Збручский идол, берестяные грамоты Новгорода и другие недавние находки археологов, которые изменили представление об истории древних славян
61
просмотров
Есть немало способов узнать что-то о прошлом народов. Провести лингвистический анализ, изучить собственные летописи и упоминания в чужих летописях, поискать генетические связи с другими народами - но одним из самых волнующих способов расследования прошлого до сих пор остаётся археология. Вот несколько археологических находок, которые оказались очень важны для изучения истории славян.

Полесье - место этногенеза славян?

Давно уже удалось вычислить примерное время, с которого история славян начинается отдельно от народов, имеющих изначально то же самое происхождение. Но какое место можно считать очагом зарождения именно славянских культур? Карты раскопки таких предположительно раннеславянских и протославянских культур, как пшеворская, зарубинецкая и чернолесская, при наложении друг на друга дают некоторую точку вероятного пересечения в прошлом, и это пересечение примерно приходится на Волынскую область Украины, часть большого региона Восточной Европы, известного как Полесье.

Одна из свежих находок в Полесье.

В 2018 году белорусские археологи, изучая одно из поселений в Полесье, существовавшие как раз в эпоху вычисленного этногенеза славян, нашли множество предметов, которые говорят о том, что в поселении жили явные представители пражской культуры её раннего этапа развития - или кто-то, кто делал точно такую же глиняную утварь. Другие предметы перекликаются с уже известными памятниками киевской культурно-исторической общности.

Вряд ли славянские народы и культуры сформировались в одном-единственном поселении Полесья, но то, что поселение и предметы в нём находятся именно в той волшебной рассчитанной географической и временной точке, “откуда пошли славяне”, очень волнует.

Раскопано только три процента поселения, но находок уже множество.

Берестяные грамоты Новгорода

Из письменных источников было известно, что в древнерусских княжествах - в некоторых из них - активно использовали бересту для записей. Но первое обнаружение записи на бересте относится к концу девятнадцатого века, в Новгороде. Надо сказать, писали на бересте не только там, но почва под Новгородом такова, что только там они как следует и сохранились (и в потрясающих воображение количествах!)

Анализ грамот не только дал узнать многое о повседневной жизни жителей Новгорода, но и развеял миф о том, что церковнославянский язык или некий язык в его основе был некогда общим для всех древнерусских княжеств. Сейчас уже мало кто вспоминает эту теорию, но в неё верили довольно долго. Так вот, выяснилось, что новгородцы говорили на некоем древнерусском наречии, которое отличается и от языка киевских записей, и от церковнославянского, зато по многим параметрам похоже на “московский русский”, тот, от которого произошёл современный русский язык.

Берестяная грамота из Новгорода.

Утверждение летописца Нестора о том, что из Новгорода варяги серьёзно вытеснили “словен”, вкупе с языковыми связями, легло в основу гипотезы, что, хотя князья в Московии были из Киева, основная часть населения пришла со стороны Новгорода. Хотя, вероятно, княжеские дружины пришли вместе с князьями. При этом пришельцы, естественно, потеснили коренное местное население - угро-финскую народность мерян, которые в силу способа хозяйствования жили неплотно и, вероятно, даже не могли хоть сколько-то сопротивляться постепенному переходу земель к новым хозяевам с их густо населёнными (по меркам того времени) городами. Очевидно, меряне в конце концов были просто ассимилированы.

Кстати, по самым актуальным гипотезам, в новгородской земле словене тоже были чужаками и тоже пришли туда на финно-угорские земли с запада, вдоль берега Балтийского моря.

Одна из знаменитых записок мальчика Онфима.

Збручский идол

В середине девятнадцатого века в реке Збруч (сейчас она протекает по украинской Тернопольской области) нашли каменного идола - нечто вроде столба, на котором вырезаны антропоморфные фигуры и разного рода знаки. В восьмидесятых годах двадцатого века примерно в том же районе археологи обнаружили несколько языческих святилищ. Вероятно, оттуда в реку и был скинут идол (скорее всего, и не один, но деревянные его товарищи могли не сохраниться).

По одной из гипотез, Збручский комплекс святилищ мог быть основан по указу Владимира Святого в те времена, когда он ещё находился в религиозных исканиях, то есть попросту был язычником и искал, каких богов привлечь на свою сторону, чтобы сакрализовать свою власть. Однако эта гипотеза очень мало популярна, хотя и привлекательна.

Збручский идол.

Интересно, что по современным меркам идол очень “политкорректен”, по крайней мере, в отношении представленности как мужчин, так и женщин. В верхнем ярусе столба, где изображены четыре крупные человеческие фигуры, две из них - женские (одна, вероятно, Макошь, другую иногда считают Ладой). Женщины изображены одна с кольцом, другая с рогом. Мужчины - один с конём и мечом, другой - со знаком солнца.

На среднем ярусе расположены четыре фигурки поменьше, и это снова две женщины и два мужчины. Они изображены составляющими хоровод - расставили руки так, словно держатся. В нижнем ярусе изображены три стоящие на коленях фигуры, которые держат землю, и с одной стороны столб на нижнем ярусе пуст. Две из фигур внизу - определённо мужчины.

Збручский столб и его точное значение в культе славян украинского региона не даёт покоя исследователям до сих пор. Есть, например, версия, что на столбе в иллюстративной форме изложен большой миф о том, как устроена вся вселенная: мир богов, мир людей и подземный мир.

Одна из фигур в нижней части идола.

Могильные курганы Гнёздова

Могильные курганы встречаются повсеместно в землях восточных славян. В них можно найти не только человеческие останки для изучения с анатомической и генетической точки зрения, но и предметы быта, оружие - просто счастье для археолога. Некоторые из могил обращают на себя внимание тем, что содержат вперемешку как предметы славянской культуры, так и скандинавской.

Например, в могильных курганах Гнёздова под Смоленском, которые начали потихоньку раскапывать уже во второй половине девятнадцатого века, нашли молоточки Тора и другие чисто скандинавские обереги. В то время, как в начале девятнадцатого века было принято оспаривать теорию активного присутствия скандинавов в древнерусских княжествах, после подобных находок его пришлось признать.

Гнёздовские курганы, которых очень много, настоящее счастье археолога.

Возможно, кстати, что могилы с варяжскими оберегами принадлежат в большинстве своём славянам, которые просто активно заимствовали у знакомых элементы их культуры. Кстати, только во времена вероятного активного присутствия варягов среди славян в древнерусских захоронениях стали класть мечи.

В плане материальной культуры существовало и обратное влияние славян на скандинавов. Правда, оно связано не с древнерусскими княжествами, а с племенем ободритов (бодричей), откуда привёз двух жён один из шведских королей, тесть Ярослава Мудрого. Одна из этих жён стала законной королевой и задавала тон в бытовых привычках и этикете. А вот языковых заимствований при этом между скандинавами и славянами практически не происходило, если не считать имён собственных.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится