Российские императорские украшения на мировых торгах: самые яркие продажи за десять лет
124
просмотров
Украшения, некогда принадлежавшие членам российского императорского дома, регулярно появляются на мировых торгах – в основном потому, что унаследовавшее их благородное семейство решается поправить свои финансовые дела. В нашем обзоре – самые яркие продажи за десять лет.

В начале ноября этого года на аукционе Sotheby’s появились части знаменитого гарнитура – сапфировые серьги и брошь, происходящие из коллекции великой княгини Марии Павловны (жены великого князя Владимира Александровича) и ее дочери Елены Владимировны, принцессы Греческой и Датской. Собрание драгоценностей Марии Павловны прославилось тем, что она чуть ли не единственная из всех Романовых-эмигрантов смогла его сохранить. Украшения находились в тайном хранилище в ее дворце в Петрограде, и после революции друг великой княгини, английский дипломат Альберт Стопфорд, достал их из сейфа и передал ей за границу. Впоследствии Мария Павловна разделила драгоценности между своими четырьмя детьми. Одно из них – Владимирская тиара – было куплено британским королевским домом и сейчас является одним из любимых украшений Елизаветы II. Сапфировый гарнитур изначально включал и диадему с ожерельем, и другие детали, однако в течение ХХ века был распродан по частям. Серьги и брошь ушли только что за 482 тыс. швейцарских франков (около $530 тыс.) – в два-три раза больше ожидаемого эстимейта. Такой успех говорит об отличной репутации этих предметов.

Борис Кустодиев. Портрет великой княгини Марии Павловны. 1911 г.

Интересно, что Мария Павловна распределяла между наследниками украшения по сортам камней. Изумруды достались сыну Борису. Один из них, колумбийский камень в 107,67 карата, по легенде принадлежавший Екатерине Великой, которая обожала зеленые камни, был вставлен в брошь, подаренную Александром II на свадьбу Марии Павловне. Борис продал брошь фирме Cartier в 1927 году. После этого изумруд перегранили, чтобы придать ему идеальную каплевидную форму, в итоге его вес составил 75,61 карата. Камень был вставлен в ожерелье и продан Джону Рокфеллеру. Много позже, в 2019-м, это ожерелье ушло на Christie’s за 4,3 млн швейцарских франков (около $4,7 млн). Нынешний владелец, как водится, неизвестен.

Брошь и серьги с сапфирами и бриллиантами из коллекции Марии Павловны.

Как правило, появляющиеся время от времени на рынке романовские драгоценности так или иначе имеют отношение к шкатулке Марии Павловны. Еще одно украшение оказалось на торгах в 2016 году. Это бирюзовые серьги, которые княгиня завещала своей дочери Елене Греческой. Та, в свою очередь, передала их дочери, принцессе Ольге Югославской. После ее кончины в 1997 году серьги впервые оказались в открытой продаже. А в 2016 году они были проданы на Christie’s за £64,8 тыс. (при эстимейте £10–15 тыс.).

Марина, герцогиня Кентская.

Еще до революции, в 1902 году, княгиня подарила на свадьбу своей дочери Елене брошь в виде бриллиантового банта. Дочь Елены, Марина, в замужестве стала герцогиней Кентской. Бриллиантовая брошь, сделанная в 1850 году фирмой Circa, была одной из любимых драгоценностей Марины, герцогиня позирует в ней на множестве парадных фотографий.

СПЕЦИАЛИСТЫ ПРЕДПОЛАГАЮТ, ЧТО ИСХОДНЫЕ «ДЕТАЛИ» ОЖЕРЕЛЬЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРИНАДЛЕЖАЛИ ЕКАТЕРИНЕ II, НО УКРАШЕНИЯ В ТАКОМ ВИДЕ ОНА НИКОГДА НЕ НОСИЛА

Очевидно, брошь досталась по наследству кому-то из ее детей – принцу Эдварду, герцогу Майклу или принцессе Александре, и кто-то из них решил расстаться с фамильной драгоценностью. Со временем брошь оказалась в собственности американской миллионерши Джейн Райтсман, чье собрание распродавалось на Sotheby’s в 2012 году. За брошь тогда просили £200–300 тыс. фунтов стерлингов, а получили 842 тыс. Безусловно, из-за исторического флера лота.

Брошь, подаренная Марией Павловной дочери Елене.

Редкий пример романовской драгоценности из другого источника – сапфировая брошь императрицы Марии Александровны (жены Александра II). Украшение 1840-х годов состоит из крупного бирманского сапфира в 130,5 карата в окружении ажурной композиции из бриллиантов. Ее можно было вставлять в тиару в качестве центрального украшения. В 2011 году брошь была продана на аукционе Sotheby’s за 6,2 млн швейцарских франков ($7,1 млн) при эстимейте 800 тыс. – 1,2 млн. Быть может, в данном случае ключевым критерием оказалась не столько история драгоценности, сколько сам размер камня и его чистота. На тот момент это была рекордная мировая цена на сапфиры. В чьих руках находилось это украшение прежде, остается тайной, однако известно, что аналогичный оправленный сапфир вдовствующая императрица Мария Федоровна смогла вывезти из России после революции, и ее дочь, великая княжна Ксения, после смерти матери продала его британской короне. Схожесть этих вещей доказывает происхождение украшения, купленного анонимным миллионером.

Серьги из бирюзы из коллекции Марии Павловны.

Самое привлекательное для покупателей имя, когда речь идет о романовских драгоценностях, – разумеется, Екатерина Великая. Но подлинных драгоценностей XVIII века на рынке крайне мало. В 2016 году на уже упоминавшихся женевских торгах было выставлено «ожерелье Екатерины Великой», которое состоит из бриллиантового «ошейника» и бандо в виде банта – типичной для того столетия формы. Впрочем, случился конфуз: знатоки исторических драгоценностей быстро опознали, что до 1925 года (когда большевики распродавали вещи из коллекции Алмазного фонда) это было два отдельных украшения: бант-склаваж, вероятно, работы Леопольда Пфистерера около 1767 года, и ожерелье-ривьера 1780-х годов.

Изумруд из коллекции Марии Павловны.

Причем ожерелье было короче теперешнего, потому что на шее его крепили с помощью тканевых ленточек. В ХХ веке обе драгоценности соединили в единый гарнитур, используя бант как застежку. А поскольку ожерелье было коротким для стандартной женской шеи, его пришлось нарастить с помощью бриллиантов на несколько звеньев. Таким образом, хотя исходные «детали», видимо, действительно принадлежали Екатерине II, подобного украшения она никогда не носила. Это ожерелье было выставлено за 2,9–4,9 млн швейцарских франков, однако удалось ли его продать, неизвестно – лот удален с сайта Sotheby’s. В предыдущий раз оно всплывало на торгах в 2005 году и было тогда продано всего за $1,5 млн.

Брошь императрицы Марии Александровны.

Другой вариант, при котором аукционные драгоценности оказываются связанными с именем Романовых, – это не те изделия, что были изготовлены до 1917 года, а те, что были собраны из частей украшений, когда-то принадлежавших российскому императорскому дому. Например, «бриллианты Екатерины I». Считается, что Екатерина Алексеевна пожертвовала ими, чтобы ее будущий супруг Петр I мог заключить мир с Османской империей после неудачного Прутского похода в июле 1711 года. Чтобы подписать мирный договор, русская казна выделила 150 тыс. рублей на подкуп и подарки, однако этого оказалось недостаточно, и Екатерина пожертвовала все драгоценности, которые захватила с собой в поход. Вместе с царским посланием их направили великому визирю, что способствовало успеху переговоров. (А Петр I, впечатленный преданностью возлюбленной, на следующий год, наконец, обвенчался с ней).

Сет с камнями из украшений Екатерины Алексеевны.

В последующие годы бриллианты Екатерины оказались в казне османских султанов. На публике они появились, когда султан Абдул-Хамид II приказал в 1874 году изготовить из них комплект украшений и преподнес его принцессе Эмин Ханим, жене вице-короля Египта Тауфик-паши, по случаю рождения наследника трона, будущего Аббаса II. То есть фактически дизайн этого комплекта украшений никакого отношения к России не имеет – «наши» только камни.

«Ожерелье Екатерины Великой».

В продажу оно попало тоже после падения династии, только не Романовых: Аббас II, изгнанный из Египта в 1914 году, обосновался в Женеве, где и умер в 1944 году. Его сын с супругой продали парюру в 1963-м. Сет, включающий колье, броши и серьги, впервые появился на аукционе Christie’s в 1963 году и был приобретен частным лицом. Затем он был выставлен на Sotheby’s в 2011 году, а в 2016-м на уже упоминавшихся женевских торгах этого же дома появился вновь с эстимейтом 2,9–4,9 млн швейцарских франков (итоговая цена не опубликована).

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится