Ледниковые периоды Земли
432
просмотров
О ледниковом периоде вспоминают, лишь как о романтическом прошлом человечества, но современный геологический период – кайнозойский – является ледниковым. И он не закончился.

После немыслимого пекла, царившего на планете в Юрской и Меловой периоды, стало холодать. И этот процесс продолжается. Ледники снова появились на Земле лишь 34 миллиона лет назад. Всего 13 миллионов лет назад после 200-миллионнолетнего перерыва Антарктида скрылась под южной полярной шапкой. В северном же полушарии оледенение началось ещё позже. Холодать, в связи с уменьшением концентрации углекислого газа в атмосфере, стало ещё при динозаврах – в конце мела. Но и в начале кайнозоя северное побережье Гренландии покрывали лиственные леса. Потом они сменились хвойными. Потом, тундрой. Окончательно утвердился ледяной покров на острове только 10 миллионов лет назад.

Новая ледниковая эра, таким образом, лишь начинается. Морозы крепчают. Глядя на следы глетчеров, в недавнем (по меркам геологии) прошлом доходивших до широты Киева и Волгограда, можно подумать, что теперь ледник отступает. Но это не так. Он просто берёт разбег.

Регулярные «приливы» и «отливы» глетчерных полей продолжаются уже 25 миллионов лет. Изменения климата обусловлены циклами, открытыми в начале прошлого века сербским учёным Митулином Минковичем. Под воздействием гравитации Луны и планет наклон земной оси изменяется с периодами 26 тысяч и 41 тысяча лет. Кроме этого, с периодом 93 тысячи лет колеблется эксцентриситет земной орбиты. И все эти факторы накладываются на циклы активности Солнца, светимость которого меняется с периодами 11, 200, 2300 и – предположительно – 15000 лет.

Условия для наступления ледника складываются в результате неблагоприятного сочетания астрономических факторов каждые 100 тысяч лет. Если в летние месяцы Земля находится в апогее – на максимальном расстоянии от светила, – наклон оси особенно велик, активность же Солнца минимальна, количество получаемой северным полушарием энергии оказывается на 5-10% меньше нормы. Ледники увеличиваются, отражающая способность поверхности планеты растёт, что ведёт к дальнейшему охлаждению, и глетчеры продвигаются ещё дальше на юг.

Оледенение – самоподдерживающийся процесс, продолжающийся до тех пор, пока похолодание не уравновесится снижением влажности. Ведь пока растущие ледяные панцири поглощают воду, моря мелеют, их площадь сокращается, а низкая среднегодовая температура дополнительно снижает испарение. В результате, меньше становится белых, хорошо отражающих свет облаков в атмосфере Земли. Раскалённые ветры пустынь останавливают продвижение ледника.

В теории, оледенения в северном полушарии должны чередоваться с наступлением льдов в южном. Но на практике этого не происходит. Южнее экватора слишком мало суши, плавучие же ледяные поля легко разрушаются течениями.

На продолжении кайнозойской эры условия на Земле становились всё более суровыми. Три миллиона лет назад ледник, уже давно укрепившийся в Гренландии и на арктических островах, форсировав неглубокие моря, создал плацдармы на Аляске, на Лабрадоре, на севере Скандинавии, на полярном Урале и на плато Путорана. И оттуда ринулся на юг, слившись в единый массив площадью 35 миллионов квадратных километров и сделав большую часть Евразии и Северной Америки непригодными для жизни.

С тех пор на планете два полярных ледника. И северный в два с половиной раза больше южного. Но в отличие от стабильного, раз и навсегда утвердившегося в очерченных океаном границах, Антарктического панциря, Арктический ледник каждые сто тысяч лет ненадолго отступает на исходные позиции. Межледниковья, в одно из которых мы живём, продолжаются от 10 до 30 тысяч лет, – смотря по тому, о каких широтах идёт речь. На побережье Гренландии, например, межледниковье заняло лишь несколько столетий.

Ближайшие 20-30 миллионов лет климат на планете будет становиться всё суровее. Может показаться, что надвигающийся пик кайнозойского оледенения – опасность, грозящая в перспективе столь отдалённой, что ею со спокойной совестью следует пренебречь. Но множество накладывающихся астрономических циклов порождают рябь на кривой изменения глобальной среднегодовой температуры. И уже в близком будущем менее значительные, периодические колебания климата, способны создать человечеству серьезнее проблемы.

Современный, начавшийся в XVIII столетии климатический оптимум – кончился. Но и в прошлом веке Европе уже не было так тепло, как в предыдущий оптимум X-XIII веков, когда в Шотландии и на Лабрадоре рос виноград, а почти безжизненное ныне побережье Гренландии зеленело сочными травами. И до конца кайнозоя, скорее всего, Гренландия «Зелёной страной» уже не станет. Зато, холода пессимума XIV-XVII веков, когда Черное море, случалось, замерзало до Босфора, а под Москвой температура падала до -50, могут показаться сущей ерундой. Современный межледниковый период, начавшийся 12 тысяч лет назад – после 100-тысячелетнего господства Вюрмских льдов, – тоже подходит к концу.

Завершилась и оптимальная фаза великого 400-тысячелетнего климатического цикла, в разгар, в самую жару, четверть миллиона лет назад остановившего Днепровское оледенение на широте Киева.

На данном этапе антропогенные факторы, способствующие увеличению парникового эффекта и росту глобальной температуры, с успехом противостоят космическим силам, ответственным за наступления ледников. Но борьба эта заведомо неравная. Зима близко.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится