STOPWAR
Деньги на Великую войну
43
просмотров
С помощью шести внутренних облигационных займов (8 млрд рублей) было покрыто около 30% расходов Российской империи на участие в Первой мировой.

Первая мировая, или, как её тогда называли, Великая война привела к значительным изменениям во взаимоотношениях российского государства и его народа. Выразилось это, в частности, и в увеличении социальной направленности внутренних кредитных операций правительства, и в вовлеченности обычных граждан в финансирование его деятельности.

Война, как известно, мероприятие дорогое, и чем дольше она длится, тем дороже обходится. Первая мировая стала для своего времени событием экстраординарным и потребовала соответствующих расходов от государств-участников. Россия только за первые полгода боевых действий в 1914 году потратила 2,5 млрд золотых рублей — примерно столько же, сколько на всю Русско-японскую. В целом же с августа 1914-го по февраль 1917-го военные расходы составили более 30 млрд рублей. Это соответствовало примерно девяти годовым бюджетам страны 1913 года, истраченным за неполных три года. Покрывались такие расходы за счёт увеличения эмиссии, то есть печатания денег, и разного рода заимствований.

Получить в короткий срок большую сумму денег российское правительство могло в то время, только прибегнув к долгосрочному государственному займу. До войны максимальная сумма внутреннего займа составляла 200 млн рублей, а более крупные суммы брались на внешних рынках. Но после начала мировой войны одалживать деньги за границей стало намного сложнее, и министерству финансов пришлось изыскивать внутренние резервы.

Русские артиллеристы заряжают пушку, 1914.

Первый облигационный заём в 500 млн рублей был выпущен в России через два месяца после начала Великой войны на основании указа Николая II на имя министра финансов Петра Барка от 3 октября 1914 года. На волне патриотического подъёма, вызванного объявлением войны, заём был реализован весьма успешно: казна получила свыше 466 млн рублей. Неудивительно, что новый заём на 500 млн рублей последовал совсем скоро — он был объявлен указом от 24 апреля 1915 года. Внутренние 5-процентные займы 1914 и 1915 годов были одинаковы не только по сумме, но и по условиям размещения. Они были рассчитаны на погашение тиражами в течение 49 лет, начиная соответственно с 1915 и 1916 годов, и выпускались по курсу 94 рублей за 100 номинальных. Одинаковыми были и облигации займов, в верхней части которых помещалась весьма красноречивая композиция: символизирующая Россию сидящая женская фигура с мечом и щитом в окружении знамён и стволов пушек.

Для займов 1914 и 1915 годов были выпущены облигации на 50, 100, 200, 500, 1000, 5000 и 10 000 рублей — как именные, так и на предъявителя. Облигации выпускались с купонным листом на 20 купонов, которые раз в полгода можно было обналичить и получить таким образом дивиденды. Через 10 лет, когда купоны заканчивались, облигации должны были обмениваться на новые. Печатались облигации на бумаге с водяными знаками.

Размещая внутренние займы, российское правительство традиционно рассчитывало на преимущественное участие в них акционерных коммерческих банков и крупного частного капитала. Так было и в начале Великой войны, но пониженный интерес к первому займу 1915 года с их стороны показал, что политику привлечения средств надо менять. И министерство финансов попыталось повысить привлекательность очередного займа, сделав более выгодными его эмиссионные условия.

Облигация государственного займа.

Второй внутренний государственный заём 1915 года на 1 млрд рублей был объявлен указом от 24 апреля. Срок его погашения был увеличен до 80 лет (до 1996 года), причём начать проведение ежегодных тиражей планировалось 1 мая 1921 года. До этого срока владельцам облигаций должен был выплачиваться доход из расчёта 5,5 процента, а потом — обычные 5 процентов. Тем не менее в период подписки реализовать заём полностью не удалось. По-прежнему низкими остались как роль публичной подписки в целом, так и отсутствие интереса к займу на периферии: в 15 наиболее крупных городах России он был размещён лишь на сумму в 32 млн рублей. Не было и какой-либо специальной агитации в пользу участия в займе, хотя его облигации вновь украсил рисунок с военной атрибутикой. Сами облигации выпускались достоинством в 100, 500, 1000, 5000 и 10 000 рублей.

Проанализировав ситуацию, правительство решило существенно изменить политику размещения займов, сделав акцент на массовую, широкую по своей социальной базе публичную подписку. Сами займы стали называться военными, что придавало участию в подписке значение «патриотического шага», «исполнения долга перед родиной», на что делался особый упор в официальной пропаганде. Кроме того, займы становились краткосрочными и должны были выкупаться через 10 лет, а ставка по ним повышалась до 5,5 процента.

Первый государственный военный заём был объявлен указом от 28 октября 1915 года. Для его популяризации большими тиражами были выпущены афиша «Что нужно знать о военном займе 1915 года», агитационная брошюра «Военный заём 1915 года» и плакат с изображением вытачивающего на станке снаряды рабочего и текстом: «Патриотично и выгодно! Покупайте военный 51/2% заём». К распространению займа привлекли обширную сеть государственных сберегательных касс, в большинстве своём располагавшихся при почтово-телеграфных отделениях в сельской местности и на железнодорожных станциях. Хотя, как и раньше, полностью реализовать заём не удалось, рост объёма публичной подписки оказался существенным и достиг 340 млн рублей.

Агитация

 Для всех трёх военных займов выпускались облигации на предъявителя в 50, 100, 500, 1000, 5000, 10 000 и 25 000 рублей. Их дизайн стал стандартным и существенно упростился, что позволило удешeвить их печать.

В 1916 году было выпущено два военных займа по указам от 5 марта и 17 октября на 2 и 3 млрд рублей соответственно. Из-за огромного размера реализуемой суммы сроки кампаний по их размещению пришлось существенно увеличить, и последняя фактически продлилась вплоть до Февральской революции. Пропагандистские кампании в печати министерство финансов теперь начинало ещё до выхода императорских указов и вообще использовало все доступные средства. Особым новшеством, позаимствованным у союзников, стало привлечение к популяризации займов кинематографа: в марте 1916 года по заказу министерства были отсняты фильмы «Заветная кубышка» и «Всё для войны», а затем и целый ряд других. К пропаганде займов 1916 года активно привлекали видных политиков, общественных деятелей, военачальников, руководителей различных учреждений, губернаторов и других известных людей. Так, по сообщениям прессы, успеху подписки на Кавказе во многом способствовало воззвание к многонациональному населению этого региона наместника великого князя Николая Николаевича, отпечатанное на русском и «туземных языках». Широко растиражировано было и обращение к «русским людям» начальника штаба верховного главнокомандующего Михаила Алексеева.

Но наиболее популярным и выразительным средством агитации были красочные плакаты, которых, по данным отчёта Государственного банка, в 1916 году было выпущено более двух миллионов. А Главное управление почт и телеграфов по сюжетам 25 самых удачных плакатов отпечатало 1 миллион почтовых карточек и множество рекламных марок. Было также издано более 10 млн экземпляров популярных брошюр, в том числе на «местных языках» империи.

Агитация.

 Значительно расширился в 1916 году и состав учреждений, участвовавших в проведении подписных кампаний. К реализации займов были сначала привлечены десятки городских общественных банков и обществ взаимного кредита, а затем и городские и земские управы, местные отделения Дворянского земельного и Крестьянского поземельного банков, многие страховые общества, ломбарды, земские кассы — в общей сложности свыше 12 тысяч учреждений мелкого кредита. В распространении среди крестьян, рабочих и прочего простого люда правительственных ценных бумаг участвовали даже приходские священники, податные и фабричные инспекторы, нотариусы. Впрочем, на местах, особенно в отдалённых губерниях, успех кампании, как и прежде, во многом зависел от заинтересованности в нем высших должностных лиц.

Итогом всех этих действий стали значительные структурные изменения в количестве и качестве держателей государственных ценных бумаг. На публичные подписки 1916 года пришлось: по первому займу — 1,5 млрд рублей, по следующему — около 1,4 млрд. Расширение социальной базы займов заключалось как в абсолютном увеличении объёмов «мелкой подписки», так и в численном росте «мелких» подписчиков. Количество подписчиков на небольшие суммы в эти две кампании в несколько раз превысило численность лиц, вносивших средние и крупные суммы, а размеры публичной подписки в провинции оказались выше, чем в Петрограде и Москве.

Будущее же держателей облигаций государственных военных займов, пожертвовавших свои небольшие сбережения для победы России в Великой войне, оказалось совсем не таким радужным, как описывалось в пропагандистских статьях. В 1917 году перестало существовать бравшее у них взаймы государство, а захватившие власть в интересах народа большевики аннулировали все царские займы. Единственной возможностью вернуть часть вложенных средств стало для их подписчиков допущение облигаций к хождению и приёму в платежи наравне с кредитными билетами. Правда, к тому времени они сильно обесценились.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится