STOPWAR
Бывшие рабы Древнего Рима
25
просмотров
Бывшие рабы составляли значительную часть населения Италии. Некоторые из них сколачивали огромные состояния и управляли империей.

Как обрести свободу

 Если не действовать радикально, как Спартак, или не завоёвывать свободу на арене (что мог сделать только гладиатор), то у раба в Древнем Риме был только один шанс избавиться от оков — получить от хозяина «вольную» или разрешение выкупить себя. Рабовладельцы, как ни странно, довольно часто отпускали рабов. Обещание свободы обычно давалось в обмен на честный добросовестный труд; бывало также, что рабов отправляли на заработки и дозволяли им оставлять себе какую-то часть денег и копить их — на выкуп. Для невольника нет лучшего стимула. Даже страх побоев или смерти не побудит раба трудиться лучше, чем надежда на освобождение. Подобные обещания рабовладельцы часто выполняли — ведь глядя на счастливого собрата, получившего свободу, другие рабы тоже усердно служили хозяину. Другие поводы освободить раба — выкуп его свободных друзей за хорошие деньги (выше рыночной цены, конечно) или старость невольника; пожилых рабов отпускали, просто чтобы не заботиться об их пропитании и здоровье.

Был только один вполне законный и правильный способ оформить право раба на свободу — сделать соответствующее заявление у магистрата или, в случае освобождения по завещанию, зачитать там последнюю волю усопшего. Бывшему рабу предоставляли документ, который подтверждал, что отныне он — вольноотпущенник, «либертин». Такие «вольные» составлялись очень просто, например: «Марк Аврелий Аммоний, сын Луперга, сына Сарапиона, из Гермополиса Великого, древнего и прекрасного, заявляет в присутствии своих друзей, что выросшая в его доме рабыня Елена, примерно 34 лет, больше не является рабыней и отныне свободна. В качестве выкупа за её свободу он получил 2200 августинских драхм от Аврелия Алея, сына Инария, из области Тисихей провинции Хермополит…»

Подобных документов сохранилось очень мало, так как они представляли собой хрупкие восковые таблички, легко поддающиеся уничтожительному воздействию времени. Однако сами вольноотпущенники постоянно встречаются нам в других источниках, и ясно, что рабов освобождали часто, особенно в городах Италии. По оценке историка Р. Наппа, на рубеже 1-го в. до н. э. и 1-го в. н. э. либертины могли составлять 10−15% населения Римской империи — их было меньше, чем рабов (около 15%), но всё же они были заметной группой.

Невольничий рынок в Древнем Риме.

Что делать на воле

 Далеко не всякий вольноотпущенник получал те же права и возможности, какими обладал обычный римский гражданин. Во-первых, правовой статус либертина сильно зависел от обстоятельств его порабощения и поведения в рабском состоянии. Если раб был прежде римским гражданином и не совершал преступлений, будучи в неволе, он мог почти полностью восстановить своё положение. Если же человек попал в рабство на войне (через плен), он считался бывшим врагом Рима и не мог получить римское и даже латинское гражданство; ограничения налагались и на преступников. Вольноотпущенники, как правило, не могли также занять государственную должность, вступить в легион или стать жрецами большей части богов. Очень сложно было и пробиться наверх по социальной лестнице — права гражданства или сословный статус всадника пожаловать могли лишь верховная власть Рима. Во-вторых, закон связывал вольноотпущенника особыми отношениями с его прежним хозяином. Либертин должен был служить ему как патрону, то есть относиться к нему с уважением (к примеру, не разрешалось подавать судебные иски против хозяина, за исключением претензий вещного характера), помогать материально, в том числе выплачивать по требованию что-то наподобие алиментов, оказывать бесплатно различные услуги. Если вольноотпущенник нарушал эти условия, патрон был вправе потребовать через магистрат отменить «вольную», а магистраты, разумеется, чаще вставали на сторону рабовладельцев.

По этим причинам вольноотпущенники часто оставались жить в домах своих хозяев или поблизости, служили у них торговыми представителями, управляющими или надсмотрщиками. В других случаях либертины мало отличались от обычного римского люда. Качества, благодаря которым они заслужили свою свободу, помогали им прокормиться и на воле. Они становились ремесленниками, торговцами, актёрами, строителями, цирюльниками, гладиаторами, лекарями, реже — священниками. Отец поэта Квинта Горация Флакка, вольноотпущенник, стал после освобождения сборщиком налогов в Венузии (город в Италли), а сына отвёз учиться в Рим, где тот преуспел как стихотворец. В общем, вольноотпущенники могли выбирать из множества занятий и нередко преуспевали, даже выкупали из рабства своих родственников и любимых. Правда, их успех всегда раздражал аристократию — какой-то несчастный вчерашний раб, а уже нацепил богатые одежды, как у нас, не иначе как стремится к власти!

И некоторые из либертинов действительно до власти добрались.

На улицах Древнего Рима.

Императорские вольноотпущенники

В 1-м в. н. э. вольноотпущенники из числа римских граждан стали всё чаще занимать должности, связанные с государством, — писцы, ликторы, курьеры, помощники магистратов и глашатаев. Скорее всего, если бы этим всё ограничилось, это не вызвало бы возмущения общества, но при Калигуле (37 — 41 гг. н. э.) и Клавдии (41 — 54 гг. н. э.) либертины забрались гораздо выше. Историк Тацит писал, что в его время многие всадники и сенаторы происходили от вольноотпущенников, а случалось, и сами недавние рабы императора играли видную роль в управлении империей, например, в дворцовой канцелярии. Известные и некоторые имена — Нарцисс, Полибий, Каллист…

При Калигуле выдвинулись вперёд некий Протоген, который помогал цезарю судить, и Каллист, «достигший величайшей власти, почти такой же, как сам тиран». Судя по всему, всё благодаря личной дружбе и симпатии Калигулы.

Клавдий принимал на высокие посты своих вольноотпущенников ещё чаще. При нём либертины руководили строительством гавани в Остии, осушением Фуцинского озера, надзором за дорогами, возведением и обслуживанием акведуков, раздачами хлеба плебсу и другими крупными государственными проектами. Вольноотпущенник Паллант, бывший раб Антонии, матери Клавдия, даже контролировал императорские финансы и сколотил огромное состояние в 300 млн сестерциев. Римский историк Секст Аврелий Виктор так писал о клавдиевых либертинах:

«Его вольноотпущенники, взяв большую силу, оскверняли всё развратом, мучили людей ссылками, убийствами, проскрипциями. Феликса, одного из них Клавдий поставил во главе легионов в Иудее, евнуху Поссидию после триумфа над Британией было дано среди других храбрейших воинов почётное оружие, точно он участвовал в этой победе; Полибию разрешено было шествовать между двумя консулами. Но всех их превзошли секретарь Нарцисс, который держал себя как господин своего господина, и Паллант, украшенный преторскими знаками отличия. Они оба были так богаты, что когда Клавдий жаловался на недостаток денег в казне, то в народе остроумно говорили, что у него могло бы быть денег в изобилии, если бы эти два вольноотпущенника приняли его в свою компанию».

Жители Рима, кадр из сериала «Рим».

Разумеется, всё это не радовало аристократию, но уже при Нероне (54 — 68 гг. н. э.) вольноотпущенники стали меньше влиять на государственные дела, и бюрократические структуры достались в основном всадническому сословию. А в остальном либертины по-прежнему пользовались всеми благами свободы.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится