На чем ездили советские маршалы
289
просмотров
При словах «автомобили войны» в памяти отечественного читателя чаще всего всплывают «виллисы» и «студебеккеры». Но при всём уважении к машинам ленд-лиза, давайте вспомним об отечественных моделях, которые тоже внесли свой вклад и в победу, и в развитие советского автопрома. А начнём с первого в мире комфортного вездехода.

Молотовский-первый

Про легендарную «эмку» — ГАЗ М1 — немало написано текстов, отснято роликов и фильмов. Нового уже ничего и не скажешь. Конечно, удачный автомобильчик получился у советских конструкторов, и пусть он копия американского Ford Model B 40A Fordor Sedan, в нём есть душа советского народа. А «рашнз» и «янки» в чём-то всегда неуловимо похожи.

Но речь сегодня не об «эмке», а о её модификациях. Конкретно — о первом советском автомобиле с колёсной формулой 4×4 — ГАЗ‑61.

Итак, Вторая мировая уже вовсю набирала обороты в Европе и наше руководство, предчувствуя неминуемое, поручило ГАЗовцам создать автомобиль «шоб в мире такого ещё не было». А наши и рады стараться. Тем более, что намётки уже были. За основу взяли улучшенные версии «эмки»: «фаэтон» ГАЗ-11-40 и «седан» ГАЗ-11-73 с изменённой решёткой радиатора, удлинёнными рессорами, усиленной подвеской и необычными для моделей отечественного производства тех лет «стояночником» под панелью приборов и кнопкой включения стартёра на приборной панели (вместо напольной педали). Осталось только придумать, как сделать автомобиль полноприводным.

Фактически для завершения проекта предстояло разработать только передний ведущий мост (кстати, впервые на ГАЗе) и раздаточную коробку. Здесь у конструкторов вопросов не возникло.

Надо — сделаем.

Для связи коробки и моста использовали немного изменённый карданный вал автомобиля ЗИС-101 с шарнирами на игольчатых подшипниках. Задний карданный вал — закрытый, двойной. Вместо трёхступенчатой «легковой» коробки передач использовали «грузовую» четырёхступенчатую от легендарной «полуторки» — ГАЗ-АА — с увеличенным вдвое силовым диапазоном. В паре с 85-сильным шестицилиндровым двигателем механизм выдавал неплохие показатели. В механическом приводе тормозов применили уравнитель, согласовывавший срабатывание тормозов на передних и задних колёсах.

Фактически советские конструкторы сделали «проходимца» с комфортом легкового автомобиля за тридцать с лишним лет до того, как это стало модным.

К январю 1939 года успели изготовить все рабочие чертежи, в апреле начали сборку, а 10 июня новый автомобиль поступил на заводские испытания. Они заняли лето и осень 1939 года. На шоссе с полной нагрузкой (500 кг) машина развивала скорость до 107,5 км/ч, имея минимальный расход топлива 14 литров на 100 км.

Машина для генералов

К сороковому году ГАЗ-61-40 (в кузове «фаэтон», обозначавшемся на ГАЗе цифрой «40») уже получили нарком обороны маршал Ворошилов, генералы Жуков, Тюленев, Мерецков и Павлов. От непогоды высокопоставленных пассажиров прикрывал тент. Закрытые ГАЗ-61-73 достались маршалам Шапошникову, Кулику и Тимошенко.

ГАЗ-61-40

В мемуарах маршала Советского Союза Ивана Степановича Конева есть несколько строк, посвящённых этому легендарному автомобилю, на котором он, кстати, прошёл (или проехал) всю войну.

«Моя группа состояла из четырёх машин. Впереди меня шёл „Виллис“ с адъютантом, далее мой автомобиль. Я сидел на переднем сиденье, рядом с водителем. В кузове — постель и подушка. За мной шла машина „Додж“ с охраной, а далее — бронетранспортёр. Все автомобили, преодолевая грязь и глубокие колеи, проделанные танкистами, шли на первой скорости. Рёв наших моторов заглушал всё, и мы не слышали шума самолётов.

Неожиданно вокруг нас на площади примерно 50 на 100 м всё озарилось пламенем, раздались взрывы бомб и свист осколков. Я приказал шофёру выключить свет фар, но впередиидущий „Виллис“ остановился и загородил дорогу. Моя машина наехала на него, от толчка опять включился свет, и шофёр не мог его погасить.

<…>

Осмотрев машины, мы увидели, что у моей „эмки“ пробиты мелкими осколками оба ветровых стекла. В крыше тоже несколько пробоин, одна значительных размеров. „На память“ в кузове оказался большой осколок бомбы весом около 500 г, который ударился о подушку и одеяло и застрял. Подушка и одеяло спасли меня от осколка, который мог бы угодить в позвоночник. Все уцелели…».

ГАЗ-61-73

Кстати, Конев не был первым обладателем этого конкретного авто. К Ивану Степановичу «газик» попал от маршала Тимошенко, который свою машину уже получил в первой партии, и вторая была лишней. Кроме того, возможно, Тимошенко хотел избавиться от автомобиля, учитывая судьбу его первого владельца. Им был генерал армии Дмитрий Григорьевич Павлов, командующий войсками Западного особого военного округа, преобразованного с началом войны в Западный фронт. 30 июня 1941 года после разгрома значительной части войск фронта в Белостокско-Минском «котле» генерал Павлов был отстранён от командования, а вскоре арестован, отдан под трибунал и расстрелян.

В августе 1941 года выпуск ГАЗ-61 прекратили — двигатель понадобился для лёгкого танка Т‑60.

На танки ставилась модификация этого мотора под индексом ГАЗ-202. Затем была «спарка» двигателей мощностью в 140 лошадиных сил под индексом ГАЗ-203. Такой силовой агрегат ставился на лёгкие танки Т-70, Т-80 и самоходки Су‑76.

Всего было выпущено около двухсот ГАЗ-61. В следующем году кузова типа «фаэтон» на уцелевших машинах заменили закрытыми кузовами «седан» типов М1 и 73 — для перевозки высшего комсостава открытые «фаэтоны» были ни к чему. Помимо машин для генералитета небольшой партией был выпущен лёгкий артиллерийский тягач ГАЗ-61-416, к сожалению, не запущенный в широкую серию.

ГАЗ-61 оставил след в истории. Но был нужен более простой и дешёвый легковой вездеход для среднего командного звена, десантников и разведчиков, и полученные наработки — передний ведущий мост и раздаточная коробка — использовали в создании легкового вездехода ГАЗ-64, первого в легендарном семействе «козликов». Но это уже совсем другая история.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится