STOPWAR
Год Водяного Тигра: укрощаем грозного зверя
17
просмотров
По восточному календарю следующий год будет посвящен Тигру – одному из самых красивых и сильных животных китайского зодиака. Взглянем на его отражения в искусстве.
Кацусика Хокусай. «Старый тигр в снегу». 1849 г. Christie’s

Наибольшую роль тигр играет в мифологии (а значит, и в искусстве) тех стран, где он традиционно обитает, то есть в Азии. Обычно в тех краях не водятся львы, поэтому именно тигр становится царем зверей, самым сильным хищником, воплощением богов-убийц или символом царей и воинов.

Китайский календарь включил тигра в число двенадцати зодиакальных животных, что говорит об его огромном почитании. Об этом же свидетельствует и археология – бронзовые и керамические фигурки и рельефы тигров находят в слоях I тысячелетия до н. э. Впрочем, наш европейский взгляд не сразу и различит, что это действительно тигры, так сложно фантазия китайских мастеров исказила их очертания. Изображения тигров служили оберегами от злых духов, а особую удачу приносил белый тигр.

Бронзовая статуэтка тигра. Китай. X–IX вв. до н. э. (Восточная Чжоу). Художественная галерея Фрира

Для китайцев этот зверь символизирует Запад, поэтому находится в вечном противостоянии с драконом. Причем не только в названии киноблокбастера «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», но и в литературных произведениях, в орнаментах ваз и других предметов, в декоре храмов, в татуировках и компьютерных играх. Как считали древние даосы, дракон и тигр – это воплощение сплетения Инь и Ян, недаром этих животных изображали друг напротив друга.

В японской культуре ситуация несколько иная. Несмотря на то, что грозное и сильное животное как нельзя лучше подходит для иллюстраций духа самурая, тигры в Японии не водятся. Но поскольку японские художники с крайним вниманием относились к тому, что делалось в Китае, который они долгое время считали образцом для подражания, в живопись островов тигры таки проникли. Авторы свитков, копировавшие китайские образцы, показывают этих зверей довольно реалистично. Но со временем, без опоры на натуру, реализм стал теряться – неудивительно, что «японские тигры» предстают перед нами весьма странными глазастыми ощетинившимися созданиями. Как считают искусствоведы, моделями для них служили домашние кошки.

Утагава Куниёси. «Генерал Ватонай, побеждающий тигров». 1855 г. Sotheby’s

Крайне важен тигр в мифологии Индии. Он – ездовое животное грозной богини Дурги, в его шкуру наряжается грозный бог Шива. Бог Индра превратился в тигрицу, чтобы стать ездовым животным бога Айяппы. Раз в год в штате Керала устраивается торжественная церемония «Пуликкали», для которой сотни людей надевают маски тигров и леопардов и раскрашивают свои тела полосами и пятнами, а потом движутся в весьма пугающей процессии. В индийском искусстве тигр не имеет характера оберега, но его очень часто изображают в качестве атрибута богов, царей и воинов.

Максимум, куда добирались тигры из античной ойкумены, – до Персии. Однако торговля живыми зверями была весьма распространена. В римском искусстве тигров можно увидеть в мозаиках – это и бои с гладиаторами, и растерзанные зверями христиане. Если же говорить о мифологии, то тут опять обнаруживается индийский след. Связан он с трехлетним походом Диониса в Индию, где бог виноделия приобрел привычку использовать тигров и леопардов в качестве ездовых животных. Правда, Дионис не был варваром, и потому не ездил верхом, а запрягал хищников в свои колесницы. Тигры с леопардами регулярно появляются на изображениях триумфальных шествий бога – как на римских мозаиках и фресках, так и в живописи Нового времени, например у Рубенса. Удивительно, что у художника есть целый цикл картин, изображающих охоту с разными экзотическими животными, включая тигров, львов и крокодилов. Интересно, какими источниками он пользовался? Ведь тогда в Европу их ввозили мало, а без «натурщиков» работать было сложно.

Джон Уильям Годвард. «Букет». 1899 г. Частная коллекция

Ситуация стала кардинально меняться к концу XVIII века, с развитием международной торговли. Британская колонизация Индии обеспечила огромный приток материала для европейских художников – в первую очередь, в варианте тигровых шкур. Среди привезенных предметов стоит упомянуть один крайне необычный – это так называемый «Тигр Типу», музыкальный орган, механическая игрушка (ныне находится в Музее Виктории и Альберта). Изображающая тигра, напавшего на британского солдата, она, вероятно, крайне развлекала своего первого владельца, правителя индийского княжества Майсур, Типу Султана (возможно, так была показана гибель генерала Гектора Монро в 1792 году). Орган захватили британцы при штурме дворца Типу в 1799 году и перевезли в Лондон. Он весьма поразил воображение англичан – даже продавались его фарфоровые копии.

Тигры «наводнили» европейское искусство в XIX веке, когда в моду вошло направление ориентализм, а с ним и разнообразная восточная экзотика: серали, наложницы, нукеры и пр. Из картины в картину кочуют тигровые шкуры, которые можно было подстелить ярким фоном под белоснежное тело одалиски. Полотна с изображением волшебницы Цирцеи, превратившей соратников Одиссея в зверей, тоже включают тигров в стандартный набор своих персонажей.

Анри Руссо. «Нападение в джунглях (Сюрприз)». 1891 г. Лондонская национальная галерея

Любопытна особенность тигра как темы произведения искусства – его способность становиться навязчивой идеей. Как, например, в случае с поэтом и художником Уильямом Блейком, автором знаменитых строк «Тигр, тигр, жгучий страх…». Блейк постоянно изображал тигра в списках этого стихотворения. Подобной одержимостью в последние годы своей жизни страдал и легендарный Хокусай. Непрестанно рисуя львов и тигров, художник называл это «ежедневным экзорцизмом». Один из последних рисунков Хокусая, «Старый тигр в снегу» (1849), в 1998 году был продан за $772 тыс. на Christie’s и с тех пор находится в частной коллекции.

Тигры и тигриная охота были навязчивыми сюжетами и Эжена Делакруа. Примитивист Анри Руссо также неоднократно возвращался к крадущемуся среди экзотической листвы зверю. Интересно, что в 1997 году Фрэнсис Брумсфилд даже написала портрет художника Руссо верхом на тигре, назвав его «Сон Руссо». Неоднократно возвращается к грациозной полосатой фигуре и экспрессионист Франц Марк… Насколько же этот зверь изысканно-красив.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится