Почему в Битве за Атлантику долго не было победителя
399
просмотров
Подводная война в Атлантике не началась в 1939 году. Уинстон Черчилль считал, что настоящую схватку за господство в океане Англия и Германия отложили на 1942 год. До этого ни у одной из сторон не было сил, чтобы победить другую. Поэтому в самом начале войны на море шла битва беззубых волков со львом без когтей.

Договоры-переговоры

Версальский мирный договор поставил точку в Первой мировой войне. Великобритания вздохнула спокойно — бойня на море, устроенная подводниками кайзера, закончилась. Побеждённой Германии навсегда запрещалось иметь подлодки.

Но ведь у других стран тоже были субмарины. А значит, если они вдруг станут противниками англичан, то ужас подводной войны повторится. Поэтому Великобритания активно боролась за уничтожение подлодок как класса на морских конференциях в Вашингтоне и Лондоне.

Но ничего не вышло.

Бывшие союзники по Антанте показали англичанам «кукиш». Они не собирались расставаться с таким перспективным видом морского оружия, как подводная лодка. Французы с юмором заявили англичанам, что если Великобритания держит свои линкоры «для ловли сардинок», то Франция будет строить субмарины «для ботанического исследования морского дна».

Единственным успехом английской дипломатии стало ограничение действий подводников. Связав их руки конвенциями и договорами, «британский лев» успокоился. И его не сильно волновало, что к этому времени «когти» его противолодочной обороны уже затупились.

Чем воевать?

Основным врагом субмарин были эсминцы. Построив в Первую мировую сотни таких кораблей, англичане очень быстро от них избавились в мирное время.

Британский флот к началу Второй мировой

Старые корабли они пустили на слом быстрее, чем построили новые. Поэтому к началу новой мировой бойни, в сентябре 1939 года, британский флот имел лишь полторы сотни эсминцев, треть из которых — старой постройки.

Это была капля в море.

Ведь для охраны торгового судоходства и сопровождения конвоев требовалось куда больше противолодочных кораблей.

Ещё хуже дела обстояли с морской авиацией. Она была «беззубой». Самолёты не имели оружия, чтобы топить субмарины, а их пилоты толком не знали, как это делать. Правда, у англичан имелись гидролокатор «Асдик» и радар. Но эти приборы были далеки от совершенства и давали больше ощущение безопасности, чем помогали на самом деле.

В итоге, когда грянула Вторая мировая, Великобритания снова оказалась плохо готова к борьбе со своим старым противником — немецкими подлодками.

Перешагивая запреты

Хотя Версальский мир превратил мощный германский флот в карлика, немецкие адмиралы горевали недолго. Оценив перспективу подлодок, они не собирались лишать себя в будущем этого грозного оружия.

Ведь запреты создаются для того, чтобы их нарушать.

Раз нельзя строить субмарины легально — значит, можно делать это тайно. Руководствуясь этим принципом, командование ВМС Германии создало секретные фонды, привлекло частный капитал и открыло в Голландии коммерческое конструкторское бюро.

За такой ширмой немецкий флот разрабатывал и строил субмарины для заказчиков из других стран. Но эти проекты хитрые немцы собирались использовать для постройки своих субмарин, когда их руки не будут связаны путами Версаля.

Вскоре это время настало.

В 1935 году Лондон заключил с Берлином соглашение по морским вооружениям. Оно позволило немцам вновь строить субмарины легально, но не свыше 45 процентов от тоннажа британского подплава. Позже это квоту увеличили до 100 процентов.

U 1 — первая подлодка кригсмарине

Парадоксально, но факт: англичане сами возродили из пепла немецкую подлодку — чудовище, которое они ранее так боялись.

«Война» за подлодки

Тем временем в немецком флоте началась «война» между гросс-адмиралом Редером и командующим подводными силами Дёницем. Причиной конфликта стали разные желания на постройку лодок в условиях договорного лимита.

И Редер, и Дёниц собирались воевать с Великобританией.

Но гросс-адмирал видел войну с ней в далёком будущем, Дёниц же предрекал драку в ближайшее время. Поэтому он желал иметь как можно больше лодок VII серии — в качестве истребителей британской морской торговли.

Победила дружба. К сентябрю 1939-го Германии удалось ввести в строй свыше полусотни подлодок, но лишь половина из них были океанскими субмаринами. Хотя Дёниц хорошо готовил своих подводников к войне, установить блокаду Великобритании такими силами было невозможно.

Волки без зубов против льва без когтей

Подводная война началась для Германии удачно. Её лодки, заранее заняв позиции на судоходных маршрутах, успели поймать и потопить в Атлантике много английских пароходов.

Британский «Корейджес», потопленный германской U 29 17 сентября 1939 года

Но этот подводный блиц длился недолго.

Субмарины начали гибнуть в боях, а новые строились медленно. В результате в первые военные годы Дёниц пытался уничтожить английское торговое судоходство, оперируя десятком лодок в Атлантике.

Другой проблемой для его «серых волков» стали торпеды. Как минимум треть «угрей», выпущенных немецкими субмаринами в начале войны, оказались дефектными.

Тем не менее немцы продолжали топить английские суда. Эти потери стали для Великобритании расплатой за ошибки.

В начале войны англичане отчаянно пыталось заткнуть «дыры» в ПЛО. Они превращали траулеры в охотников на подлодки и вооружали торговые суда. Но этого было недостаточно. Даже введя систему конвоев, британский флот ещё долго не мог обеспечить безопасность торгового судоходства.

Конвой PQ-17 у берегов Исландии, 1942 год

В итоге первые два года подводной войны отметились парадоксом: Великобритания не могла защитить своё судоходство, а Германия не могла этим воспользоваться.

Всё изменилось в 1942 году.

К этому времени немцы создали мощные подводные силы, а англичане с помощью США смогли подготовить свою ПЛО к решающему сражению за океан. Говоря иными словами, «серые волки» и «британский лев» отрастили «клыки» и «когти», чтобы наконец сойтись в смертельной схватке — Битве за Атлантику.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится