Наследие Валентина Серова: как революция разделила семью и изменила жизнь династии.
119
просмотров
Многие знаменитые российские художники были не прочь основать свою династию. Иным даже удалось. Так, Валентин Серов, «автор» всего шести детей (у других художников бывало побольше), стал родоначальником семьи, плотно связанной с искусством. Правда, после революции жизнь у них сложилась по разному.

Сын первой профессиональной композиторши

Сам Валентин Серов был из очень интересной, но абсолютно не художественной семьи — его родителями были музыкальный критик и сочинитель Александр Серов и первая профессиональная женщина-композитор россии Валентина Бергман, крещёная еврейка. Второе обстоятельство заставило Серова с неизменным сочувствием относиться к евреям, и он всячески поддерживал Исаака Левитана, которому постоянно ставили на вид — как это, мол, еврейский художник смеет рисовать наши русские пейзажи. Однажды Левитана даже высылали из Москвы — при очередном приступе борьбы с еврейством.

Родители Валентина совместно выпускали журнал «Музыка и театр», бывший чуть ли не главным изданием о культуре в то время. Продвинутая мама вращалась в кругу нигилистов, хотя и более консервативные господа признавали её музыкальный гений. Она также, мягко говоря, не пылала страстью к «материнской карьере» и мало занималась сыном. С трёх до шести лет мальчик Валя даже жил не дома — у родственницы.

Валентин Серов в детстве.

В шесть лет он осиротел — умер отец, и мать решила сразу приучить мальчика к какому-то ремеслу. Она отдала его учиться в коммуну художников. Коммуна вскоре развалилась, но Валентина Семёновна подыскала мальчику другого учителя, и не прогадала. В конечном итоге Валентин Серов стал прославленным живописцем.

К удивлению многих, женился он на девушке ничем не примечательной, кроме разве дворянского происхождения — сироте, которая воспитывалась из милости в чужой семье. Но жили Валентин Александрович и Ольга Фёдоровна душа в душу. Ольга очень увлеклась мужем и его творчеством, посвящала всю себя его поддержке. Когда в сорок шесть лет он умер от проблем с сердцем, горе её не знало границ — но ей надо было поднимать ещё четверых детей. Двое старших хотя бы уже встали более-менее на ноги.

Александр — легенда Ливана

Сын художника Александр пошёл учиться на кораблестроительный факультет, но в итоге окончил первую школу воздушного флота, готовившую офицеров. Во время Первой Мировой служил инструктором — учил военных лётчиков. Революцию, в отличие от Ольги с Натальей, он не принял, уехал женой и маленькими детьми, Антоном, Танец и Леной, в Ливан. Там ему пришлось взяться за работу водителя асфальтового катка — её хорошо оплачивали, но позже он сумел сделать карьеру инженера в земельном кадастре.

Александр участвовал в разработке водной системы Ливана — всей страны, в рамках проекта, который предполагал обеспечить доступом к воде всё население этого жаркого края. Чтобы можно было провести ирригационные трубы, Александр сам взялся сконструировать станок для их производства — и справился. Он также разработал правила дорожного движения для страны и был первым, кто получил официальные водительские права.

Александр Валентинович Серов во время Первой Мировой войны.

Дома, чтобы помнить русский язык, Александр Серов читал вслух Чехова, каждый день. Общаться с эмигрантами не помогало — в этой среде царила французская речь. Умер он в середине прошлого века. Сейчас в Ливане живёт его сын Григорий. Французский для него родной, как и для других детей иммигрантов; женился он на француженке по имени Флоранс Купель. Григорий Александрович — архитектор. За свою жизнь он построил немало зданий и загородных вилл, притом не только в Ливане, но и других странах; считается, что он во многом определил «лицо» Бейрута в шестидесятых-семидесятых годах. Он также рисует акварели. Известно, что у него родилось трое сыновей, а в Париже растёт его внук Валентин.

Георгий — актёр французского кино

Уехал из России и другой сын Серова, Георгий (семья Серова не баловала разнообразием имён). Сменил по очереди Чехию и Германию, остановился на Франции. Там он стал актёром немого кино — под влиянием Михаила Чехова он всегда интересовался актёрским мастерством. Ещё до эмиграции он три года отыграл в МХТ. Продолжал он играть в театрах и во всех последующих странах.

Георгий снялся в центральных ролях в серии экранизаций популярных книг, вроде «Собаки Баскервилей» (1929, Германия, роль доктора Ватсона) или «Тараса Бульбы». Увы, но умер Георгий Валентинович очень рано, в тридцать пять лет — сердечный приступ случился во время театральной репетиции. Его похоронили под Парижем.

Открытка, сделанная из кадра последнего фильма Георгия Серова (слева).

Антон и Михаил

Двое сыновей Валентина Серова предпочли остаться на родине — Антон и Михаил. Михаил во время Первой Мировой служил на фронте артиллеристом, вернулся домой георгиевским кавалером и пошёл учиться на архитектора. Женился на молодой актрисе Варечке — позже она, конечно, стала Варварой Николаевной. Их сын Дмитрий стал пианистом, но Михаил не увидел его взросления — умер в тридцать восьмом году в Москве.

Ещё один сын художника, Антон, остался в родном Петербурге и умер в войну во время Блокады. Сын Антона Георгий учился во ВГИКе, стал кинооператором на Центральной студии документальных фильмов, дожил до начала девяностых. Его собственный сын стал священником, сейчас это — протоиерей Антоний, однако заканчивал он тоже ВГИК. На его детей многие надеются как на продолжателей линии художника.

Военный билет Михаила Серова.

Женская линия

Из шести детей Серова двое, первая и последняя, были дочерьми. Старшую дочь звали Ольга, в честь матери. Она пошла по стопам отца, благо в его кругах было модно поощрять девушек заниматься живописью профессионально. Впрочем, больше её запомнили не как художницу, а как автора книги воспоминаний об отце. Прожила она недолгую жизнь, всего пятьдесят шесть лет. Неизвестна точная причина её смерти, но у многих детей Серова были проблемы с сердцем.

Дочь Ольги, Олечка Хортик (фактически, уменьшительно-ласкательная форма имени стала её общим прозвищем), получила филологическое образование и всю жизнь преподавала французский язык. В её доме долгое время жил молодой тогда Олег Табаков — его просто пригласили пожить, безо всяких условий. Он вспоминал, что семья Серовых отличалась щепетильной религиозностью, а в случае непредвиденных травм они продавали эскизы и рисунки знаменитого предка — их в доме хранилось много. Естественно, этого не делали слишком часто. На религиозные праздники в дом приглашались знакомые цыгане, которые тоже соблюдали Пасху и Рождество.

Георгий Серов (справа) со своим коллегой Юрием Леонгардтом.

Младшая дочь Валентина Серова, Наталия, прожила короткую жизнь — сорок два года. Ей было три года, когда художник умер, девять лет — когда случилась революция. Сначала она уехала вместе с братом в Париж в двадцатых годах, там помогала ему строить карьеру и освоила фотографию. В начале тридцатых, уже состоявшейся фотохудожницей, вернулась на родину и вышла замуж за книжного иллюстратора и архитектора Дмитрия Горлова.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится