В честь кого называют болезни
111
просмотров
Некоторые болезни носят имена людей. Часто это имена описавших их врачей, но порой недуги называют и в честь пациентов или литературных персонажей.

В последние пару лет вокруг только и разговоров, что о болезнях, однако вот названия у них какие-то скучные или непонятные. То ли дело когда заболевания называются в честь людей — болезнь Паркинсона, болезнь Лу Герига или пляска святого Вита. А почему они так называются? И кто были этот Паркинсон, Лу Гериг и святой Вит? Сейчас узнаем.

В честь врачей

Самый распространенный случай — когда заболевание или состояние называют в честь врача (или нескольких врачей), которые первыми его описали или опубликовали результаты его изучения. Между прочим, такое наименование считается весьма почетным, знаком признания заслуг специалиста, и часто случается так, что между публикацией описания и признанием проходит много времени. Так, лондонский аптекарь и врач Джеймс Паркинсон, когда опубликовал в 1817 году свое «Эссе о дрожательном параличе» (An Essey on the Shaking Palsy) — заболевании, которое он наблюдал у трех своих пациентов и еще трех человек на улицах Лондона, — никак не мог предположить, что его имя станет из-за этого известно всей планете.

Активно занимаясь политикой, оппонируя премьер-министру Уильяму Питту (и чуть ли не участвуя в заговоре против короля Георга III), изучая геологию и палеонтологию, он, возможно, и помышлял о национальной славе, но не подозревал, что спустя примерно полвека после публикации (и смерти автора) с легкой руки французского психиатра Жана Мартена Шарко, считающегося отцом современной неврологии, этот самый дрожательный паралич назовут болезнью Паркинсона. Сегодня ее считают самым частым нейродегенеративным заболеванием после болезни Альцгеймера (еще один пример заболевания, названного в честь описавшего ее врача Алоиза Альцгеймера, и тоже после его смерти), которым страдают более 10 млн человек по всему миру.

Первая страница «Эccе о дрожательном параличе», изданного отдельной брошюрой в Лондоне в 1817 году. Другие печатные труды Джеймса Паркинсона касаются практики семейных врачей, конструкции грыжевых бандажей, опасности детских игр, происхождения и лечения подагры, а также исследования ископаемых остатков растений и животных. В молодости он также публиковал (под псевдонимом) политические памфлеты

Примечательно, что Паркинсон ошибся в своих предположениях относительно природы заболевания и не является первооткрывателем болезни: симптомы, схожие с симптомами болезни Паркинсона, описывались еще в древнеегипетских рукописях.

Другие примеры заболеваний и состояний, названных в честь их первооткрывателей или авторов научного описания, включают синдром Дауна (впервые получил научное описание в 1866 году в докладе английского врача Джона Дауна и до 1960-х годов назывался монголоизмом и даже монгольским идиотизмом, но был переименован по очевидным причинам), лейшманиозы (группа паразитных заболеваний, вызываемых проникновением в организм простейших по имени лейшмании, некоторые из видов которых описал британский патолог и военный врач Уильям Лейшман) и Базедова болезнь (вызывается избытком гормонов щитовидной железы и названа германского врача Карла Адольфа фон Базедова, описавшего ее в 1840‑м).

Карл Адольф фон Базедов (на портрете) описал названную в его честь болезнь через пять лет после ирландца Роберта Грейвса, даже не подозревая о работе коллеги. В медицинской литературе Базедову болезнь также называют болезнью Грейвса

Врачи тоже болеют

Иногда случается, что заболевание или состояние называют в честь врача, который сам имел эту болезнь и описал его. К примеру, больные врожденной миотонией, редким наследственным заболеванием, несмотря на атлетичный внешний вид с гипертрофированными мышцами, совершив попытку какого-то движения, сталкиваются с невозможностью расслабить самопроизвольно сократившиеся в этот момент мышцы. Так, собравшись пробежать некоторую дистанцию, они застывают на несколько секунд, будучи не в силах управлять мышцами своего тела, а затем если и начинают бежать, то долго испытывают скованность, пока мышцы не разогреются. Если такого больного внезапно толкнуть, он может будто бы окаменеть и упасть.

Врожденная миотония также называется болезнью Томсена — в честь немецкого врача Асмуса Юлиуса Томсена, который описал это заболевание в 70-е годы XIX века. Поводом для создания научного описания послужили обвинения в адрес его сына в симуляции ради уклонения от призыва в армию: у юноши, как и у его отца, было это самое заболевание, причем доктор Томсен успешно скрывал его от коллег всю взрослую жизнь.

Именем 28-летнего перуанского студента-медика Даниэля Карриона назвали заболевание, от которого он умер в рамках эксперимента над самим собой, провинцию в Перу, университет, больницу, стадион и медицинский колледж. День его смерти объявлен днем перуанской медицины, а сам он признан национальным героем Перу

Другой пример более трагический. В 1885 году 28-летний перуанский студент-медик Даниэль Альсидес Каррион Гарсия заинтересовался двумя эндемичными для нескольких регионов Перу заболеваниями: лихорадкой Ла Оройя (по названию шахтерского городка недалеко от Лимы, в окрестностях которого в 1871 году при строительстве железной дороги случилась крупная вспышка заболевания, унесшая жизни 4000 человек за несколько недель) и перуанской бородавкой. Первое было очень часто смертельным и характеризовалось, как следует из названия, лихорадкой и нарастающей анемией, второе — появлением на коже высыпаний, напоминающих по виду крупные бородавки, зудящих и иногда кровоточащих.

Желая подтвердить догадку о том, что у обоих заболеваний одна и та же причина, он ввел себе кровь, взятую из перуанской бородавки пациентки, через три недели почувствовал симптомы лихорадки Ла Оройа, примерно неделю протоколировал течение болезни у себя, а затем из-за ухудшения состояния поручил ведение записей своим друзьям и умер спустя 40 дней после заражения. Так он доказал: связь между лихорадкой и бородавками есть. Причину возникновения того и другого спустя 20 лет обнаружил перуанский микробиолог Альберто Бартон. Оказалось, что лихорадка Ла Оройя — острая стадия болезни Карриона, а бородавки — проявление хронической. Их вызывают, проникая в организм с укусом насекомых, бактерии, позже названные бартонеллами (другое название болезни Карриона — бартонеллёз).

В честь больных

Иногда — правда, гораздо реже, чем в честь врачей, — болезни называют в честь пациентов, обычно в честь тех, у кого заболевание было впервые научно описано. Примеры такого рода — болезни Хартнупа и Машаду — Джозефа (или Мачадо — Джозефа). И то, и другое — редкие наследственные заболевания. Первое связано с неусвоением некоторых аминокислот, в результате чего развиваются поражения ряда систем организма, второе — нейродегенеративное расстройство. Болезнь Хартнупа была впервые описана в 1950-е на примере британской семьи Хартнупов и получила фамилию ее главы. Название второй происходит он фамилий глав сразу двух семей потомков эмигрантов в США с принадлежащих Португалии Азорских островов, на примере которых были научно описаны симптомы, течение и причины болезни.

У заболеваний с «именными названиями» есть обычно научные (длинные и сложные) наименования, которые используются с именными наравне. Скажем, болезнь Машаду — Джозефа также известна как спиноцеребеллярная атаксия 3-го типа.

Закончив из-за болезни спортивную карьеру в 1939-м, бейболист Лу Гериг (здесь сфотографирован в 1935-м) успел поработать около года уполномоченным города Нью-Йорка по условно-досрочному освобождению, с какового поста уволился в 1941-м за месяц до смерти из-за последствий БАС

Примерно так же обстоит дело с боковым амиотрофическим склерозом (БАС) — еще одним прогрессирующим неизлечимым нейродегенеративным заболеванием, к счастью, очень редким. В медицинской литературе оно также известно как болезнь Шарко (в честь уже упоминавшегося Жан-Мартена Шарко, который ее впервые описал) и болезнь Лу Герига. Последнее название в основном используется в англоязычных, особенно американских текстах, и это неудивительно, ведь Лу Гериг был легендарным бейсболистом 1920–1930-х годов, поставившим несколько рекордов Главной лиги бейсбола США и признанным одним из лучших игроков столетия. Из спорта он ушел в возрасте всего 36 лет как раз из-за БАС и умер спустя два года.

Трагическая судьба спортсмена так поразила публику, что за коварной болезнью закрепилось его имя. Наименование БАС болезнью Лу Герига помогло в 1930–1940-е годы привлечь внимание к этому недугу. В наше время он вполне мог бы называться болезнью Хокинга — в честь легендарного физика и космолога Стивена Хокинга, который страдал БАС с 1960‑х, но, в отличие от Лу Герига и большинства других людей с этим заболеванием, прожил 76 лет и умер в 2018-м (обычно больные БАС угасают за несколько лет).

В честь литературных персонажей

Еще один вариант возникновения названия синдрома или заболевания — по имени литературного персонажа, в котором ярко проявлялись те или иные свойства. Так, в медицинской литературе появились, помимо прочего, синдром Алисы в Стране чудес и синдром Мюнхгаузена.

Джон Тенниел. Иллюстрация к «Алисе в Стране чудес»

Помните, как Алиса в сказке Льюиса Кэрролла в результате употребления в пищу разного рода пирожков, жидкостей из бутылочек и грибов то уменьшалась до нескольких сантиметров, то увенчивалась во много раз? Сказка ложь, да в ней намек: с человеком и без употребления психоактивных веществ может происходить такое — вернее, с его восприятием собственного тела. Человек в этом состоянии на фоне головной боли ощущает величину и пропорции своего тела очень маленькими или, наоборот, очень большими. Ему кажется, что туловище разрастается до сотни метров, ноги и руки удлиняются, а голова наоборот уменьшается до размера теннисного мяча. Все это может сопровождаться галлюцинациями, искажениями слуха и восприятия времени. В русскоязычной медицинской литературе это состояние, возникающие во время приступов мигрени, при эпилепсии, энцефалите, опухолях мозга и в результате иных причин, называют также нарушением схемы тела, или аутометаморфопсией. И самое неприятное, что никаких универсальных средств прекратить это «шоу» в голове не существует: симптомы могут пройти сами — спонтанно или в результате лечения основного заболевания, вызвавшего их проявление. Описание синдрома составил в середине 1950-х британский психиатр Джон Тодд, он же предложил «сказочное» название синдрома; его иногда называют синдромом Тодда.

Немецкий барон и в течение некоторого времени ротмистр русской армии Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен (1720–1797) был вполне реальным человеком и знаменитым рассказчиком небылиц, но сегодня известен больше как герой рассказов. В них с ним происходят самые удивительные происшествия, из которых он всегда находит невероятные способы выбраться живым и невредимым. Здесь мы видим гравюру Гюстава Доре, иллюстрирующую книгу Р.Э. Распе «Рассказы барона Мюнхгаузена о его изумительных путешествиях и кампаниях в России»

Страдающий синдромом Мюнхгаузена человек преувеличенно изображает или искусственно вызывает у себя симптомы болезни, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию, лечению, госпитализации, хирургическому вмешательству, а также сочиняют истории о путешествиях, приключения и иных событиях — вполне в духе барона. Доходит даже до причинения себе физического вреда путем приема препаратов и даже нанесения ран. Зачем? Чтобы осуществлять психологическое насилие в отношении близких или чтобы получить внимание, заботу, симпатию и психологическую поддержку. Название для синдрома придумал британский врач Ричард Эшер в 1950-е, описывая синдром в научной статье.

В честь христианских святых

В честь христианских святых

В огромном списке заболеваний, поражавших и до сих поражающих людей, есть и названные в честь христианских святых. Первый пример такого заболевания — к счастью, искорененный сегодня эрготизм, одна из форм которого долгое время именовалась огнем святого Антония. Эрготизм вызывается отравлением алкалоидами спорыньи, гриба, паразитирующего на зернах ржи, пшеницы и ряда других злаковых.

Больной с тяжелой формой эрготизма на картине Маттиаса Грюнвальда (1480-1528)

На протяжении тысячелетий спорынья являлась угрозой для человека: стоило только случиться влажному и холодному лету, как посевы зерновых поражались грибом обильно, за неимением другого зерна или по незнанию люди употребляли его в пищу. Результатом становились диарея, спазмы и конвульсии (конвульсивная форма) и/или нарушения кровообращения в тканях и гангрена (гангренозная форма — как раз огонь Святого Антония, или Антонов огонь), а также в обоих случаях мания или психоз и другие поражения центральной нервной системы.

Нередко заболевание приводило к мучительной смерти пациента, а эпидемии эрготизма происходили многократно. Самая ранняя, как предполагается, была зафиксирована в IX веке н. э., хотя доподлинно известно, что симбиоз спорыньи и злаковых сложился задолго до этого, как и практика поедания зерна человеком. Лишь с развитием науки и агротехники болезнь сошла на нет: последние крупные вспышки фиксировались в XIX веке.

Причем тут св. Антоний Великий, раннехристианский подвижник и пустынник, считающийся основателем отшельнического (в противовес общежительному) монашества и живший в III–IV вв. на территории современного Египта? Дело в том, что в Средние века помощью больным эрготизмом занимались монахи ордена св. Антония, или антониты; они же накапливали у себя непораженное спорыньёй зерно и раздавали его людям во время очередной вспышки заболевания. Орден же назвали именем св. Антония, так как его основатель, французский дворянин Гастон из Валуара, когда его сын заболел эрготизмом, горячо молился у мощей святого, и ребенок выздоровел. Дело было в 1095 году.

Эта миниатюра из французской рукописной книги XIV века изображает мученичество святых Вита, Модеста и Крескентии, убитых в начале IV века в Риме в ходе очередных гонений на христиан. Подробной информации о жизни и мученичестве св. Вита нет, однако считается, что он был мальчиком или юношей. В Средние века в честь св. Вита назвали заболевание

Другой пример заболевания, названного в честь святого, — пляска святого Вита, она же ревматическая хорея и хорея Сиденхема (Томас Сиденхем, или Сиденгам, первым научно описавший ее, жил в XVII веке и считается отцом английской медицины). Она выражается в неконтролируемых подергивании и судорогах сначала лица и конечностей, а затем и всего тела, расстройствах поведения, невозможности глотать и говорить и т. д., развивающихся на фоне распространения в организме стрептококковой инфекции.

Томас Сиденхем (1624-1689)

В IX веке в Европе возник культ св. Вита как покровителя больных эпилепсией и хореей. Чтобы призвать его на помощь, больные должны были отправиться в день его памяти (15 июня) к той или иной церкви и плясать там. Интересно, что, до того как Томас Сиденхем предложил в одном из своих трудов называть ревматическую хорею пляской св. Вита, это название носило совсем иное явление — танцевальная мания. В XIV–XVII вв. в Европе нередко случалось так, что люди — сначала несколько человек, а затем десятки, сотни и даже тысячи, — начинали беспорядочно танцевать, пока не упадут от усталости или не получат травмы; танцы сопровождались беспамятством, бредом, галлюцинациями.

В время страсбургской танцевальной чумы 1518 года порядка 400 человек плясали на протяжении нескольких дней, многие из них умерли от инфарктов, инсультов и физического истощений. В чем была причина этого массового психоза, точно неизвестно. Одни исследователи винят отравление спорыньёй (да, опять, симптоматика похожа, но совпадает не полностью) и иными веществами, другие считают, что массовый пляс был реакцией людей на стрессы — чуму, наводнения и другие несчастья, причем эта реакция принимала формы психической эпидемии. Св. Вит (а по другой версии, св. Иоанн Креститель) считался покровителем таких плясунов. Альтернативная версия гласит, что либо один, либо другой святой насылали танцевальную манию в качестве проклятия.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится