Были ли в вермахте политработники, как в Красной армии?
682
просмотров
Одним из безусловных достоинств РККА, с точки зрения немцев, по опыту войны, был институт политических работников. И гитлеровцы попытались создать подобную структуру в вермахте. Что из этого вышло и насколько «политруки» рейха справились со своей миссией, — сейчас расскажем.

С момента своего создания вермахт старался дистанцироваться от политики, но в нацистском государстве невозможно было избежать влияния идеологии на вооружённые силы. Изначально прививать солдатам идеи национал-социализма и воспитывать их в «партийном» духе должны были непосредственные командиры.В 1938 году в учебные планы военных академий ввели занятия по воспитанию национал-социалистического мировоззрения, которые готовили офицерский состав к выполнению роли идеологических воспитателей. Непосредственно в войсках для проведения партийной работы у немецких командиров имелись специально разработанные методологические материалы. Такие как сборники статей «Вермахт и партия» и «Сохранение немецкой расы».

Методичка вермахта «Сохранение немецкой расы», 1941

В 1941 году немцы вторглись в Советский Союз. Несмотря на тяжелейшие поражения, Красная армия сохраняла боевой дух и продолжала сражаться, вопреки успехам противника и огромным потерям.

Причины подобной стойкости противника не могли не заинтересовать немецких военных. И одной из основных причин, по мнению гитлеровцев, было идеологическое воспитание бойцов РККА, проводимое политработниками и комиссарами.

«Русский солдат борется не от страха перед комиссарами, он воюет за идею. Он не хочет возврата царского времени, борется против фашизма, который хочет разрушить достижения революции». © Герман Гот

«Упорное сопротивление русских объясняется тем, что комиссары воюют на передовой линии». © Лотар Рендулич

Младший политрук А. Г. Еременко поднимает бойцов в атаку

Немецкие политруки

В 1939–1941 годах на фоне стремительных и уверенных побед немецкого оружия боевой дух личного состава вермахта оставался на крайне высоком уровне. Однако по мере того, как ход войны начинал складываться не в пользу немцев, проблема поддержания уверенности в победе принимала всё большие масштабы.

Уже к началу 1943 года в войска была направлена памятка «Политическое воспитание в Красной армии». Этот документ «… даёт впечатляющую картину постоянного и интенсивного политического воздействия на советских солдат. Он предназначается прежде всего для войскового командира, а в особенности — для офицера военно-политического руководства, чтобы те смогли убедиться, что этой сильной политпропаганде, оказывающей решительное воздействие на боеготовность советской армии, должно быть противопоставлено ещё более хорошее и сильное военно-политическое руководство немецким солдатом».

Однако было совершенно очевидно, что у офицеров вермахта, загруженных чисто военными задачами, попросту не было времени на полноценную политическую и воспитательную работу с личным составом. Требовалось создание специальной должности, которую должны были занимать люди, имевшие соответствующую подготовку.

Двадцать второго декабря 1943 года Гитлер отдал приказ создать в вермахте аппарат «офицеров национал-социалистического руководства». В феврале 1944 года при ОКВ (верховном командовании вермахта) сформировался специальный штаб «Национал-социалистического руководства» под командованием генерала Райнеке.

Генерал Рейнеке на заседании Народного суда (специальный политический судебный орган, разбирающий дела по государственной измене и угрозе госбезопасности)

По замыслу немцев, на уровне командира роты должности войскового командующего и «офицера национал-социалистического руководства» должны были совмещаться в одном лице, в батальонах и полках воспитанием и политработой занимался один из офицеров, который при этом продолжал выполнять и свои основные обязанности, а на уровне дивизии и выше уже выделялась отдельная должность.

К концу 1944 года в вермахте числилось 1074 высших «офицера национал-социалистического руководства», 48 тысяч офицеров совмещали свои обязанности с этой должностью.Требования к ним устанавливались Директивой от 28 марта 1944 года. Там, в частности, говорилось:
«Офицер по национал-социалистическому воспитанию является первым помощником и постоянным советником командира. Офицер по национал-социалистическому воспитанию сам должен быть опытным фронтовиком. По положению офицер по национал-социалистическому воспитанию приравнивается к старшему адъютанту, и на него распространяются соответствующие установки. Задача, порученная офицеру по национал-социалистическому воспитанию всеобъемлюща и важна, и поэтому он не должен в дивизии загружаться никакой другой работой.
Его задача — установление спаянного и непоколебимого боевого содружества в духе национал-социализма, а не разделение на национал-социалистов и не национал- социалистов».

Однако сами немцы признавали, что слишком поздно осознали необходимость подобного института. Создавался он на скорую руку, не было ни нормальной методологии, ни наработанного опыта. В войсках «гитлеровские политруки» получили прозвище «заздравная армия фюрера» (Heilsarmee des Fuehrers). Вероятно, из-за требований наставлений, что каждое занятие в частях нужно начинать словами Гитлера и заканчивать «боевой песней движения».

Боевой дух солдат вермахта неуклонно падал, и немецким «политрукам» не удалось оказать значительного оздоровляющего влияния на войска.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится