300 спартанцев!
4,540
просмотров
Победа греков при Марафоне в 490 г. до н. э., была для персов не военным разгромом, а всего лишь неудачной попыткой. Было ясно, что персы не успокоятся и новая война неизбежна. Но внезапно, греки получили десятилетнюю передышку( в Персии начался кризис).

В подвластном Египте вспыхнуло восстание, в разгар которого царь Дарий умирает, а на престол восходит его сын Ксеркс. Первым делом Ксерокс подавляет мятежи в Египте и в Вавилоне, а затем начинает серьезно готовиться к новому походу против греков.

фото: Жак Луи Давид. «Леонид в Фермопилах». 1814 г.

Весной 480 года до нашей эры, персы переправляются через Геллеспонт(современные Дарданеллы) и высаживаются на Севере Греции. Фессалия и Беотия поспешили покориться. Осенью передовые части армии во главе с самим Ксерксом, подошли к Фермопилам(средняя Греция). Свое название Фермопилы, в переводе теплые ворота, получили благодаря бьющим здесь горячим серным источникам.

Это узкое ущелье между горными отрогами и болотистым морским побережьем, было перегорожено стеной. Там греческая армия, под предводительством спартанского царя Леонида из рода Гераклидов, должна была остановить лавину персов, пока объединенный греческий флот, не отразит у мыса Артемисия на острове Эвбея врагов.

Четыре дня ждал Ксеркс, что бы греки поняв бессмысленность сопротивления ушли. Даже был заслан лазутчик, что бы узнать их намерения. В это время на карауле как раз были спартанцы. Возвратившись лазутчик доложил, что — одни из них занимаются физическими упражнениями, а другие расчесывают свои длинные волосы. Это удивило и рассмешило Ксеркса, однако грек Деморат бывший в персидском стане объяснил: царь эти люди пришли сражаться и готовятся к битве, всякий раз когда они идут на смертный бой, они украшают себе головы... Ныне царь, ты идешь войной на самый прославленный царский род и на самых доблестных мужей Эллады, если ты одолеешь их и тех кто остался в Спарте, то никакой народ на свете не дерзнет поднять на тебя руку.

Ксеркс выслушал эти слава с недоверием и написал Леониду, что бы тот сдал оружие, на что Леонид ответил — прейди и возьми. Начался штурм, кто то из союзников крикнул — из-за вражеских стрел невидно солнца — отлично сказал Леонид, будем сражаться в тени. Несмотря не тяжелые потери, эллины стояли насмерть и персы отступили. И тогда Ксеркс понял, что людей у него много, а мужей среди них мало. Тут же в бой бичами погнали так называемых бессмертных, элиту персидской армии. Однако численный перевес им не помог, спартанцы применяли тактику ложного отступления, заманивая противника в глубь, затем разворачивались и поражали врагов. Ксеркс лично наблюдал за сражением, трижды он вскакивал с трона трепеща за свое войско. Он уже не знал, что делать и тогда появился местный житель Эфиальт, который предложил за деньги, показать дорогу которая идет в тыл к грекам(впоследствии Эфиальт бежал, за его голову назначили награду и в конце концов он был убит).

Когда Леонид узнал о предательстве, он отпустил союзников, что бы сохранить большую часть войска и дать время перегруппироваться, а сам с некоторыми добровольцами и отборным отрядом из трехсот спартанцев остался. Это были представители знатнейших родов, самые опытные бойцы и у которых были уже дети. На рассвете прорицатель Мегистий, рассмотрев внутренности жертвенных животных, предсказал эллинам гибель в Фермопилах. Леонид хотел его спасти, послав в Спарту под надуманным предлогом якобы с вестью, но тот отказался, сказав — я прислан сюда воином, а не вестником. Леонид понимал, что они обречены, силы не равны и Пифия в Дельфах предсказала: или Лакедемон будет разрушен варварами, или их царь погибнет. Поэтому он приказал своим войнам завтракать, ибо обедать они уже будут в «Аиде».

В этом бою Леонид пал, за его тело разгорелось жаркая рукопашная схватка, пока эллины не вырвали своего царя из рук врагов. Так же в этом бою погибло много знатных персов, включая двух братьев Ксеркса. К этому времени, обойдя гору подошли персы с предателем Эфиальтом. Эллины отступили в теснину, заняв позицию у входа, в ущелье. Там они стояли до последнего, пока варвары не обрушили на них стену и не засыпали градом стрел.

Ксеркс взбешенный отчаянным сопротивлением горстки воинов, разыскав на поле битвы тело царя Леонида, приказал отрубить ему голову и насадить накол. Такое надругательство над телом героя, было не в обычае персов, они уважали доблестных воинов, но никого из своих врагов Ксеркс ненавидел так яростно как возненавидел Леонида.

Героическая оборона Фермопил, была воспета многими греческими поэтами. Эллинов похоронили там где они пали, над братской могилой воздвигли плиту, на которой начертали стихи поэта Симонида, от спартанцев: «Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне, что их заветы блюдя , здесь мы костьми полегли» . На могильном памятнике был изображен лев, по гречески — Леонид сын льва. Среди многих эпитафий есть и такая: "Между животными я, а между людьми всех сильнее тот, кого я теперь лежа на камне храню. Если бы львом именуясь, он не был мне равен и духом, я над могилой его лап не простер бы своих".

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится