За кадром «Нулевого пациента»: почему режиссеры отказались снимать Элисту в сериале о первой в СССР вспышке ВИЧ
84
просмотров
На экраны вышел основанный на реальных событиях сериал «Нулевой пациент», создатели которого рассказывают историю одной трагедии и привлекают внимание к теме профилактики ВИЧ

Сериал «Нулевой пациент» рассказывает о вспышке ВИЧ в детской больнице в Калмыкии, случившейся в 1980-х годах. Премьера сериала состоялась 19 мая на «Кинопоиске» — одной из лидирующих в России стриминговых платформ. Рассказываем о сюжете сериала и основных местах его съемки.

Режиссерское кресло проекта разделили Сергей Трофимов (трилогия «Бендер», сериал «Вертинский») и Евгений Стычкин («Контакт»). Последний также пополнил актерский состав: герой Евгения — журналист и фотограф, известный своими репортажами на остросоциальные темы. Написание сценария доверили Олегу Маловичко, прежде работавшему над фильмами «Вторжение», «Лед», сериалами «Хрустальный», «Метод» и другими проектами.

Что произошло в Элисте

Трагедия, в результате которой четыре женщины и семьдесят пять детей оказались ВИЧ-инфицированы, произошла в 1988 году в детской больнице Элисты — столицы Калмыкии.

За год до этого молодой столичный врач-инфекционист Вадим Покровский впервые принял у себя советского ВИЧ-инфицированного пациента. Мужчина заразился в Африке, откуда в те времена вирус распространялся по всему миру. Тогда Покровский развернул операцию и нашел всех, кто служил с заболевшим. Из двадцати пяти инфицированы оказались пятеро, один из них являлся донором крови. Он оказался жителем Элисты и был отцом двух детей. Первый ребенок родился здоровым, а второй — нет. Малыш умер в элистинской больнице еще до постановки диагноза.

Первыми элистинскими пациентами Покровского стали два человека. У женщины выявили ВИЧ, когда она пришла сдать кровь в больницу Элисты: ее новорожденный ребенок недавно умер, и она хотела помочь другим детям, став донором. Вторым был младенец, который лежал с ней в одной палате. Это обстоятельство навело Покровского на мысль о внутрибольничном заражении.

После проверки детей и больницы, были выявлены и новые заражения, и их очаги. Оказалось, что причиной вспышки стали шприцы, которые не подвергались необходимой дезинфекции — всех малышей раз за разом прививали препаратом из одного шприца.

Власти отрицали наличие болезни на территории СССР: по стране распространялись мифы о заражении элистинских детей от овец или иммуноглобулина. В обществе инфицированные тоже не получили поддержки — к ним относились как к носителям страшной болезни, а не как к жертвам врачебной ошибки.

При подготовке картины часть съемочной группы приезжала в Элисту. Целью поездки было общение с людьми, связанными с той трагедией. Встреча с родителями, потерявшими детей, прошла болезненно, поэтому режиссеры решили не снимать сериал в Элисте, чтобы лишний раз не погружать местных жителей в печальные воспоминания.

Волгоград

Натурные съемки провели в Волгограде. «Город уникальный! Хочешь лес — вот он, хочешь поле — вот оно, хочешь — есть меловые горы. Здесь даже море есть», — прокомментировал этот выбор куратор подбора актеров массовых сцен Михаил Кощин.

В кадр попали многие достопримечательности города: Центральная набережная, улица Дзержинского и Советская улица. Одна из самых масштабных сцен снималась у Волгоградского областного суда — по мнению авторов, здание лучше всего подошло на роль республиканского комитета КПСС. Съемочная группа также посетила и областной город Ленинск. Съемки в степи оказались самыми сложными, так как команду застала непогода: заморозки и сильный песчаный ветер.

Многие волгоградцы смогли соприкоснуться с магией большого кино, став актерами массовых сцен.

Москва и Подмосковье

Конечной точкой съемочного процесса стала Московская область, где прошла основная часть съемок. Так, больничные сцены снимали в Балашихе — в здании бывшего НИИ. Советскую гостиницу с каноничным хрусталем и ламповым теплым светом возводили в заброшенном корпусе ЗИЛа. Заводские сцены снимали на действующем заводе в Домодедово, а роль столовой заводчан «сыграло» помещение типографии в Люберцах.

Экстерьер дома столичного эпидемиолога Дмитрия Гончарова принадлежит сталинской высотке на Котельнической набережной. Правда, интерьерные съемки проходили в знаменитом Доме на набережной на улице Серафимовича.

Художник-постановщик Александр Арефьев рассказал о трудностях воссоздания советской атмосферы: «Кажется, что 1980-е были не так уж давно, многое должно было сохраниться в том же виде. Но в реальности таких же интерьеров, таких же улиц уже нет — везде присутствуют отчетливо современные детали, поэтому над многими локациями пришлось изрядно потрудиться».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится