Агриане: «дротикометатели» Александра Македонского
164
просмотров
Походы Александра Македонского, завершившиеся на берегах Ганга, прославили племя агриан – македонских коммандос, “варваров” и верных союзников царя.

Македонская фаланга — источник побед Александра Великого?

Говоря об армии Александра Македонского и его отца Филиппа II, как правило, вспоминают знаменитую фалангу сарисофоров и царскую гвардию товарищей-гетайров, однако это были лишь слагаемые успеха македонян, причём далеко не самые важные. Гораздо более важным была способность верховного командования Македонии подстраивать и воспринимать всё новое и передовое в военном деле, заимствуя и придумывая своё. Характерным примером такого творческого подхода является история агриан — варваров, ставших надёжной опорой Александра в его Восточном походе. Но обо всём по порядку.

В середине IV века до н. э. Македонское царство находилось в окружении не самых добродушных соседей, о чём юный Александр, едва став царём после убийства его отца в 336 году, узнал не понаслышке. На западе лежали земли воинственных иллирийцев, которые всегда были не прочь пограбить земли более богатого соседа, на востоке — до самых берегов Черного моря и Дуная жили фракийцы, всегда с охотой нанимавшиеся на службу к любому, кто был готов платить звонкой монетой, однако с трудом признававших главенство над собой. На юге заволновались покорённые Филиппом греческие города, война с которыми могла затянуться не на один год. И лишь северное направление (территория совр. Республики Северная Македония) было относительно обеспечено: там проживали пеоны — народ, а точнее группа племён, проживавших между иллирийцами и фракийцами, но стремительно эллинизировавшихся под напором южного соседа. Дело в том, что пеоны, как и македоняне, враждовали с иллирийцами и фракийцами, что сделало их естественными союзниками. Дальновидная политика Филиппа II фактически превратила земли пеонов в македонскую провинцию, а самых преданных соратников царя из племени агриан даже удалось встроить в военную машину Македонии.

Македонское царство в 336 году до н. э.

Таким образом, из всех окружавших царство Александра соседей, будущий покоритель Азии мог рассчитывать только на дружбу пеонов, и в особенности царя агриан. И не ошибся. Царь агриан Лангар лично встретился с Александром, когда тот проходил по землям пеонов, и помог тому в расправе над врагами. Македонский владыка высоко оценил жест агрианского царя, тем более, что сами агриане были знакомы с военным делом македонян и лишились типичных недостатков «варварских» армий: излишней импульсивности и отсутствия дисциплины. Продолжив дело отца Александр сформировал в своей армии отдельный отряд агриан силой в тысячу воинов. Как же сражались эти вчерашние варвары?

Пельтасты — на стыке греческого и варварского

По своему вооружению, снаряжению и тактике агриане, по всей видимости, относились к пельтастам — роду войск, названному по характерному щиту, который носили фракийские метатели дротиков. Впрочем, античные историки чаще так и называл агриан — аконтисты, то есть дословно «дротикометатели». Однако если фракийских пельтастов отличали характерные «варварские» элементы одежды, то агриане одевались вполне по военной моде македонян. Другое дело, что самих македонян греки долгое время воспринимали как чуть более культурных варваров, а характерный головной убор «кавсия», распространённый среди македонян и окрестных племён, некогда считался таким же атрибутом варварства как и фракийский колпак. Служба в войске Филиппа II привила агрианам любовь к дициплине и чёткую военную организацию, что выгодно отличало этих воинов от прочих легковооружённых, и, по всей видимости, стало одной из причин их феноменальных боевых качеств. Метательные копья нередко дополнял короткий меч или нож наподобие греческой махайры с местным колоритом.

Фракиец и агрианин.

В Азию Александр первоначально взял тысячу или пятьсот агриан, что было значительно меньше корпусов фракийцев и иллирийцев, которых насчитывалось 6−7 тысяч воинов. Даже отряд лёгкой конницы, набранный из других пеонских племён, состоял из не менее 500 всадников, чем же так прославились агриане? Дело тут было не только в личных симпатиях Александра, но и в реальном боевом опыте. Начиная с первой крупной стычки македонского царя с персами у Граника (334 год) агриане везде действуют с неизменной отвагой, яростью и успехом: за 8 лет походов от Мраморного моря до берегов Ганга не было ни одного случая, чтобы агриане потерпели неудачу, заколебались или даже высказали недовольство.

При этом агриане в источника по истории походов Александра упоминаются в несколько раз чаще чем их соплеменники или «коллеги по цеху» — другие дротикометатели и прочие негреческие контингенты. Более того, безусловная преданность Александру агриан резко контрастирует с поведением самих македонян, многие из которых были завербованы в армию и мечтали вернуться домой, а не воевать до конца своих дней. Агриане, находившиеся в чужой по сути среде, подобных вольнодумств не высказывали и оказались на завершающем этапе Индийского похода куда надёжнее испытанных ветеранов-сарисофоров.

Агриане в бою

Филипп II и Александр хорошо понимали, что сила армии кроется не столько в силе одного подразделения или даже вида войск, сколько в их удачном сочетании и комбинации. Использование предшествующей военно-теоретической и военно-практической традиции, включая передовые тактические и организационные находки фиванца Эпаминонда, богатый личный опыт и захваченные ресурсы македонские цари сумели создать самую совершенную военную машину своего времени. Важное место в этой машине занимала средняя и лёгкая пехота, к которой в Греции относились традиционно пренебрежительно. Именно интеграция этих войск в тактический рисунок и оперативные планы македонского командования позволили достичь столь впечатляющих результатов как на поле боя, так и в походе.

Схема битвы при Иссе. Атака агриан справа.

Дело в том, что сама по себе фаланга Александра являлась как бы каркасом боевого порядка, в то время как основная атака велась силами ударной кавалерии, охватывавшей противника. Легкая и средняя пехота одновременно связывали фалангу с конницей, прикрывали фалангу с флангов и подпитывали атаку. Застрельщики, как правило, зачинали сражение, тем более что персидская армия традиционно славилась умением вести бой на расстоянии, а пехотинцы ближнего боя были достаточно манёвренны чтобы сменить фланг или повернуть фронт.

Всё это, однако, требовало высочайшего уровня организации и налаженного взаимодействия, что и является, пожалуй, главным секретом побед Александра и его полководцев. В этом контексте агриане стали особенно важной составляющей армии царя, ведь они сочетали всё лучшее от «варварского» и «культурного» способа ведения войны. Перед сражением агриане, как правило, располагались на правом фланге — вместе с пешей гвардией аргираспидов и конными гетайрами. Впрочем, в бою они нередко сражались бок о бок с лучниками (массовое применение которых — тоже заслуга Александра), прикрывая тех от неприятельской пехоты ближнего боя. По настоящему незаменимыми, однако, агриане оказались не в полномасштабном сражении, а в малой войне.

Война на периферии

Тот статус, который агриане заслужили в македонском войске, показывает их участие в целом ряде экспедиций и небольших походов по личному распоряжению Александра, в которых участвовала и собственно македонская гвардия царя. За неполные десять лет походов агриане 16 раз отправлялись «по особому поручению» на специальные задания, где проявили себя самым лучшим образом.

Битва при Гидаспе. Метатели атакуют слонов с боков.

Современные западные исследователи нередко сравнивают агриан с коммандос или даже с британскими гуркхами, что верно лишь отчасти, однако даёт наглядное представление насколько специфической была тактика агриан на общем фоне: они были более приспособлены не для линейного боя, а для операций на флангах, засад, ложных отходов, поддержания коммуникаций и разгрома неприятельских и так далее. На походе такие войска незаменимы и куда полезнее тяжёлой пехоты, однако формирование частей вроде агриан требует выполнения целого ряда условий и неустанного труда по их сплачиванию, что и стало причиной их постепенного исчезновения с полей сражений эллинизма.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится