События в Ване: как ожесточение обернулось резней.
65
просмотров
Быть меньшинством в умирающей империи всегда тяжко. Но это не повод отчаиваться — даже когда вас начинают в буквальном смысле резать. Заблаговременная подготовка, налаженные структуры и правильный выбор военно-политического момента могут спасти вас от поголовного истребления — как армян турецкой провинции Ван в 1915 году.

Дикий восток

К началу XX века Османская империя во многом оставалась феодальным образованием. На местах зачастую обладали большой долей независимости от центра. Но в таких далёких от Константинополя краях, как Восточная Анатолия, даже они не могли контролировать все происходящее.

Особенно это относилось к племенам воинственных курдов. На словах они были верны султану. Но это не мешало им грабить и «крышевать» деревни и постоянно воевать друг с другом за зоны влияния. Изредка, когда курдским вождям казалось (небезосновательно), что государство ведёт наступление на их вольницу, случались и открытые восстания. Тогда племя превращалось в банду, которая окончательно срывалась с поводка и начинала грабить вообще всё, до чего могла дотянуться.

Восточная Анатолия и Кавказ в 1914 году

Вопрос довоенной численности армян в провинции Ван политизирован: турецкие исследователи насчитывают около 20 процентов, армянские и симпатизирующие им — свыше 50. Как бы то ни было, до войны все крестьяне регулярно страдали от грабительских набегов курдов. Но у проживающих в религиозно чуждой им империи армян было определённое преимущество — вечное чувство опасности, которое заставляло их создавать свои структуры.

Профессиональные революционеры

Роль таких структур выполняли армянские революционные организации. Целью этих пламенных националистов стало образование независимой Армении — если не сразу, то хотя бы поэтапно, через автономию. Сами армяне были достаточно малочисленны, чтобы всерьёз угрожать османскому государству. Но, учитывая общую слабость империи, которую в Первой Балканской войне крепко побили даже не великие державы, а группа небольших стран, армяне вполне могли попытать счастья, заручившись поддержкой влиятельной внешней силы. Самым очевидным кандидатом на роль последней была, конечно, Россия.

Но, чтобы правильно использовать момент, армян следовало объединить. И тут осенённые высокой целью революционеры в средствах совсем не стеснялись. Например, они без зазрения совести запугивали и даже убивали лояльных туркам армян. Для этого было достаточно просто пойти работать в официальную администрацию — в последние десятилетия империи турки пытались замирить восточные регионы, набирая мэров и советников губернаторов из меньшинств.

Радикалам, понятное дело, любая попытка мира было как серпом по известному месту.

Другим видом занятий был политически окрашенный рэкет — революционеры собирали деньги «на общее дело» с купцов и богатых горожан. Деньги на дело будущей Армении выкачивали и из армянских деревень, причём довольно хитрым способом. Очевидно, что никакое восстание невозможно без оружия. Армянские радикалы организовали его контрабанду через российскую и персидскую границы. Особенно старались заполучить новые магазинные винтовки и идеальные для ближнего боя пистолеты «Маузер».

Когда оружие было получено, встал вопрос, как его хранить. Какую-то часть отправили на подпольные склады, а другой стали вооружать армянские деревни. Разумеется, не бесплатно — винтовки и пистолеты продавали крестьянам втридорога.

Отказаться было сложно — за это угрожали расправой, а иногда и «учили» несознательных соплеменников, убивая скот.

Проданное оружие, кстати, не становилось полной собственностью крестьянина. За винтовку или пистолет он отвечал — в случае восстания (в листовках оно называлось «самообороной») должен был, вооружённый, явиться в заранее условленное место.

Кстати, насчет агитации — революционеры качественно работали с контентом. Помимо идеологических призывов за создание Армении для армян, они работали и над тактическими пособиями. Особенно удалась брошюра «Инструкции по самообороне». Написанная простым, понятным для сельских жителей языком, она излагала основы военной организации, городского и «сельского» боя, учила создавать курьерские службы оповещения. Было расписано, как защищать свои деревни и нападать на чужие, что делать армянам в «смешанных» деревнях (собирать оружие и бежать в чисто армянские), как брать заложников из мусульман и действовать на коммуникациях у правительственных сил.

В общем, подготовились армяне основательно.

Осаждённый город

Первая мировая стала отличной возможностью для крупного, нацеленного на успех восстания. Но первое время надеяться на помощь русских не приходилось — основные сражения проходили в Европе. Однако после того, как турки крупно облажались под Сарыкамышем в январе 1915-го, соотношение сил на границах Восточной Анатолии изменилось, и русские смогли предпринять наступление.

Правда, турецкий провал дорого обошелся армянам. Мусульманские народности обвиняли их в пособничестве русским, и до погромов оставался всего один шаг.

Впервые начались по-настоящему массовые убийства — казалось, на армян ополчились вообще все.

В городе Ван момент для восстания был идеальный. Тут и реальная возможность выйти из-под османского владычества, и насущная необходимость срочно что-то сделать, чтобы не быть перерезанными у себя в домах.

Ванские армяне начали воплощать в жизнь «Инструкции по самообороне» — похватали оружие, собрались в точках сбора и принялись махать лопатами, организуя линии окопов и баррикады.

Ранним утром 20 апреля в городе начались уличные бои. На улицах Вана творился мини-Сталинград — турки активно использовали артиллерию. Армяне отвечали самодельными гранатами, динамитными бомбами и факелами поджигателей. Вскоре шесть тысяч солдат турецкой армии и курдов «обложили» город, но полной осады не вышло — армяне могли выводить и вводить бойцов в Ван, доставлять продовольствие и боеприпасы. Сковырнуть мятежников сходу никак не получалось.

Пушки, захваченные армянами в апреле 1915 года

Против армян сражалось и мусульманское население города. Очень скоро бои между бывшими соседями приобрели бескомпромиссный характер — пленных никто не брал. Градус жестокости повышался с каждым днем.

Круговорот резни

Сразу же оговоримся — происходившее с армянами в Турции в Первую мировую абсолютно политизировано. Все сходятся на том, что армяне понесли тяжелейшие потери — относительно, в частности, Вана и окрестностей, турецкие исследователи признают цифру в более 50 процентов смертности. Армянские и проармянские авторы, конечно, идут дальше.

Основной вопрос крутится вокруг интерпретаций — был ли это геноцид (как целенаправленная попытка уничтожить неудобное меньшинство), или потери в результате всеобщего хаоса, вызванного неспособностью османского правительства эффективно поддерживать порядок. Турецкие исследователи указывают, что армяне ничуть не стеснялись мстить и, когда у них была возможность, резали мужское мусульманское население. Изнасилования тоже не были редкостью и происходили с обеих сторон.

Твёрдо уверенными можно быть в одном — накапливающееся годами ожесточение вылилось в страшную резню, в которой различия между комбатантами и «мирняком» мало кого интересовали. Чтобы её прекратить, требовалось вмешательство внешней могущественной силы.

Бремя белого человека

Армяне продержались до 6 мая — достаточно, чтобы подошли передовые русские части и армянские добровольцы из России. Правда, последние, возмущённые произошедшим, принялись мстить. Поведение зависело от конкретного отряда — где-то убивали целыми семьями, где-то отделяли мужчин, а самые дисциплинированные группы и вовсе не трогали мирное население.

Двадцатого мая город полностью оккупировали русские, что не могло не сказаться на уровне безопасности — самосуды прекратились. Императорская армия даже снабжала мусульман продовольствием. Проблем всё равно хватало — по итогам боёв большинство зданий было уничтожено или сильно разрушено. Даже с учётом огромного количества покинувших город беженцев многим не хватало крыши над головой. Появлялись локальные вспышки тифа.

К концу июля османы напрягли силы и контратаковали. Русским пришлось покинуть Ван — следом за ними направились и армяне, которые понимали, что ждёт тех, кто останется в городе. Затем Ван несколько раз переходил из рук в руки, но в сентябре 1915-го его надёжно (хоть и не окончательно) заняли войска Российской империи.

Вихри революции

Все карты в Восточной Анатолии спутал Февральский переворот в Петрограде. Армия разваливалась, а Россия погружалась в хаос.

К лету 1917 года русские оставили город, и провинция превратилась в карликовое армянское государство. Но долго так продолжаться не могло — рано или поздно османы бы отобрали этот край. В апреле 1918-го так и случилось — турки вернулись в Ван, и армянам пришлось эмигрировать в Персию или Россию. И там и там в 1918-м году было довольно неспокойно — но хуже, чем в Турции, им уже нигде быть не могло.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится