Два русских полка от Петра I герцогу Мекленбургскому в приданное
0
0
4,080
просмотров
История русских полков на службе у герцога Мекленбургского почти не известна в России. Примеры выдающейся храбрости и верности долгу пребывают в тени других событий Северной войны. Однако история военнослужащих, ставших своеобразным свадебным подарком Петра I племяннице Екатерине и её мужу герцогу Карлу-Леопольду, стоит того, чтобы о ней рассказать.

Балтийская экспансия Петра Великого

Всё началось с того, что Пётр I решил обзавестись союзником (в лице Мекленбурга) на побережье Балтики. Это угрожало Швеции, с которой в то время шла продолжительная и тяжёлая война, и открывало перед Россией блестящие возможности для контроля над морем. Однако шведы опередили русского царя, и в 1712 году в Мекленбурге (в настоящее время это регион на севере Германии) оказался шведский корпус фельдмаршала Стенбока.

Магнус Стенбок во главе войска

Тот начал военные действия против союзников России — датчан и саксонцев. Союзники действовали нерешительно: несмотря на уже случившееся поражение под Полтавой, шведский лев был всё ещё силен и агрессивен.

Из соседней Пруссии Стенбока предупредили: вступление в Мекленбург (который был частью Священной Римской империи) будет расценено как агрессия против императора и всей Германии. Однако фельдмаршал со свойственной ему солдатской прямотой заявил, что знать не знает ни императора, ни его империи.

И вообще будет делать в Германии всё что пожелает.

А несогласных он пригласил на поле боя — померяться силами.

Желающих не нашлось. К тому же незадолго до этих событий шведы наголову разгромили датчан и потому чувствовали себя на севере Германии весьма привольно.

Тогда Пётр I, в это время лечившийся минеральными водами от последствий бурных петербургских ассамблей, вынужденно покинул курорт и вернулся к войне и политике. Он приказал русскому корпусу Меншикова занять территорию Мекленбурга для защиты его суверенитета.

Конный портрет Александра Меншикова

Наши войска вошли на формально нейтральную землю герцогства и остановились там на зиму 1712–1713 годов.

Впрочем, Меншиков этим не ограничился. Он дал шведам бой при Швабштедте (в настоящее время коммуна в земле Шлезвиг-Гольштейн, Германия) и успешно разбил Стенбока.

Осенью этого же года изгнание шведов с немецкого побережья Балтики оформили особым договором с Пруссией и Гольштейном (российскими союзниками), которые разделили между собой Померанию.

Так Пётр I начал реализовывать свой план по превращению Германии в сателлита России, а Балтики — в «русское озеро». Этот план по-разному исполнялся его наследниками и приобретал самые различные формы, но, как бы то ни было, определял русскую внешнюю политику на весь XVIII век.

Новая цель — Мекленбург

Русскому царю в очередной раз повезло. Летом 1713 года в возрасте всего 38 лет, как тогда говорили — «от разнообразных излишеств», умер Мекленбургский герцог Фридрих-Вильгельм I.

Хотя современники знали, что у герцога было несколько десятков любовниц и множество незаконнорожденных детей, он не оставил законного наследника. Корону получил младший брат покойного, Карл‑Леопольд.

Фридрих-Вильгельм I и его брат Карл-Леопольд

Новый правитель был страстным поклонником шведского короля Карла XII, отличался редкостным сумасбродством и превышавшей все мыслимые пределы склонностью к авантюризму. Так, одно время герцог хотел перейти в католичество, рассчитывая получить трон Неаполитанского королевства.

Безрассудство и стало причиной его падения.

Но пока Пётр I пришёл к выводу: непостоянный и всё время нуждающийся в деньгах герцог может стать отличным объектом для русских манипуляций в Европе.

Когда жадный Карл-Леопольд пожаловался царю на убытки от пребывания русских войск в его владениях и попросил компенсацию, царь ответил: компенсация будет. Однако заплатят её шведы, которые и виноваты во всех несчастьях Германии.

Как герцог полюбил Россию

Разумеется, получить шведские деньги Карл-Леопольд мог только продемонстрировав полную лояльность России. Ведь она одна способна не только защитить немцев, но и добыть деньги для Мекленбурга.

Герцог правильно понимал, к чему ведёт Пётр I. Из любителя Швеции он немедленно превратился в ценителя всего русского.

Поскольку в 1714 году в Швецию вернулся Карл XII, военные действия на Балтике возобновились с новой силой.

Любому немцу стало ясно: русские войска обосновались здесь надолго.

Карл-Леопольд к этому времени успел полюбить Россию так сильно, что решил породниться с домом Романовых. В Петербург приехал герцогский посланник, который весьма назойливо просил у Петра I руки его племянницы Анны, вдовы герцога Курляндского. Немедленно стало ясно, что правитель Мекленбурга хотел не просто получить могущественного покровителя — он рассчитывал присвоить герцогство Курляндию. На которое у Петра были свои виды. Так что представителю Карла-Леопольда вежливо отказали.

Триумф политики Петра и английские интриги

Чтобы не обижать герцога, ему предложили альтернативу: другую племянницу Петра — Екатерину. История с брачными переговорами тянулась больше года, и в апреле 1716 года состоялась пышная церемония бракосочетания. Она проходила в Данциге, который в это время служил главной квартирой русских войск на Балтике.

Екатерина Иоановна, герцогиня Мекленбург-Шверинская

Торжества на фоне русских пушек символизировали ту власть, которую Пётр I к этому времени получил в Германии.

Одновременно Россия и Мекленбург подписали союзный договор (сегодня его назвали бы скорее договором о протекторате). Русские с этого момента получали в герцогстве необычайную власть. Согласно документу, русская армия размещалась на квартирах в герцогстве, и полки наши Мекленбург отныне должен был содержать за свой счёт.

Но тут в дело, как обычно, вмешались английские интриги.

Британцы, владевшие в это время немецким Ганновером, были очень недовольны, что русские войска чувствуют себя в Германии как дома. А планы Петра по развитию собственной торговли на Балтике очень не нравились английским купцам. Те стремились монополизировать торговлю с Россией.

В итоге, британские деньги рекой полились в Мекленбург. Английские агенты начали рассказывать местному дворянству, что нахождение в герцогстве русских полков наносит стране огромный экономический урон.

К 1717 году, когда мекленбургское дворянство стало всё больше роптать на поборы, связанные с постоем русских войск, царь Пётр решил вывести свои войска. При этом два полка остались в герцогстве — напоминать, кто здесь хозяин.

Они составили гвардию русской герцогини Екатерины. Пётр хорошо позаботился о безопасности племянницы: с ней остались Ярославский и Вятский пехотные полки. Командирами гвардейцев были полковники Иоганн фон Тилли и Иван Волынский.

Несмотря на вывод войск, влияние России в Мекленбурге было огромным. Когда Карл-Леопольд приказал арестовать полковника Волынского за непослушание, русский посланник в герцогстве легко заставил его отменить это решение.

Как русским жилось в Мекленбурге?

Первый полк носил синие мундиры, второй — тёмно-зелёные. В знак новой государственной принадлежности эти части получили знамёна с мекленбургским гербом. По обычаям времени, Карл-Леопольд, обзаведясь новыми военными частями, сразу же принялся придумывать им мундиры. Вскоре оба полка были одеты на немецкий манер: в кафтаны василькового цвета. А чтобы маршировать гвардейцам было веселее, каждый полк получил по собственному духовому оркестру.

Рядовые полков Тилли и Волынского и сержант полка Волынского, 1717-19 годы

Русские солдаты и офицеры жили в Германии весьма привольно. Служба была легче, денег платили больше, а положение гвардейцев при русской принцессе было весьма высоким.

Впрочем, немцы требовали соблюдения самой строгой дисциплины. С этим были некоторые проблемы, но вскоре все привыкли нести службу по чужому уставу. Уровень дезертирства — бич армий того времени — в мекленбургских частях был в разы ниже, чем в годы их службы в России.

Герцог теряет корону

Прошла всего пара лет, и сумасбродство герцога стало причиной беды. Ещё в 1717 году суд Священной Римской империи признал власть Карла-Леопольда незаконной и постановил лишить его престола.

Пока в Мекленбурге стояли русские войска, о выполнении решения никто даже не думал. Но как только самоуверенный герцог решил, что сам способен справиться со всеми проблемами, и санкционировал уход экспедиционного корпуса, правитель Священной Римской империи Карл IV активизировался.

Император Карл IV

О решении суда сразу вспомнили. Создали специальный военный корпус для наказания непослушного герцога, а управление государством передали особой «независимой» комиссии.

В феврале 1719 года началась одна из последних в истории «имперских экзекуций», в соответствии с законом аж 1555 года.

Удивительным образом, подчинять Мекленбург было поручено тому самому британскому Ганноверу (который, как мы помним, уже несколько лет мутил воду, стараясь уничтожить все признаки русского влияния в Германии). Ганноверцы перешли границу и в ночь с 5 на 6 марта столкнулись с армией герцогства, заметно уступавшей им числом.

Курт Кристоф фон Шверин в более поздние годы

Мекленбургский генерал Шверин решил дать бой, несмотря на абсурдный приказ герцога действовать осторожно и лишь отвечать на выстрелы противника. У деревни Вальсмюлен (в настоящее время город в Мекленбурге, Германия) шедший во главе колонны русский полк Тилли столкнулся с ганноверцами, укрепившимися на противоположном берегу реки Зуде. Русские гренадеры под прикрытием артиллерии перешли реку по льду и выбили противника с занятой позиции, захватив два знамени. После победы мекленбургские войска смогли полностью занять переправу. За это сражение отличившиеся русские офицеры получили повышения в чинах.

Однако одной победы оказалось мало. Армия герцогства была невелика, и к маю все земли Карла-Леопольда оказались захвачены «экзекуторами». Сам герцог бежал в Россию.

В это время русские полки оказались последними частями, сохранившими верность герцогу. Многие немецкие офицеры переметнулись на сторону врага — оставил свой Ярославский полк и полковник фон Тилли.

Вместе с остатками немецких полков гвардейцы отступили к границе Польши и далее решили эвакуироваться в Россию. В июле 1719 года разбитая, но не сломленная армия вступила в принадлежавшую русским Ригу.

Возвращение в Россию

Пётр I, отличавшийся на редкость практическим складом ума, приказал свести немецкие части за малочисленностью в один полк и отправить нести службу на Украину. Два русских полка поставил гарнизонами в Прибалтике. Немцы возмутились, что их лишают старых и заслуженных полковых имён и отличий, отчего приказ Петра проигнорировали. При покровительстве герцога-эмигранта они образовали его армию — численностью чуть более шестисот человек. Содержание войска взяло на себя русское правительство.

Так закончилась история двух полков, оставленных как приданое. Пребывание же мекленбургского корпуса Карла-Леопольда в России затянулось ещё на двадцать пять лет.

Армия числом около батальона выглядела смехотворно, и потому агенты командующего корпусом полковника фон Шака вскоре начали вербовать в него русских подданных. Это даже стало предметом разбирательства с привлечением князя Меншикова.

Он собирался распустить надоевший всем корпус, получивший славу «чемодана без ручки».

Но вскоре Меншикова, проигравшего борьбу за власть, сослали в далёкий Берёзов, а о немногочисленных немцах просто забыли.

В 1731 году императрица Анна распорядилась о запрете на пополнение рядов корпуса, оставив в его составе (в качестве военных пенсионеров) лишь тех, кто участвовал в кампании 1719 года. В таком виде мекленбургская армия существовала аж до 1743 года, когда уже новая императрица Елизавета I обратила внимание на немолодых немецких военных.

К тому моменту их оставалось в строю всего 109 человек. К началу нового 1744 года мекленбургский корпус распустили, а ветеранов отправили на родину. Где про них уже успели забыть.

Анна Леопольдовна с маленьким Иоанном VI

ерцогу Карлу-Леопольду довелось увидеть крушение своих надежд. В 1727 году он покинул Россию и поселился в Данциге, а затем в своём прусском замке Дёмнице, в котором умер в 1747 году.

Его жена и дочь остались в России. Юная мекленбургская принцесса Анна Леопольдовна выросла среди русских, приняла православие, стала матерью императора Иоанна VI и правительницей Российской империи. Она пробыла у власти лишь год. Императрицу свергла и отправила в ссылку её родственница Елизавета. Которая и поставила точку в рассказанной здесь мекленбургской истории.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится