Владимир Бонч-Бруевич: серый кардинал большевиков
98
просмотров
Серый кардинал и человек, непосредственно создававший механизм действия Советской власти и обеспечивающий его успешное функционирование в переломный период в 1917-1920 годах, Владимир Бонч-Бруевич – практически не известен современникам.

Однако без него не была создана партия большевиков, не случилась Великая Социалистическая революция, да и карьера Ленина как вождя, была бы куда менее успешна, успел приложить руку он и к победе большевиков в Гражданскую войну. Так почему же образованный и авторитетный лидер затерялся в исторических перипетиях и не занял в ней достойного места?

Именно он свергал памятники царям и ставил на их место революционные символы, решал, кому и на какую тему писать в советской литературе, уничтожал церкви и работал со священниками, именно ему принадлежит разработка системы научного атеизма. Обладатель известной фамилии, он с юности отличался свежим и прогрессивным взглядом и способностью к наукам и литературе, что, в конце концов, привело его к революционной деятельности.

Встреча с Лениным и перемены в жизни

Встреча с Лениным и перемены в жизни Встреча с Лениным окончательно убедила молодого революционера в верности своих убеждений.

Бонч-Бруевича называют профессиональным революционером и это неспроста. Родился он в 1873 году в Москве. События, происходившие в стране, его всегда волновали и он не оставался в стороне. В революционную деятельность он включается, начиная с 80-х годов, является участником революции 1905-1907 годов. Нередко за свою революционную деятельность бывал наказан, так его исключали из института за организацию выступлений революционного характера, находился под надзором полиции и так окончил училище. Однако каких-то более серьезных наказаний ему удавалось избежать, нередко в этом помогала научная деятельность, интеллигентность и способность предугадывать на несколько шагов вперед.

Получив такое образование он возвращается в Москву и вступает в «Московский рабочий союз», чувствуя в себе литературный талант, он активно участвует в организации распространения нелегальной литературы и листовок, работает в издательстве. Поскольку в Москве вокруг него снова начинает сужаться круг, он мигрирует в Швейцарию, где занимается организацией поставки в Россию революционной литературы.

Ленин понимал необходимость создания революционной типографической продукции.

Еще до официального знакомства с Лениным он был активно вовлечен в революционную деятельность, но их знакомство стало знаменательным событием для истории всей страны. Ведь их революционный тандем был весьма продуктивным, а поддержка образованного и деятельного Бонч-Бруевича оказалась как нельзя кстати для Ленина. Встретились он в январе 1894 года, тогда Ленин дал совет Бонч-Бруевичу заниматься не только подпольной революционной деятельностью, но и легальной, объясняя это высокой эффективностью. Так можно будет прикрывать революционную продукцию, представая перед полицией добропорядочным гражданином. Ленин был уже опытен в таких вопросах и прекрасно знал, о чем говорил.

Бруевич прислушался к совету нового товарища и стал заниматься книжной редактурой. Это была серия книг для народа – широкое издательство для рабоче-крестьянского люда. Именно этим он занимался легально. Ночью же он печатал запрещенную литературу, которую успешно доставляли в организации и предприятия разных городов России.

Тогда же Ленин попросил товарища создать множительную мастерскую, для того чтобы увеличить количество листовок и запрещенной литературы, для более широкого охвата. Эта затея тоже удалась. Множительные аппараты того времени – мимеографы имели множество недостатков, хотя и позволяли делать копии рисунков или рукописей с помощью трафарета и краски. Напечатать листовки быстро и много все еще было невозможно. Нужна была настоящая типография, для того чтобы удовлетворить растущие потребности революционных деятелей.

Примерно так работал копировальный аппарат того времени.

Ленин поставил этот вопрос перед своим товарищем и снова нашел отклик, подпольная типография, несмотря на все препоны и сложности была создана и успешно работала во благо социалистической революции, регулярно и исправно поставляя печатную продукцию. Позже эту подпольную типографию перевозят в Петербург, но скрыть ее от посторонних глаз не получается, она будет обнародована и разрушена. Бонч-Бруевич снова уезжает в Швейцарию и залегает на дно. Впрочем, это было лишь началом издательской карьеры Бруевича, впереди у него были куда более великие задачи.

В Цюрихе же он имеет возможность получить отличное образование на факультете естественных наук, параллельно он писал статьи для зарубежных изданий и для российской «Искры» и продолжал руководить пересылкой запрещенной литературы в Россию. В тот момент он занимался изучением сектантства и религиозных течений в России, эту информацию революционеры планировали использовать в своих целях, привлекая представителей подобных течений на свою сторону. Этим вопросом также заведовал Бонч-Бруевич.

Во время очередного визита Ленина, для того чтобы провести переговоры с Плехановым об издании периодики, была организована встреча и с Бонч-Бруевичем. Они определили приоритетные направления «Искры» и «Зари», Ленин также настоял на том, чтобы Бруевич стал ведущим журналистом «Искры». К тому же, газета, после того как была запрещена на территории Германии (по требованию русского правительства), редакция была перевезена в Женеву, тогда Бруевич стал основным сотрудником и главным пером социалистической революции. Он стал известен под псевдонимом Северянин. Особенно хлесткие статьи и громкие лозунги отлично удавались публицисту, который использовал свой литературный дар для революционных целей.

Раскол партии и дальнейшая революционная деятельность

Раскол партии и дальнейшая революционная деятельность Второй съезд партии и раскол РСДРП.

Во время второго съезда РСДРП, когда произошел раскол на большевиков и меньшевиков, Бонч-Бруевич примкнул к большевикам и снова показал себя надежным товарищем Ленина, на которого можно положиться. Теперь в Женеве он полностью заведовал издательством, кроме того он же занимался изготовлением поддельных документов для революционеров, включая новые паспорта. Теперь вся революционная литература, которая везлась в страну, была организована, написана, распечатана и отправлена руками этого человека.

Фактически, он был идейным руководителем всего того, что происходит в стране. Сегодня его бы назвали пресс-секретарем и пиар-менеджером, но Бонч-Бруевич на самом деле знал свою работу. Он был не просто талантливым автором с нужной идеологической составляющей, но еще и весьма плодовитым журналистом и публицистом. Он писал на протяжении всей жизни и оставил огромное количество ценных материалов.

Рупор того времени.

Накануне первой русской революции издатель приезжает в Россию. Имея возможность работать относительно спокойно, он приезжает в Петербург и начинает работать в газете большевиков «Новая жизнь». Параллельно с этим он готовит вооруженную забастовку. Вся подпольная деятельность журналиста обеспечивала ему огромный опыт конспираторской работы, он знал методы работы полиции и как от них укрыться. Благодаря своим специфическим навыкам он сумел организовать склады с оружием и боеприпасами, распределил их между революционерами.

Кроме того, большевик ведет подготовку к третьему съезду РСДРП и ездит по городам, ежедневно формируя из них отчеты Владимиру Ильичу. Позже он снова уезжает в Женеву по вызову Ленина для организации еще одной типографии. Которая получает название «Демос». К этому времени он уже являлся одним из лидеров партии.

Один из лидеров февральской революции

Один из лидеров февральской революции Бонч-Бруевич за работой.

Подпольная работа продолжалась вплоть до февральской революции, которая стала для Бонч-Бруевича переломной для его революционной карьеры. К этому моменту он был одним из немногих лидеров партии, которые были на свободе, неудивительно, что именно ему пришлось участвовать во многих ключевых событиях и быть их организатором. Тогда он показывает себя человеком преданным делу партии, после того как удается занять типографию одной из газет, он выпускает листовку, которая становится легендарной. В ней он обращается ко всем гражданам России и объясняет позицию большевиков.

Его революционная карьера взлетела вверх, он стал членом Исполнительного комитета Совета рабочих, печатает статьи одну за другой и все они расходятся по рукам как горячие пирожки. Его статья «Чего они хотят» была полна критики тех сторонников временного правительства, которые высказывались против возвращенцев с миграции, в том числе и Ленина. Активно выпускается газета «Известия», но этого большевикам мало, к тому же, Бонч-Бруевич снимается с поста главного редактора издания.

Основная часть большевистской литературы проходила через Бонч-Бруевича.

Тогда Ленин предлагает захватывать работающие типографии вместе с революционерами и выпускать большевистскую литературу таким вот варварским образом. Учитывая такие обстоятельства, нельзя не восхититься литературным даром Бруевича, который мог писать пламенные тексты практически на коленках, а для их публикации захватывать типографии. Кроме этого он умудрялся регулярно выступать с докладами на собраниях, съездах и вел активную революционную пропаганду среди молодежи и солдат.

В этот же период он выпускает книгу Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» - еще одно орудие для достижения цели - свержения временного правительства и прихода к власти большевиков.

Октябрьская революция

Октябрьская революция Ближайшие соратники в политике и в жизни.

В первый же день октябрьской революции Бонч-Бруевич приходит в здание «Известий» и устанавливает там собственную власть. Он не допускает публикаций Временного правительства и штаба. Зато публикует собственные призывы. Остается только посочувствовать читателям того периода, которых забрасывали лозунгами и призывами, причем противоположной направленности, но со страниц одного и того же издания, в зависимости от того, кто стоит во главе издательского дела.

В этот период Ленин жил у Бонч-Бруевича и именно в этот период у него родилась мысль о создании нового органа и назначении на должность Бонч-Бруевича. Речь идет о Совете народных комиссаров. В ответ Бруевич настаивает на том, что Ленину необходима личная охрана. Сначала назначаются дежурные у дверей Владимира Ильича, которые не пускают к нему всех без разбора, а затем и вовсе появляется особый список из тех, кто «приближен к телу» вождя. В последующем была создана собственная система безопасности, в создании которой тоже участвовал верный соратник вождя.

Авторской плодовитости Бонч-Бруевича можно только позавидовать.

Но это было далеко не единственным вопросом, который взял на себя Бруевич. На нем были вопросы связи, он обеспечил телефонную линию, несколько аппаратов на его столе, до этого у него были сигналы на столе, которые оповещали о необходимости пройти в телефонную комнату. Бруевич вместе с супругой занимались и медицинскими вопросами, касательно здоровья Ленина.

Именно Бруевичу принадлежит идея национализирования банков, он лично руководил этим процессом в Петрограде и в Москве. После этого большевики получили в распоряжение достаточные денежные средства и смогли более эффективно решать некоторые вопросы.

Научная деятельность и причины окончания карьеры

Научная деятельность и причины окончания карьеры Духоборы в Канаде, которых изучал Бонч-Бруевич.

Мало кому удается столь успешно вести как научную карьеру, так и политическую, к тому в период перемен, с учетом постоянно меняющейся действительности. Но Бонч-Бруевичу это удавалось, он достиг успехов не только в революционной деятельности, но и как публицист, этнограф и писатель. Однако в какой-то степени, именно его научная деятельность разрушила его безупречную политическую карьеру.

Серия для детей «Мои первые книжки» выпускалась Бонч-Бруевичем для того чтобы дети с младых ногтей знали кто таков дедушка Ленин и за что его полагается любить и уважать. Рассказы «Наш Ильич», «Ленин и дети» именно из этой серии.

Однако его как этнографа привлекали религиозные течения России и именно этой теме он посвятил много времени и сил. Для дореволюционной России секты были одной из форм демократического движения, некой протестной формой крестьянства против имеющихся устоев и догм. Бруевич даже ездил Канаду вместе с сектантами, которые уезжали из России. Он сумел стать одним из основоположников этого направления и был явным авторитетом в данном вопросе. Эти его знания большевики использовали для собственной выгоды, пытаясь привлечь сектантов на свою сторону и зачастую это удавалось.

Бонч-Бруевич о Ленине детям.

Ленин активно интересовался этой тематикой, всегда читал рукописи, которые собирал Бруевич и находил их весьма философскими и глубокими, полагая, что именно в них кроется народная философия. Столь узкая специализация большевика как ученого нередко выручала его при угрозе арестов, товарищи всегда находили способ выгородить его, выставляя ученым не от мира сего, а пропаганду выдавая за сектантство. Считалось, что автор научных работ, да еще и на такую тему просто не может быть революционером.

Как бы то ни было, но именно Бруевич стал основоположником религиозно-общественных догм, появившихся в новой России, именно он объяснил появление сект как общественно-политические чаяния народа.

Казалось бы, научный деятель всегда нашел бы себе занятие, даже после того как ушел с политической арены, после того как не стало его ближайшего друга и соратника – Ленина. На самом деле он полностью отдался научной работе, писал книги об истории революционного движения в России, благо знал эту тематику изнутри, также развивал тему про секты в России, о религии, атеизме, этнографии и литературе. Однако полностью отойти от общественной деятельности он не мог, после того как он оставляет должность директора совхоза, создает литературный музей – первый такого рода в Москве. Работает его директором. Позже появляется музей религии и атеизма, который он также возглавляет.

Писал он до самой старости.

Он умер в 1982 году, оставив после себя огромное литературное наследие. Помимо научных работ на тему сект, революционных брошюр и книг он успел записать огромное количество воспоминаний о революционных событиях, участником которых ему довелось быть. Для исторической достоверности эти записи играют огромную роль. Первые годы Советской власти, трудности, с которыми пришлось столкнуться большевикам – все это имеет огромную ценность для истории революции, к тому же учитывая тот факт, что автор строк был не банальным участником событий, а едва ли не главным идеологом.

Образованный интеллектуал, оставивший огромное наследие, интеллигентный, а потому не известный широкому кругу потомков – именно такие люди стояли у истоков социалистической революции. Придя к ней исходя из собственных глубоких убеждений, построенных на осмысленном взгляде на мир, историю своей страны и чаяниях на будущее.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится