Макао: чем прекрасен китайский талисман
26
просмотров
Китайцы обожают амулеты. Лягушек с монетками во рту, подвески-«ветерки», красные узелки с кисточками, денежные деревья. По мнению жителей Поднебесной, приносят удачу и европейцы, – если прикоснуться к ним или сфотографироваться в их компании. Уроженцам Макао повезло. Они не просто прикоснулись к людям со светлой кожей, но и соединились с ними. Теперь весь регион – талисман.

Макао: сила ци

«Меня зовут Жоао Новиков», – представляется гид в Макао. Сам он высок, широкоплеч и белокож и мог бы сойти за португальца. Выдают узкие раскосые глаза. Поэтому Жоао, скорее, похож на фарфорового китайца, какими раньше украшали гостиные. «Мой дедушка по папиной линии – русский, бабушка – наполовину китаянка, наполовину португалка, мама – тоже. Вот я такой и получился, и имя у меня португальское», – рассказывает он о своем происхождении с гордостью и даже ликованием. Жоао не просто гражданин Китая со смешанной кровью: он – маканезе.

Руины католического собора Сан-Паоло, построенного в XVII в.

Португальцы пришли в Макао в XVI веке и основали здесь торговый порт с разрешения китайских властей. Но жажда золота у европейских предпринимателей постепенно возрастала, платить дань Китаю не хотелось, и в XIX веке Португалия объявила полуостров своей колонией. Споры вокруг региона продолжались до середины прошлого столетия. За время 400-летнего пребывания в Макао португальцы нарушили местный фэн-шуй своей культурой, религией, кулинарией. Так они поступали во всех колониях, например в Бразилии или на Гоа, и покоренные народы забывали родные традиции, принимали чужие, трансформировались. Тем не менее в Макао «португальщина» почему-то логично уместилась в исконно китайском. Видимо, положительная энергия ци, на которой, с точки зрения китайцев, держится нация, оказалась сильнее энтузиазма завоевателей. Когда молодое государство КНР окрепло к 1966 году, полуостров вошел в его  состав в качестве специального административного района, а португальцев с позором изгнали. Доставшиеся  в наследство от европейцев кровь и обычаи маканезе признали «чудесными».

Макао: чаша богатства

Макао: чаша богатства Часовня и маяк крепости Гуйя – один из символов Макао.

Португальское добро разобрали на сувениры, сложили в китайскую «чашу богатства». В ней «свалены в кучу» небоскребы в виде цветков лотоса, асимметричные дома, увешанные нескладными балконами, пагоды, статуи драконов – все жемчужно-белое, мраморно-серое, янтарно-желтое, нефритово-зеленое. Небрежно «набросаны» красные бумажные фонари и золотые иероглифы. И среди этой мешанины проглядывают «заморские камни».

Казино Макао привлекают азартных игроков со всего мира. И, конечно, самих китайцев. многие из них всю жизнь готовятся к этому событию

Например, католический собор Сан-Паоло, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Его построили в XVII веке по заказу Коллегии Святого Павла, а в XIX веке храм почти полностью сгорел во время пожара. Остались только фасад и лестница, ведущая к центральному входу. Ощущение, будто это гигантская китайская монета с квадратными углами и прямоугольными дырками. Собор-призрак никогда не собирались сносить. Напротив, маканезе устраивают паломничества в Сан-Паоло, верят, что проход сквозь стену исполняет желания. Более того, по словам Жоао, храм хотят восстановить и даже собирают всем Макао средства. Другой европейский «сувенир» – собор Святого Доминика XVII века, еще один памятник ЮНЕСКО. Творение заезжих испанских монахов, весь в лимонном «шелке» и «кружевах», в диадеме из бронзовых колоколов, под треугольным зонтиком, он – как нарядная кукла в китайском театре. И действительно: пожалуй, ни один музыкальный фестиваль не обходится без участия Святого Доминика. Да и какой фэн-шуй без колокольчиков – генераторов позитива! А вот форт Гуйя XVII века, который португальцы возвели для защиты от голландцев. Тоже отмеченный ЮНЕСКО. «Держит» остроконечный маяк – первый во всем Китае – словно бамбуковую палочку для воскурения благовоний.

Даже мостовая возле китайского храма XIV века в честь морской богини А-Ма, одетого в «белую парчу с позолотой» и «нефритовые бусы», выложена португальскими булыжниками. Кстати, эта богиня – покровительница Макао, и, говорят, название полуострова произошло именно от ее имени. По легенде, А-Ма была бедной девушкой из провинции Фуцзянь. Однажды она собралась в селение, которое находилось на месте Макао, и попросила рыбаков перевезти ее туда на лодке. Отказались все, кроме одного. Ночью случился шторм, и рыбацкие лодки потонули. Уцелела лишь та, где была А-Ма.

Счастливый димсам

Счастливый димсам Ресторан Robuchon au Dôme отмечен тремя звездами

Есть в Поднебесной новогоднее гадание: в димсаме (пельмене) прячут монетку, и кому она попадется, тот и «император». То есть ждет его везение. Европейские рестораны Макао напоминают такие «счастливые» димсамы. Обычно маканезе довольствуются будничной китайской снедью: лапшой на завтрак, обед и ужин и зеленым чаем из фарфоровых термосов. И то и другое продается на улицах. «Им лень готовить, они как проснутся утром, прямо в пижамах спускаются в забегаловки и к лоткам», – рассказывает Жоао. Но по праздникам местные жители позволяют себе, скажем, Robuchon au Dôme. У ресторана на вертящейся смотровой площадке отеля Grand Lisboa – три звезды Michelin, редкость для Китая. Французский шеф (ныне покойный) Жоэль Робюшон получил награду, в частности, за суп из цветной капусты с желе из омара и черной икрой.

Кстати, вращение во время еды – намек на традиционные китайские кафе-фондю: на стол ставят печку и тарелки с сырыми кусочками курицы, свинины, рыбы, креветками. Поверхность стола крутят, каждый берет металлическими палочками кусочки, поджаривает, затем ест деревянными палочками. Так происходит, к примеру, в «Ресторане на рыбацкой пристани».

Еще один праздничный вариант – Casa do Antonio. Здание ресторана «завернуто» в толстый слой колониальных домов цвета манго, авокадо, питайи, «приправленных» изразцами. Его шеф Антонио Невес Коэльо владеет искусством сабраж (открывает игристое саблей) под фаду гитариста Марселиньо и всем рекламирует «винью-верде» из собственного погреба.

Поймать лягушку

Поймать лягушку По Гранд-каналу казино Venetian, как и в Венеции, туристов возят гондольеры.

Китайцы верят: однажды они обязательно выиграют в лотерею или казино. Условно, «поймают лягушку» – символ благосостояния. И, конечно же, где еще бросить вызов фортуне, если не в Макао? Первые казино появились здесь в португальскую эпоху – в XIX веке. Сейчас это единственная легальная игорная зона Китая с десятками «профильных» заведений и игровыми автоматами. Правительству удобно сконцентрировать азартные развлечения в одном месте, чтобы контролировать доходы.

Именно здесь находится крупнейшее казино в мире – Venetian. Площадь его залов – 50 тыс. кв. м. Этот развлекательный комплекс – копия Дворца Дожей и прочих венецианских построек Сан-Марко. Между корпусами по каналам ходят гондолы. Ночью, в игорный час пик, Venetian раскрывается, переливается золотом, как сказочный веер, и обещает несметные богатства. Китайцы едут в Макао со всей страны, чтобы сыграть в сик бо (угадать расклад кубиков), кено (числовую лотерею) и «рыбу, креветку, краб» (кидают кости с изображением этих персонажей). «Многие всю жизнь готовятся к этому событию. Копят деньги, чтобы поставить на кон. И ведь срабатывает!» – резюмирует гид. Магия Макао.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится