Дело доктора Сатаны: Марсель Петио — врач, мэр и серийный убийца.
22
просмотров
Зачастую судьба психопата весьма тривиальна: больница, смирительная рубашка и медикаментозное лечение под присмотром врачей до конца своих дней. Но это сейчас — и то не всегда. Что говорить о прежних временах, когда психопаты, опасные для общества, могли годами жить среди нормальных людей и сеять вокруг себя смерть, словно лисы, проникшие в незакрытый курятник.
Марсель Петио

История Марселя Петио, также известного как Доктор Сатана, — именно такой случай.

Для следователя Роберта Йодкума 1943 год начинался прескверно. Сводки с фронтов не радовали, на службе дела шли тоже не очень-то здорово, к тому же он умудрился где-то простыть — улицы Парижа доканывали его мерзкой слякотью похлеще, чем отчеты для начальства из Гестапо. Он не просил перевода во французскую столицу, но поначалу воспринял это как шанс для карьеры. Если бы кто-то предложил ему подобное сейчас, Йодкум без промедления застрелил бы изувера.

Несмотря на оккупацию Париж жил неплохо. Работали кафе,в парках гуляли люди, но на самом деле город был совершенно другим. Его скрытаяот глаз обывателя часть радикально отличалась от фасада — здесь шла самая настоящаявойна. Чуть ли не еженедельно осведомители приносили немцам новые донесения оячейках недобитых коммунистов, скрывшихся в подполье евреях и прочихподозрительных элементах, мешающих Великому Рейху. Чаще всего это были пустыенаветы, но если хотя бы один из сотни доносов оказывался верным — в руководствесчитали, что это стоило тех неимоверных сил, которые тратили следователи и оперативники.

Роберт Йодкум служил в оккупационной полиции и отчитывался непосредственно перед куратором из Гестапо. Он был одной из тех самых «рабочих лошадок», что ежедневно проверяли обращения агентуры и неравнодушных граждан, касающиеся политической и шпионской деятельности врага на территории французской столицы. Уголовные преступления расследовали сами французы, однако до чего-то серьезного их не допускали — контрразведкой занимались исключительно немцы. Как раз одним из таких дел и занимался Йодкум в январе 1943 года.

Агентура донесла о деятельности в Париже подозрительной троицы — Рауля Фурье, Эдмона Пинтара и Рене-Густава Незонде. Все они были ранее судимы за воровство и мошенничество, но осведомитель сообщил, что это не просто рядовые жулики — все они якобы работали на некоего «доктора Эжена», который создал подпольную сеть, через которую перевозит всех желающих из Парижа в Испанию, а оттуда в Аргентину. Требует таинственный «доктор» по 25 000 франков за человека — колоссальные деньги для обывателя в оккупированном городе.

Йодкум проверил эти данные по нескольким своим источникам и выяснил, что такая группа действительно существует. Троица дрейфовала по злачным местам, где чуть ли не в открытую предлагала всем желающим тур до Аргентины. Йодкум, естественно, не поверил, что кто-то связанный с Сопротивлением может быть настолько тупым и неосмотрительным, однако информаторы заявляли, что «доктор Эжен» уже переправил как минимум с десяток человек.

Данные подтвердились по нескольким из них. СутенерыЖозеф Рекро и Франсуа Альбертини вместе с двумя своими «девочками» обратились ктроице в декабре 1942-го и с тех пор их никто не видел. Плюс трое братьевКеллерс, предположительно евреи, тоже исчезли со всех радаров примерно вдекабре.

Йодкум решил подключить к делу агента. Бывший заключенный Иван Дрейфус отправился в один из баров, где частенько бывали Фурье, Пинтар и Незонде, с целью ненавязчиво пожаловаться на жизнь под немцами и установить нужные связи. Однако Йодкум не дождался от агента донесений ни на следующий день, ни через неделю — Дрейфус пропал. Следователь предположил, что либо Дрейфус реально убежал из страны, воспользовавшись неожиданной возможностью, либо был раскрыт и убит.

В любом случае нужно было действовать. С санкцииГестапо троица была задержана, хотя Йодкум и предлагал не спешить, чтобы неспугнуть рыбу покрупнее. Тем не менее, гестаповцы уже на следующий день после задержанияФурье, Пинтара и Незонде смогли выбить из них под пытками всю необходимуюинформацию. Под псевдонимом «доктор Эжен» скрывался некий Марсель Петио — психопатсо справкой, клептоман, заслуженный врач, бывший мэр города Вильнев-Сюр-Йонн,снятый с должности за воровство, и, наконец, ветеран Первой мировой войны.

Как заявила троица, всего у Петио было около двадцати «клиентов», но на самом деле он не помог ни одному из них. Всех пожелавших покинуть оккупированный нацистами Париж он убил, расчленил и захоронил во дворе собственного особняка.

Юность психопата

Юность психопата

Марсель Петио родился 17 января 1897 года в городеОсер. Как в дальнейшем рассказывал его брат Морис, с самого детства у Марселябыли проблемы с головой. Семья Петио была обеспеченной, однако паренек частеньковоровал и ввязывался в различные авантюры. Когда Марселю было 11 лет, онвпервые был отправлен к психиатру за то, что кидался ножом в одного изодноклассников. Через несколько дней он взял в школу отцовский револьвер иначал стрельбу на уроке истории — к счастью, никто не пострадал.

Марселя исключали из нескольких учебных заведений. К 16 годам он сменил шесть школ, при этом количество его прегрешений только росло — он резал бездомных кошек и собак, бил домочадцев и соседей, однако угомонить его удалось лишь после того, как он вскрыл ломиком церковный ящик с подаяниями. За это Марселю светил срок, но до тюрьмы его решили проверить на вменяемость. Родственники рассказали, что молодой человек страдает недержанием, лунатизмом, а также подвержен частым вспышкам гнева — памятуя о его предыдущих «геройствах», врач поставил Марселю диагноз психопатия и направил на лечение. Но тут Марселю, если можно так сказать, повезло — началась Первая мировая война.

Рядового Петио призвали в армию в январе 1916 года,причем на призывном пункте на диагноз Марселя никто даже не обратил внимания.Сам он на войну не хотел, но иного выхода не было — либо тюрьма, либо фронт, июноша выбрал второй вариант.

В том же 1916-м году полк, в котором служил Петио, попал под артиллерийский обстрел, после чего немцы до кучи обработали позиции французов нервно-паралитическим газом. Каким-то чудом раненый и надышавшийся ядом Марсель сумел-таки добраться до своих и попал в лазарет, где опять начал чудить. Как только Петио немного пришел в себя, он украл со склада десять одеял и где-то их спрятал, а когда пропажа нашлась, Марсель напал с кулаками на санитаров. Неизвестно, было ли это реальное помешательство или парень симулировал приступ психопатии, чтобы не возвращаться на фронт, но это сработало — вместо фронта его оправили почти на два года в психиатрическую больницу.

Тем не менее, в 1918-м году Марсель Петио вновь оказывается на войне — в пехоте был недобор, поэтому туда начали брать даже психбольных. Но и тут Петио проявил чудеса «смекалки» и выстрелил себе в ногу прямо на призывном пункте. В военное время за самострел и сейчас полагается жесточайшая кара, вплоть до высшей меры наказания, однако буйного Марселя поместили в санчасть, после чего снова направили на лечение в психбольницу. И вроде бы война, наконец, все-таки миновала молодого человека, но не тут то было — в сентябре того же 1918-го его прикомандировывают к новому полку, в расположении которого он в итоге пробыл целый месяц. На этот раз Марсель демобилизовался не из-за самострела, а из-за того, что Первая мировая война закончилась.

После войны Марсель Петио вернулся в психбольницу, ноуже не как пациент. Поскольку Петио был ветераном, ему полагалось бесплатноеобучение, так что он решил пройти восьмимесячные курсы на врача — благо сбольничным бытом Марсель уже был неплохо знаком.

Петио прошел курсы для ветеранов, после чего два года был интерном в психиатрической больнице в городе Эврё. В 1921-м году он получил степень доктора и открыл собственную практику в Вильнев-Сюр-Йонне, что стало для родственников Марселя настоящим откровением — неужели этот сущий дьявол наконец остепенился и стал приличным человеком?

Но вскоре выяснилось, что все-таки не стал.

Доктор Сатана

Доктор Сатана Марсель и Жоржетта

Марсель Петио занялся врачевательством вовсе не для того, чтобы помогать людям. В первую очередь его интересовал заработок, который удавалось получать за проведение противозаконных абортов и продажу наркотических средств. К 1926-му году Петио уже был весьма известным человеком в городе: одни знали его как замечательного врача, другие — как поставщика морфия. Третьи вообще считали его убийцей: тогдашняя подруга Марселя Луиза Делаво в том же году пропала, а его чуть позже видели с ее чемоданами возле квартиры. В тот раз ничего доказать не удалось, а Петио заявил, что Луиза просто куда-то уехала.

В том же 1926-м году жизнь Петио была отмечена еще двумя событиями — Марсель женился на Жоржетте Лабле и его выбрали мэром Вильнев-Сюр-Йонне. Несмотря на свои, мягко говоря, недобрые наклонности, с людьми Марсель общался как заклинатель змей. Он был умелым оратором и умел убеждать и зажигать сердца как никто. Вкупе с тем, что он был едва ли не самым известным доктором в городе, это в конце концов и обеспечило Петио пост градоначальника.

На высоком посту он пробыл ровно пять лет, пока жалобы на работу Марселя Петио не достигли ушей местного префекта. Петио обвиняли во взяточничестве и воровстве (однажды он якобы даже украл барабан из гримерки местного оркестра), из-за чего в 1931 году он был с позором уволен. Но и тут сработало его дьявольское влияние — вместе с Марселем посты покинул и весь городской совет, что привело к серьезному скандалу. Чтобы не привлекать внимание газетчиков, префект предпочел договориться с Петио. Неизвестно, на каких конкретно условиях они пожали руки, однако под суд бывший мэр так и не попал. В том же году он устроился на службу в совет района Йонна, но уже через пару месяцев попался на краже электроэнергии с одной из подстанций — и вновь ему удалось выйти сухим из воды.

В 1932-м году Петио развелся с Жоржеттой и перебрался в Париж, где открыл новую медицинскую практику. Вложив крупную сумму денег в рекламу, Марсель не прогадал — клиентура в столице начала увеличиваться. Он лечил горожан, но не забывал и о торговле наркотиками, которые парижская публика покупала куда охотнее, нежели провинциальная. На продаже наркотических средств и подпольных абортах он заработал к 1938-му году более 500 тысяч франков, и именно тогда Петио и совершил свое первое убийство. Из тех, разумеется, что удалось доказать следствию.

Некая Раймонда Ханс пришла к нему, чтобы вылечить абсцесс, появившийся у нее на небе. Петио вколол ей обезболивающее и приступил к операции, однако в какой-то момент понял, что Раймонда больше не дышит. Он быстро отвез ее тело пожилой матери, и сделал вид, что все еще пытается ее спасти. Старушка не поняла, что дочь была уже мертва, поэтому никаких вопросов отважному врачу она не задала, а вскоре умерла и сама.

В 1940-м году Париж оккупировали нацисты, однако и тутМарсель Петио не растерялся. Он начал брать деньги за фиктивные справки онетрудоспособности, но со временем нацисты запретили частникам заниматьсяподобным. Бизнес совсем захирел бы, если бы не троица уголовников — РаульФурье, Эдмон Пинтар и Рене-Густав Незонде — с которыми Петио сошелся на ниветорговли наркотиками.

Жулики как-то обмолвились, что сейчас в Париже процветают лишь те, кто вывозит за границу зажиточных евреев. Марселю Петио это показалось отличной идеей — он дал троице задание, чтобы те вели к нему всех желающих покинуть город, а уж он придумает, как все организовать. Фурье, Пинтар и Незонде хотели узнать у Петио детали плана, но тот предпочел отмолчаться — он попросил лишь называть его «доктором Эженом», распространить повсюду слухи о его гигантской подпольной сети и сказал, что за каждого приведенного человека он будет платить им по тысяче франков.

За три года Марсель Петио выписал билет «в один конец» двадцати шести парижанам, желавшим уехать в Аргентину за новой жизнью. Это были бакалейщики, преступники, аптекари, галантерейщики и прочие состоятельные господа, которые опасались преследования со стороны нацистов — но на деле опасаться следовало не только этого.

На встрече с жертвами, когда Петио получал с каждого по 25 000 франков, он вкалывал им яд, от которого незадачливые беглецы умирали в течение нескольких минут. «Доктор Эжен» объяснял укол тем, что должен сделать им прививку от экзотической аргентинской болезни. От тел он избавлялся по-разному: выкидывал в Сену, засыпал гашеной известью, а кости разбрасывал по округе, либо же просто сжигал их на заднем дворе своего домика, который Петио прикупил уже во время оккупации.

Когда об убийствах узнали нацисты, даже самые отмороженные из них не смогли поверить в показания Петио. Гестапо пытало «доктора Эжена» и его троицу уголовников, пытаясь выбить из них признание в сотрудничестве с Сопротивлением, но у них так ничего и не вышло. На нескольких очных ставках ни Петио, ни его подельники никого не смогли опознать.

И тут начинается самое интересное — Марселя Петио,Рауля Фурье, Эдмона Пинтара и Рене-Густава Незонде попросту отпустили. Дело шлок освобождению Франции войсками союзников, поэтому нацистам было уже не доразборок с маньяком. Следователь Роберт Йодкум, первым напавший на след ДоктораСатаны, попытался уничтожить все документы во время отступления, но частьвсе-таки уцелела. Что стало с самим Йодкумом, неизвестно, но осточертевший емуПариж он точно покинул — либо в составе собственных войск, либо каквоеннопленный, а может и в гробу.

Суд

Суд Поддельные документы Марселя Петио

В 1944-м году Франция праздновала освобождение, Шарльде Голль стал председателем Совета Министров Франции (Временногоправительства), а вот Марселю Петио было совсем не весело. Соседи отмечали, чтоон ходит по улицам с потерянным видом, но списывали это на последствия нацистскихпыток, пока однажды кто-то не заглянул к мрачному доктору во двор и не увиделтам валяющиеся тут и там останки мертвых людей, среди которых ходил бледный какпризрак Петио. Пока зеваки вызывали полицию, Доктор Сатана смог скрыться — витоге его обнаружили в одном из пригородных поездов, на котором он поподдельным документам пытался уехать из Парижа. Кстати, документов на разныеимена у него было аж четыре — три на мужские имена и один на женское.

Суд над убийцей был грандиозным. За дело взялись восемь сыщиков новой парижской полиции, которые не только провели собственное блестящее расследование, но и смогли-таки отыскать некоторые документы Йодкума. Газетчики, прозвавшие Петио Доктором Сатаной, рассуждали о том, что жертв могло быть вовсе не 26 — в какой-то момент останки чуть ли не каждого погибшего в Париже человека пытались присовокупить к этому делу. Внезапно убийце припомнили и его прошлые грехи — жители Вильнев-Сюр-Йонне прислали больше сотни писем в полицию, в которых утверждалось, будто Петио убил шестьдесят человек, однако доказать, что это сделал именно Доктор Сатана, так и не удалось.

Чемоданы жертв

Следствие шло два года. В результате Марсель Петиосознался лишь в 18 убийствах, но сыщики нашли четкие доказательства еще по 8,среди которых была и Раймонда Ханс, страдавшая от абсцесса.

Сам Петио пытался отсрочить приговор как только мог. Онустраивал на слушаниях настоящие спектакли и уверял присяжных, что все убитыеим люди — нацистские агенты, с которыми он расправлялся по приказу руководстваСопротивления. Но это не помогло.

Суд признал Марселя Петио виновным в убийстве 26 человек и приговорил его в смерти на гильотине. 25 мая 1946 года нож опустился на шею Доктора Сатаны, оборвав его никчемную жизнь. На протяжении многих лет народная молва то и дело пыталась приплести к деяниям Доктора Сатаны и других жертв, так что многие полагают, что он убил больше сотни человек. Но это, скорее всего, лишь слухи.

Подельников Петио, кстати, тоже казнили — за помощьманьяку и пособничество нацистам.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится