menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
MeToo в Южной Корее
0
0
0
152
просмотров
Южная Корея – страна, в которой в процессе демократизации женщины за очень короткий период стали «свободны» с правовой точки зрения, но в силу социокультурных факторов им всё ещё приходится сталкиваться с различными проявлениями дискриминации.

Это проявляется во множестве сфер жизни общества: идеи конфуцианства всё ещё сильны в Южной Корее, эта страна всё ещё весьма патриархальна, женщин продолжают ассоциировать с прежде всего с ролью матери, а мужчин – с работой и карьерой. В результате этого женщины вынуждены иметь дело с несправедливостью при приёме на работу: нередки случаи, когда на собеседовании им задают вопросы, замужем ли они, планируют ли рождение детей (работодатели менее склонны заключать договор с незамужними кандидатками на должность, опасаясь, что вскоре после свадьбы они покинут компанию).

К сожалению, в Южной Корее также много случаев харассмента и сексуального насилия, в том числе на рабочем месте. Неудивительно, что в таких условиях в этой стране особенно мощно и ярко отозвалось прогремевшее на весь мир движение MeToo, направленное против сексуальных домогательств и насилия.

MeToo – движение, которое помогло персонам в разных уголках света (как женщинам, так и мужчинам) рассказать о пережитом (как правило, в постах с одноимённым хештегом), почувствовать, что они не одни, получить поддержку и призвать преступников к ответственности, чтобы те понесли наказание, которое не всегда выносится на суде – многие известные личности поплатились за свои поступки, в том числе полным лишением хорошей репутации, потерей рабочего места, уважения к своей персоне и т.д.

В Южной Корее волна движения MeToo началась 29 января 2018 года: прокурор Со Чжихён обвинила в сексуальных домогательствах бывшего прокурора министерства юстиции Кореи Ан Тэгына. Этот скандал шокировал общество, ведь речь шла об одном из представителей судебной сферы, которая должна служить на благо людей и нести справедливость.

Положение жертв харассмента ещё больше усложняется тем, насколько сильна в Южной Корее иерархия. Лица, занимающие нижестоящую должность, боятся рассказать правду или официально обвинить начальника, потому что в ответ он может постараться разрушить карьеру пострадавшей персоны. С этим столкнулась и Со Чжихён: ранее, в 2010 году она подала на Ан Тэгына официальную жалобу, но тот, занимая вышестоящую должность, добился отправления Со Чжихён в офис в провинции, тогда как ранее она работала в Сеуле.

Но в этот раз, публично рассказав о произошедшем, Со Чжихён получила поддержку со стороны общества. Ан Тэгын же был приговорён к двум годам тюремного заключения, не говоря уже о том, что его репутация как прокурора была сведена на нет. Скандал привлёк к себе огромное внимание и стал началом череды заявлений о харассменте и сексуальном насилии со стороны людей из самых разных профессиональных сфер. Движение MeToo в Южной Корее не ограничивалось лишь пространством социальных сетей – в рамках движения был проведён также ряд мероприятий.

Увы, если обвинения в отношении известных личностей широко освещаются в прессе и вызывают активное обсуждение в обществе, то людям, пережившим сексуальное домогательство или насилие со стороны, например, начальников небольших компаний, имена которых известны лишь в очень узких кругах, ещё сложнее добиться правосудия. Тем не менее, благодаря MeToo пострадавшие могут найти поддержку и понять, что они не виноваты в произошедшем и не должны испытывать стыд, когда вина за совершённое должна быть только на преступнике.

Хотя цели движения MeToo, безусловно, благие и призывают к справедливости, есть также и спорные вопросы, из-за которых не каждый готов поддерживать MeToo. Например, как быть с недобросовестными персонами, желающими использовать MeToo в своих целях и готовыми соврать о харассменте или сексуальном насилии, чтобы намеренно запятнать имя той или иной публичной личности?

Но, как бы то ни было, движение MeToo в Южной Корее внесло значительный вклад в процесс нормализации отношения общества к обсуждению темы сексуальных домогательств и насилия. Происходит снятие табу с тех тем, о которых раньше боялись и не хотели говорить в силу социокультурных особенностей Южной Кореи. Это ещё один шаг к справедливому обществу, в котором не нарушалась бы неприкосновенность частной жизни лица, а наказание получал бы преступник, а не пострадавший.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится