Покорение Небесного Хребта: как Петр Семенов стал Семеновым-Тян-Шанским
123
просмотров
Пётр Семёнов стал первым русским географом, достигшим центральной части горного хребта Тянь-Шань. Спустя 50 лет после экспедиции его достижение было увековечено в его фамилии.

«Манил меня в особенности к себе самый центральный из Азиатских горных хребтов — Тянь-Шань, на который ещё не ступала нога европейского путешественника и который был известен только по скудным китайским источникам…," - вспоминал Пётр Петрович Семёнов спустя много лет после экспедиции, открывшей для всего мира хребет, впоследствии ставший основой для его второй фамилии: Тян-Шанский. Помимо описания и открытия гор в центральной Азии, знаменитый русский учёный совершил немало подвигов на интеллектуальном поприще — но признание он получил именно благодаря походу в труднодоступные Центральной Азии. Таковы были веяния времени — повезло, что политические интересы Петербурга совпадали с научными планами учёного.

Пётр Семёнов — до Тянь-Шаня

Интерес Петра Семёнова к Тянь-Шаню возник во время его пребывания в Германии — тогда, в 1852—1854 годах выпускник физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета и член Императорского Русского географического общества продолжал своё обучение естественным наукам в стенах Берлинского университета, где познакомился с видными учёными, настоящими глыбами естествознания своего времени: Карлом Риттером и Александром Гумбольдтом.

По инициативе РГО Пётр Семёнов ещё в 1850 году начинает работу по подготовке к изданию на русском языке объёмного труда Риттера «Землеведение Азии» — личное знакомство с учёным в Берлине помогло учёному спустя 6 лет издать первый том этого исследования. Помимо этого, Риттер благоволил своему русскому подопечному, разделяя его интерес к изучению «белых пятен» в географии Центральной Азии, знакомя его с немецкими специалистами в данной области.

Карл Риттер.

Александр Гумбольдт, которому на момент знакомства с Семёновым было уже 85 лет, тоже живо интересовался горными цепями Центральной Азии и всячески покровительствовал молодым учёным, собиравшимся организовать научные экспедиции для изучения этого региона. Можно сказать, что практически на смертном одре (Гумбольдт скончался через 4 года после встречи с русским географом) немецкий учёный «благословил» своих учеников на свершения: тем, помимо прочего, предстояло подтвердить или опровергнуть его теорию о вулканическом происхождении хребта Тянь-Шань.

Александр Гумбольдт.

Иссык-Куль: первая остановка исследователя

Планы Семёнова, тем не менее, могли быть омрачены тяжёлым внешнеполитическим положением России после поражения в Крымской войне. Тянь-Шань находился за пределами империи, в основном на территории Кокандского ханства — а акции за пределами страны имели шансы вызвать дипломатический скандал, который в тех условиях державе Романовых был противопоказан. Тем не менее, РГО разрешило Семёнову выезд, снабдив некоторыми средствами, для работы над дополнениями к недавно изданному «Землеведению Азии».

Тянь-Шань на современной физической карте.

В мае 1856 года Пётр Семёнов отправился из Петербурга в путешествие, продолжавшееся около полутора лет. Спустя три месяца он прибыл в совсем недавно основанное поселение Верное (современное Алматы). Там с помощью местной администрации он снарядил небольшой отряд для того, чтобы исследовать хребет и озеро Иссык-Куль до наступления холодов, которые в тех местах были довольно тяжёлыми. Всего вместе с Петром Семёновым изучать красоты местной природы и ландшафтов отправились 30 человек. «Рекогносцировка» закончилась спустя неделю, однако перерыв был недолгий — уже 21 сентября Семёнов в составе экспедиции, состоявшей уже из 80 человек, вновь отправился к озеру для более детального изучения.

Отряд столкнулся с местными племенами, сарыбагышами, с которыми у русской администрации отношения не сложились. Однако, поскольку экспедиция носила научный характер, Семёнову удалось договориться с аборигенами и провести в их поселениях несколько дней, изучая берег Иссык-Куля и хребты, окружавшие его. На обратном пути в верный исследователь совершил восхождение на Кунгей-Алтау. Впоследствии он вспоминал: «Трудно себе вообразить что-нибудь грандиознее ландшафта, представляющегося путешественнику с Кунгея через озеро на Небесный Хребет (таков буквальный перевод «Тянь-Шань» на русский)».

Хребет Кунгей-Алтау. Изображение XIX века.

В начале октября 1856 года экспедиция вернулась в Верный. Семёнов сначала посетил Китай, где встретился с русским консулом, а зиму пересидел в Барнауле, разбирая ботанический и геологический материал, набранный у берегов Иссык-Куля. В то же время он начал подготовку к новому походу.

Тянь-Шань — два восхождения на «Небесный Хребет»

Поздней весной 1857 года Семёнов возобновил исследование Тянь-Шаня. На сей раз экспедиция составляла 58 человек, среди которых присутствовали два топографа для составления карт. 13 июня, вновь обследовав берега Иссык-Куля, исследователи достигли подножия Заукинского перевала, расположенного на высоте около 3300 метров над уровнем моря. Оставив основной скарб в тылу, Семёнов и часть отряда начали восхождение, давшееся им очень трудно. Лошади срывались и гибли, становилось трудно дышать — по мере продвижения Семёнов оставлял своих людей на отдых, к концу восхождения оставшись лишь в компании Павла Кошарова, художника экспедиции, двух казаков и двух проводников из местного населения. Однако вскоре путешественники были вознаграждены.

«Наконец мы добрались до вершины перевала, который представил мне неожиданное зрелище; горных исполинов передо мной уже не было, а впереди меня расстилалась волнистая равнина, с которой поднимались относительно невысокими холмами покрытые снегом вершины. Между ними виднелись зеленые озера, только отчасти покрытые льдом, а там, где его не было, по ним плавали стаи красивых турпанов».

Рисунок Павла Кошарова

Собрав большое количество материалов для исследований, группа решила вернуться, параллельно обследовав северный берег озера Иссык-Куль. 20 июня, вернувшись в место дислокации экспедиции, аулов богинского предводителя Бурамбая, Семёнов стал планировать восхождение на Тянь-Шань с восточной стороны — тем более, что проводники из местных согласились показать такой маршрут.

Второе восхождение началось уже 24 июня — на этот раз Семёнов рассчитывал покорить горную группу Хан-Тенгри. Высота этого массива всего несколькими метрами меньше отметки в 7 тысяч — нет смысла даже говорить о том, каких усилий стоило экспедиции покорение этого массива. Но результат оказался достойным вознаграждением всем мучениям. Пётр Семёнов вспоминал: «Прямо на юг от нас возвышался самый величественный из когда-либо виденных мной горных хребтов. Он весь, сверху донизу, состоял из снежных исполинов, которых я направо и налево от себя мог насчитать не менее тридцати».

Рисунок Павла Кошарова.

В результате экспедиция набрала достаточное количества материалов для последующей их обработки. В июле Семёнов ещё раз посетит Кунгей-Алтау, полюбуется Иссык-Кулем и отправится в Семипалатинск — разбирать многочисленные находки.

Пётр Семёнов стал первым русским путешественником, побывавшим в центральной части Небесного Хребта. Экспедиция стала настоящим трамплином для ещё совсем молодого учёного: в 1858 году он был даже приглашён принять участие в разработке знаменитой крестьянской реформы. Авторитет исследователя был непререкаем — в конечном итоге его самое знаменитое свершение оставило след в фамилии. 23 ноября 1906 года особым императорским указом Петр Семёнов становился Семёновым-Тян-Шанским.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится