Вскормленные волчицей: истории самых известных детей-маугли
56
просмотров
Человеческие детёныши, выросшие среди зверей, чаще встречаются в сказках, чем в истории. Большинство реальных Маугли так и не смогли стать нормальными людьми.

Рассказы о детях, выращенных и воспитанных дикими зверями, известны со времен античности. По легенде волчица спасла и выкормила будущих основателей Рима Ромула и Рема. В фольклоре разных народов и авторских литературных произведениях неоднократно встречаются истории о том, как дети растут среди животных. Достаточно вспомнить русскую народную сказку «Маша и медведь», истории о Маугли, вошедшие в «Книгу джунглей» английского писателя Редьярда Киплинга или романы о Тарзане американца Эдгара Берроуза. Благодаря этому многие считают, что немало подобных примеров было в реальности. На самом деле это далеко не так. Чаще всего за звериных воспитанников принимали умственно отсталых детей, заблудившихся в лесу или брошенных там родителями. Когда таких несчастных, нечленораздельно мычащих, находили крестьяне, то объявлялось, что их вырастили волки или медведи.

Самым ранним задокументированным подобным случаем стала история Питера, десятилетнего мальчика, обнаруженного в 1725 году в лесу недалеко от Ганновера. Ребенок был дик, питался кореньями, не умел говорить и пугался людей. Его судьба сложилась на удивление счастливо. В момент его находки неподалеку гостил английский король Георг I. Он заинтересовался найденышем и забрал его с собой в Лондон. Маленький дикарь получил королевскую пенсию, жилье и воспитателей. Он прожил в Англии 60 лет. С ним обходились ласково и пытались его «одомашнить», но Питер научился выполнять лишь простую работу, требовавшую физической силы и неразборчиво произносить всего два слова. Он оставался любимцем короля, и даже присутствовал на церемониях в Кенсингтонском дворце, являясь для гостей экзотичной диковинкой.

Питер. Фрагмент картины Уильяма Кента

В конце лета 1751 года Питер внезапно исчез с фермы, где жил. Все поиски оказались безуспешными. Пошли слухи, что королевский дикарь откликнулся на зов природы и сбежал в лес. Нашли пропажу только 22 октября. В тюрьме соседнего городка случился пожар, и по этому случаю всех заключенных вывели на площадь. Один из узников отличался от остальных повышенной волосатостью, бросавшейся в глаза физической силой и тем, что не говорил, а мычал.

Кто-то из зевак, читавший объявление в газетах, опознал в нём Питера. Как он угодил в тюрьму — так и осталось неизвестным. Беглеца вернули на ферму и во избежание повторения таких случаев надели на него кожаный ошейник с вытесненными именем и адресом. Этот «документ» Питер проносил до конца жизни. Умер он в 1785 году в возрасте примерно 70 лет. Его могила до сих пор является достопримечательностью города Норткрача.

Маленький дикарь, опровергший Руссо

Через несколько лет после смерти Питера, крестьяне французской провинции Тарн заметили в лесу мальчика 9−10 лет. В 1795 году его поймали, но спустя несколько дней он сбежал. Через четыре года он сам вышел на окраину деревни в соседней провинции Аверон. Местные охотники устроили облаву, от которой дикарь спрятался в доме красильщика. Там его и поймали. Мальчик отказывался от горячей пищи, ел только сырые овощи и с удовольствием голышом купался в снегу. При этом он был сгорблен и чрезвычайно грязен.

Крестьяне решили, что он глухой и немой, так как ребенок лишь мычал и жестикулировал. О пленнике узнали в Париже, и министр Люсьен Бонапарт приказал привезти мальчика в столицу. Здесь ребенком, получившим имя Виктор, всерьез занялись ученые. Они были весьма недовольны: найденыш опровергал распространенные тогда идеи просвещения о естественном человеке. Согласно трудам Жан-Жака Руссо цивилизация только портит человеческое естество. А дикарь, выросший в полном единении с природой вдали от других людей, должен быть полностью гармоничным, добрым, умным человеком, образцом для подражания. Виктор этот идеал нисколько не напоминал. Он был неопрятен, ходил под себя, готов был есть любые отбросы и на речи о гуманизме реагировал приблизительно никак.

Виктор из Аверона, гравюра XIX века.

За изучение Виктора взялся студент-медик Жан Итар. Он поселил дикаря в своем загородном доме и принялся его воспитывать. Выяснилось, что подросток хорошо слышит, но не может повторить человеческую речь. Судя по наблюдениям, Виктор вряд ли жил в лесу с совсем юного возраста: он не боялся огня и с удовольствием грелся у камина. Ел сырые овощи, но не умел отличать съедобные коренья. Хотя мальчик сильно горбился, он явно никогда не ходил, опираясь на руки — его ладони не были мозолистыми. Внимательно осмотрев своего воспитанника, Итар обнаружил на его шее следы от заживших глубоких порезов. Он предположил, что кто-то пытался убить ребенка и нанес ему несколько ран, повредивших гортань. Именно из-за этого Виктор не мог овладеть человеческой речью. Кроме того, он явно был слабоумным. Возможно, его родители, обнищавшие во время революции, выгнали шестилетнего сына, ставшего обузой, в лес, где он жил, совершая набеги на огороды.

За пять лет занятий Итару так и не удалось почти ничему научить Виктора. Дикарь не понимал человеческой речи и даже не распознавал интонаций. Попытка обучения его языку жестов тоже провалилась. В 1811 году бестолкового воспитанника отняли у Итара и отдали некой вдове, которая за 500 франков в год заботилась о нём. Виктор дожил примерно до сорока лет и умер в 1828 году.

Случай Виктора часто сравнивали с историей Мари-Анжелики ле Блан, девушки, якобы найденной в 1731 году в Шампани. Однако, если биография Виктора четко задокументирована, то жизнь ле Блан больше напоминает легенду. Рассказывали, что она была индианкой, в детстве увезенной из Канады во Францию, что она сама сбежала в лес, что десять лет прожила в чаще, отбиваясь от диких зверей. Источники сильно расходятся в её возрасте, утверждая, что на момент поимки ей было или 10, или 19 лет. Кроме того, ле Блан подозрительно быстро вернула себе человеческий облик, научилась говорить, читать и писать. Никто из серьезных современных ученых не сомневается, что история Мари-Анжелики по большей части выдумана.

Человек-волк, проданный в рабство

XIX век как-то беден на истории о детях, воспитанных животными, зато в начале XX века сообщения о маленьких человеческих зверенышах посыпались одно за другим. В середине 1930-х годов Джозеф Сингх рассказал о двух сестрах, найденных в джунглях в 1921 году. Старшую, которой было на вид лет девять, он назвал Камалой, а младшую, полуторагодовалую — Амалой. Младенец умер почти сразу после находки, а Камала прожила еще восемь лет. По словам Сингха, она научилась ходить прямо, и под его мудрым руководством овладела несколькими человеческими словами. В 1929 году Камала умерла от болезни почек. В качестве доказательства существования сестёр Сингх показывал свой дневник и несколько мутных фотографий. Экспертиза, правда, установила, что снимки сделаны в начале 1930-х, поэтому история Амалы и Камалы считается фейком.

Маркос Родригез Пантоха родился в 1946 году в Испании. Мать умерла, мачеха била мальчика. Когда опостылевшему ребенку исполнилось семь лет, его продали какому-то богачу. Тот определил мальчика в помощники старику, пасшему большое стадо коз в горах. Несколько месяцев продолжалась скотоводческая идиллия, но затем старик исчез. Маркос остался один и подался в лес. Как рассказывал он сам много позже, он нашел волчью нору и уснул между волчатами. Явившаяся волчица не тронула новенького. Мальчик научился рычать и выть, и утверждал, что издаваемые им звуки понимали животные. Сначала он питался тем, что ему оставляли четвероногие соплеменники, а затем сам научился охотиться на оленей и теперь отдавал часть добычи своей стае. В лесу он боялся только кабанов, с которыми ему договориться никак не удавалось. Так продолжалось двенадцать лет.

Маркос Родригез Пантоха с волками.

В 1965 году в горах Сьерра-Морена нашли юношу, жившего в стае волков. Его привезли в город, полиция занялась выяснением личности здоровенного найденыша. Удалось найти его родственников, и папаша, 12 лет назад продавший мальчика в рабство, подтвердил его личность. Никакого интереса к сыну он не выказал. Обвинения в работорговле отцу не предъявили: подобные нелицеприятные факты во франкистской Испании тщательно умалчивались.

После долгих злоключений Маркос оказался в одном из мадридских монастырей. Благодаря тому, что в лес Пантоха попал не младенцем, связно объясняться он научился довольно быстро. Он начал подрабатывать на стройке. Ему удалось скопить немного денег, но какой-то жулик сманил легковерного дикаря на Майорку, и там ограбил его. На курортном острове Пантоха провел лет десять, работая каменщиком, помощником повара, барменом. Случайно он познакомился с ученым-антропологом, который занялся изучением истории испанского Маугли, и написал книгу. Маркос стал знаменитым. Про его историю сняли фильмы, в одном из которых Пантоха появился сам в маленькой роли. Он жив до сих пор, но в последние годы в интервью всё чаще говорит, что разочаровался в человеческом обществе, и хочет вернуться назад к волкам.

Во второй половине XX века истории о детях, воспитанных зверями, всё чаще приходили из отдалённых районов Индии, юго-восточной Азии и Африки. Чаще всего крестьяне рассказывали забредшим в глухую деревню европейцам, что их сосед много лет назад потерялся в лесу, долго воспитывался обезьянами или дикими козами, а потом вернулся в деревню. В качестве доказательства показывали самого «Маугли», который гордыми кивками подтверждал эту сказку. Верхом оригинальности являлась история о мальчике Хадаре, который в двухлетнем возрасте заблудился в песках западной Сахары, и был усыновлен стаей страусов. Среди голенастых птиц Хадара прожил десять лет, а затем прибежал в родную деревню, где рассказывал массу интересного из жизни страусов. Эти байки в 2000 году его сын Ахмед пересказал шведской исследовательнице Монике Зак, которая написала об этом книгу.

Жизнь собачья, или Маугли в Подмосковье

В 1996 году четырехлетний Ваня Мишуков с мамой перебрались в подмосковный Реутов. Мать быстро исчезла из поля зрения сына, укатив с очередным ухажером, и оставила ребёнка на попечение своих сестры и отца. Дедушка много пил, а у тётки была собственная жизнь, в которой мальчику не нашлось места. Её муж часто бил Ваню. Гораздо уютнее, чем в квартире родни, мальчик чувствовал себя в построенном им на пустыре шалаше, вокруг которого собирались бездомные собаки. Они приняли Ваню в стаю, грели его своими телами холодными ночами и не подпускали к нему подозрительных взрослых. В благодарность мальчик дал четвероногим друзьям имена, построил для них домики из фанеры и жести, а когда побирался по окрестным магазинам, всегда делился съестным с собаками. Так продолжалось два года. В 1998-м милиционеры сладостями заманили Ваню в магазин и вынесли через черный ход, где уже ждала машина. Мальчик начал кричать, и стая собак погналась за «воронком», который долго разъезжал по городу, путая следы. В конце концов, Ваня оказался в опеке, а затем и в приёмной семье. Он быстро социализировался, окончил кадетское училище, отслужил в армии. Сейчас Иван Мишуков работает оператором на кабельном заводе.

История Вити Козловцева из Подольска ещё ужаснее потому, что на воспитание собаки его отдала родная мать. Мальчик мешал маме и бабушке смотреть телевизор, поэтому они его заперли в соседней комнате наедине с ротвейлером. Собака взяла двухлетнего ребенка под свою опеку. Они спали вместе на подстилке, еду им кидали в одну миску на полу. Так продолжалось больше четырех лет.

Витю хватились в районной детской поликлинике. Медсестра смогла попасть в квартиру зимой 2006 года только в сопровождении милиции. Собака бросилась защищать шестилетнего мальчика, как своего щенка, а мать и бабушка не проявили к судьбе ребёнка никакого интереса. Голого мальчика завернули в одеяло и отвезли в больницу, где выяснилось, что он не может ходить прямо, до крика боится воды, не знаком с правилами элементарной гигиены, зато легко сворачивается клубком. Произнести шестилетний Витя мог только слово «Бондюэль», которое, возможно, слышал сквозь стену в телерекламе. Конечно, мать лишили родительских прав, что её не очень огорчило. Витю отдали под опеку в семью Гореловых, в которой уже выросли больше двадцати приемных детей. С большим трудом мальчика удалось приучить к человеческой ласке, но когда его привели в воскресную школу, он тут же, рыча, забился под стул.

Витя Козловцев в 2008 году.

Сегодня двадцатилетний Виктор Козловцев всё ещё живет в приемной семье. Существовать отдельно он не способен. Юноша учится в колледже на портного, но до сих пор плохо говорит, и при общении больше напоминает восьмилетнего ребёнка. Когда Виктора спрашивают о его раннем детстве, он отказывается отвечать и закрывает голову руками. Вспоминать «родной» дом ему явно страшно.

В XXI веке истории о детях, выращенных животными, чаще приходили не из африканских джунглей или сибирской Тайги, а из больших городов. Современные Маугли становятся жертвами социальных болезней и безразличия к ним родителей и ближайших родственников. Человеческая природа меняется крайне медленно, а значит и в будущем появление одичавших детей неизбежно.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится