мнению, были сравнимы с работами импрессионистов.

В сюрреалистический период амбиции Дали состояли в том, чтобы изобразить образы иррациональности с большой точностью, и для этой цели, по утверждениям художника, следовало использовать образные средства выражения. Из наследия Веласкеса Дали особенно выделял картину «Менины», репродукция которой висела у него в студии. В частности, художнику приглянулся приём Веласкеса, заключавшийся в изображении самого мастера на собственном полотне в образе живописца.

Диего Веласкес, «Менины», 1656 г.

Подобное цитирование можно, например, встретить в картине Дали «Апофеоз доллара». Это одна из самых больших и сложных работ испанского мастера. Холст 295×406 см пестрит многочисленными деталями, разглядывать которые можно часами.

Сальвадор Дали, «Апофеоз доллара», 1965 г.

На самом деле, эта необычная картина хранит в себе целое множество различных отсылок, однако все они представляют предмет отдельного разговора. Мы с вами обратим внимание на правый нижний угол картины. Здесь Дали изображает самого себя в образе знакомого нам Веласкеса – с палитрой и кистями в руке. К слову, женщина, позирующая ему, это снова его жена – Гала.

Похожий автопортрет Дали мы можем наблюдать и в другой его картине – «Вселенский Собор».

Сальвадор Дали, «Вселенский собор», 1960 г.

Дали вновь изображен на ней в нижнем углу и с неизменными атрибутами работ Веласкеса - палитрой, кистью и чистым холстом на мольберте. Холст призван определять Дали в качестве автора картины, как и на «Менинах» Веласкеса. Точно так же автопортрет Дали на «Вселенском соборе» требует от зрителя признания художника и в некотором роде утверждает вневременный статус старого испанского мастера.

Диего Веласкес действительно был кумиром Дали, однако даже его техника и владение цветом не были, по мнению художника, непревзойдёнными. В личной классификации Дали, которую он представил в трактате о живописи «Пятьдесят волшебных секретов мастерства» (1948), содержащем сравнительный анализ качеств, которыми должен обладать художник (техника, вдохновение, сюжет, цвет, гениальность, оригинальность, композиция, тайна и подлинность), Веласкеса опережает другой знаменитый живописец, к слову, не имеющий испанских корней. Речь идет о нидерландском художнике Яне Вермеере. 

Ян Вермеер, «Девушка с жемчужной сережкой», 1665 г.

В этом ключе нельзя не упомянуть ещё одну выдающуюся картину Дали. Это его замечательные «Исчезающие образы» – работа, которую художник представил на открытии своей выставки в галерее Жюльена Леви в Нью-Йорке в 1939 году. Это одно из самых известных двойственных изображений, созданных его «параноидально-критическим методом».

Сальвадор Дали, «Исчезающие образы», 1938 г.

На первый взгляд, перед нами на картине изображена девушка у портьеры. В руках она держит письмо, которое внимательно читает. Позади нее на стене висит карта, а перед фигурой, вероятно, находится окно, из которого в комнату попадает мягкий дневной свет. Всё это содержит в себе прямое цитирование серии картин Вермеера, посвященной образу женщины, читающей письмо.

Ян Вермеер, «Дама в голубом, читающая письмо», 1663 г.
Ян Вермеер, «Девушка с письмом у открытого окна», 1650-е гг.

Схожий интерьер, практически идентичные женские фигуры вкупе с личным восхищением Дали своим голландским коллегой не оставляют сомнений – это дань уважения одному из непревзойдённых мастеров XVII века. Однако это не единственная отсылка, скрытая в картине. Если не приближаться к полотну, а смотреть на него как бы издалека, перед зрителем начнет вырисовываться другой образ – профиль взрослого мужчины с характерными усами. Это, конечно, же Диего Веласкес. Так, благодаря оригинальному двойному решению, в одной единственной картине мы можем наблюдать присутствие сразу двух выдающихся фигур мира искусства.

Конечно, не стоит забывать и о самом Дали, чей гений проявляется хотя бы в мастерском сохранении вермееровской игры света на щеке старика или же на стене. И несмотря на то, что картина является по сути своей цитированием и обращением к шедеврам прошлых веков, она тем не менее хранит в себе уникальность и неповторимый, свойственный лишь Дали художественный стиль.

Но что же до знаменитых усов испанца?

Но что же до знаменитых усов испанца? Диего Веласкес, «Портрет Филиппа IV в доспехах со львом в ногах». Фрагмент. 1652 г.

Нетрудно догадаться, что и в этом случае художник черпал вдохновение из прошлого. Разгадка кроется в многочисленных портретах Филиппа IV, принадлежащих кисти Веласкеса. И пускай сам монарх был далёк от образа идеального правителя, его усы заполучили свою долю внимания и стали буквально фирменным знаком Сальвадора Дали – несравненного гения сюрреализма.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится