«Гадар»: как индийские эмигранты боролись с британским господством в Индии
0
0
474
просмотров
Партия «Гадар» сложилась в индийской диаспоре за пределами Индии и стремилась путём вооружённой борьбы покончить с британским господством в Индии. В годы Первой мировой войны индийцы попытались осуществить задуманное, что вылилось в масштабное противостояние заговорщиков, поддержанных немецкой разведкой, и британских спецслужб. Эта борьба вовлекла также и американцев, ирландцев и жителей других государств, а тайные операции развернулись на огромном пространстве от Берлина до Гонолулу.

Пролог. Суд по делу об индийско-германских шпионах

20 ноября 1917 года в суде Сан-Франциско (штат Калифорния, США) начался процесс, который длился до конца апреля 1918 года, превратившись в один из самых дорогих судебных процессов в истории Соединенных Штатов. Правительство США потратило 450 тыс. долларов, а общая сумма расходов британского правительства, которое было, по сути, инициатором дела и заинтересованной стороной в процессе, приблизилась к 2,5 млн фунтов стерлингов.

Семья эмигрантов из Пенджаба в США, начало XX века

Ответчиками выступали девять немецких граждан, включая нескольких высокопоставленных работников германских консульств и посольства в Вашингтоне, девять американских граждан и 17 индийцев разного подданства, среди которых, например, были известный учёный-филолог и одновременно неустанный борец за независимость Индии Таракнат Дас, журналист Гобинд Бехари Лал, политик-националист Бхагван Сингх и другие. Все они, как сейчас подчёркивают исследователи, были объединены под этнонимом «индусы» (Hindus), хотя, конечно, принадлежали к совершенно разным народам Индии и разным религиям.

Сенсацией процесса стало убийство во время судебного заседания главы партии «Гадар» Рам Чандры его коллегой Рам Сингхом, который заподозрил лидера в двойной игре и работе на британские спецслужбы. В свою очередь, Рам Сингх был убит полицейским, который наблюдал за порядком во время суда. Этот суд во многом был завершением большого этапа в истории индийского национального движения за освобождение от британского господства.

С одной стороны, существовал Индийский национальный конгресс, участники которого выступали за интеграцию с европейской метрополией и постепенный процесс вовлечения индийцев в систему управления Британской Индии. Представители конгресса и некоторые близкие к нему политики — например, Махатма Ганди — в целом поддержали выступление Британской империи против Германии, видя в этом возможность добиться своих целей мирным путём. Индия была важным поставщиком сырья, готовых продуктов и живой силы для фронтов Великой войны; спокойствие в этой огромной стране позволило британцам максимально мобилизовать силы для борьбы в Европе и на Ближнем Востоке.

У многих эмигрантов из Индии проблемы покинутой родины меркли перед желанием обустроить свою судьбу за океаном. Так, родившийся в Калькутте в самом конце XX века Джон Мохаммад Мундо въехал в США через Мексику в 1909–1910 гг., а в годы Первой мировой уже воевал в рядах американской армии

С другой стороны, начиная с 1900-х годов движение за вооружённое свержение британского владычества получило много сторонников. Неудачное разделение Бенгалии на индуистскую и мусульманскую части в 1905–1911 годах вызвало широкий народный протест и ряд террористических актов против колониальной администрации. Естественно, сторонники вооружённого сопротивления опирались на опыт прежних антибританских восстаний XIX века, а также видели своими союзниками противников Британии как внутри (ирландские республиканцы), так и вовне (Германская империя) британских владений.

Как же сложилась партия «Гадар»? Что привело её лидеров и союзников на скамью подсудимых в США?

Рождение партии «Гадар» и деятельность Хар Даяла

Само название «Гадар» может переводиться с языков пенджаби или урду как «восстание» или «революция». Формирование движения и, как более организованной политической формы, партии приходится на предвоенный 1913 год.

Исследователи указывают, что сторонники движения и партии появились в первую очередь среди многочисленной индийской диаспоры на тихоокеанском побережье США. В конце XIX – начале ХХ века тысячи индийцев, том числе множество сикхов, перебирались в поисках лучшей жизни в Канаду, США и на принадлежавшие разным европейским державам острова Тихого океана. В основном это были крестьяне, некоторые из них успели даже послужить в индийской армии.

Сикхи на борту судна «Камагату-мару», которым запретили высадку в Ванкувере

Столкнувшись с малоземельем и безработицей на родине, они попытались найти новое место для жизни. Естественно, они столкнулись после эмиграции с теми же самыми трудностями — безработицей и нищетой, — к которым прибавились ещё и расовые конфликты. Белое население США и Канады видело в мигрантах из Южной и Юго-Восточной Азии конкурентов и желало, в общем, сбросить их обратно в море. Самый известный случай произошёл в том же 1913 году с японским судном «Камагату-мару», индийских пассажиров которого не пустили в канадский Ванкувер. Неприятие мигрантов усилилось после экономического кризиса 1907 года и наплыва рабочих их Китая и Японии, а также переселенцев из Европы — ирландцев, поляков и греков.

Среди представителей интеллигенции всё сильнее раздавались призывы к политическому единству и борьбе против империализма. Лидером нового движения — а слово «Гадар» значилось поначалу в названии политического журнала — стал Лал Хар Даял. Он в серии лекций указывал на нарастание напряжённости в Индии, утрату британцами лояльности среди сикхского населения — а именно их верность властям обеспечила поражение восстания 1857 года — и неизбежность революции в Индии в ближайшие 10 лет.

Бхагван Сингх

Хар Даял тем не менее был «человеком слова», но не «человеком дела». Он сам сравнивал себя с итальянцем Маццини, «за которым придёт Гарибальди, за которым будет Кавур». Его статьи в журнале «Эхо Гадара» были полны призывов, но сам он не занимался организацией. Его индийские слушатели по всему тихоокеанскому региону внимали его речам и готовились претворить их в жизнь. В июле 1914 года, после событий в Сараево и начала войны в Европе, журнал разразился призывом:

«О, воины! Шанс, который вы так долго ждали, наконец наступил… Не упустите момент… Это правильное время, чтобы начать войну за независимость. Очень скоро вы сможете изгнать британцев из Индии!»

Немедленно было решено отправить сотни революционеров обратно на родину, с оружием или без него, чтобы они начали работу среди населения и посеяли ростки бунта. Правда, всё с самого начала пошло не по плану. Так, группа, направлявшаяся на пароходах «Тоса-мару» и «Масима-мару», была задержана британским резидентом в Пенанге и чуть было не решила начать восстание в этом малазийском регионе, но была обезврежена. Десятки людей были задержаны по прибытии в индийские порты, 704 человека после разбирательств были направлены в родные деревни и города без права выезда за их пределы. Правда, тысячи человек сумели ускользнуть, среди них было много уроженцев Пенджаба.

Лёгкость, с которой британцы справились с движением в 1914 году или, по крайней мере, предотвратили в начале войны любые большие выступления, происходила из чрезвычайной неорганизованности самого «Гадара». Сам Хар Даял парадоксально не считал нужным строить какую-то внятную систему и анализировать ситуацию в самой стране, более полагаясь на революционный энтузиазм. Поэтому события развивались абсурдно.

Хар Даял

После отъезда Хар Даяла из США в 1914 году — он был обвинён в распространении анархистской литературы — главным редактором журнала и, по сути, главой партии стал Рам Чандра, исполнявший обязанности вплоть до своей гибели во время суда в 1917 году. Однако другой известный партиец, Сохан Сингх Бхакна, называвший себя «председателем секретной комиссии» партии, был уверен, что редактором является некий Харнам Сингх Тундилат. На процессе 1917 года выяснилось, что руководство — если это слово вообще здесь применимо — партии находилось в очень плохих отношениях друг с другом.

Когда в 1914 году политик-националист Бхагван Сингх и его коллега прибыли из Гонконга и Японии, то были внезапно назначены соответственно президентом и вице-президентом Индийской ассоциации, давшей начало партии «Гадар». При этом каких-либо свидетельств, как указывает историк Хариш Пури, встреч и совещаний глав партии, журнала и ассоциации не сохранилось, и есть большие подозрения, что их попросту и не было. Впрочем, дело, как указывали некоторые современники, могло заключаться в банальном дележе денег. Как утверждали обвинители, Рам Чандра, помимо дел в «Гадаре», активно занимался бизнесом, для чего неоднократно брал деньги из партийной кассы, в чём его уличил тот же Бхагван Сингх, перехвативший у Рам Чандры дела. Впрочем, оба они оказались на скамье подсудимых в 1917 году.

Немецкий и ирландский следы

Внести некий порядок в этот хаос сумели немцы. Берлин справедливо рассудил, что ослабить Британию можно путём смуты в её азиатских владениях — прежде всего в Индии. Барон Макс фон Оппенгейм в специальном докладе, посвящённом государственной дестабилизации в Южной Азии, прямо указывал на возможность использования индийского национального движения в этих целях. Внутри немецкого Министерства иностранных дел был образован специальный информационный отдел по делам Востока (Nachrichtenstelle für den Orient — NfO), с помощью которого базировавшийся в Берлине «Комитет за независимость Индии» вступил в контакт с партией «Гадар» в Америке — в 1914 году в столицу Германии прибыл и сам Хар Даял, но затем уехал в Швецию — и группами индийцев в Европе и Азии.

Стать канадцем оказалось непросто: сикхи на борту «Камагату-мару»

Комитет планировал, во-первых, посылать агентов для антисоюзнической пропаганды среди индийских войск на Ближнем Востоке — в первую очередь среди мусульман, которые не должны были бы сражаться против единоверцев-турок, во-вторых, вести пропаганду среди пленных, а также установить связь с эмиром Афганистана, чтобы последний способствовал восстаниям на западной границе Индии. Последнее предприятие вылилось в знаменитую миссию Вернера Отто фон Хентига, немецкого «Лоуренса Аравийского». В целом, однако, комитет не успел сделать многого, а его ставка на пропаганду провалилась. К концу войны центр индийского антибританского движения в Европе переместился в нейтральную Швейцарию.

Однако сами по себе контакты с американской стороной, а именно с «Гадар», принесли Берлину кое-какие плоды. Так, сикхские активисты «Гадара» всё-таки сумели проникнуть в Пенджаб и в 1915 году попытались поднять там мятеж. Он закончился полным поражением восставших и вылился в едва ли не крупнейший в истории колониальной Индии Лахорский судебный процесс над арестованными участниками событий.

Кроме того, под непосредственным немецким руководством и на немецкие деньги, а также в сотрудничестве с рядом деятелей ирландского национального движения, было закуплено несколько крупных партий оружия, которое предполагалось переправить из США в Индию для раздачи активистам «Гадара». Однако предпринятая в 1915 году попытка переправить закупленное на судне «Анни Ларсен» тоже провалилась. Неудачей закончился и мятеж нескольких индийских подразделений в Сингапуре в том же 1915 году — впрочем, связь последнего с «Гадар» пока доподлинно доказать не удалось.

«Индийские мученики». Первая страница принадлежавшего «Гадар» ежемесячного издания «Соединённые штаты Индии». Ноябрьский номер 1926 года был посвящён 14-й годовщине партии и содержал портреты борцов за независимость Индии, казнённых в 1915–1916 годах

Именно участие немцев в закупке оружия на территории США и настойчивое стремление британцев к прекращению деятельности «Гадар» в Калифорнии и вообще по всему Тихому океану привели к процессу в Сан-Франциско. После вступления в войну против Германии правительство США немедленно предприняло все меры для нейтрализации германского присутствия и охотно провело показательный суд над немецкими дипломатами и пойманными шпионами, а также, во многом как жест доброй воли по отношению к союзной Британии, — и над индийскими политиками из партии «Гадар».

Послевоенная судьба партии «Гадар»

Гибель Рам Чандры произвела сенсацию и показала, насколько было расколото руководство «Гадар», не знавшее подчас о деятельности своих ближайших соратников. Неорганизованность было легко списать на предательство соратников — что, впрочем, не отменяет работу британцев, сумевших заполучить в «Гадар» несколько двойных агентов, ставших потом свидетелями обвинения. Процесс для индийцев закончился тем, что их признали виновными в нарушении нейтралитета Соединённых Штатов и приговорили к разным срокам заключения, от 60 дней до 22 месяцев. Впоследствии зачинатель партии, Хар Даял, пришёл к выводу о необходимости сотрудничества с британскими властями в Индии и даже получил докторскую степень в Лондоне. Вышедшие на свободу лидеры «Гадар» либо примкнули к Индийскому национальному конгрессу и другим партиям, либо же стали на позиции коммунистов и приняли участие в работе Третьего Интернационала.

Судьба «Гадар» показывает, насколько важна организация и кооперация в деле революции. Однако этот опыт помог многим индийцам осознать важность подпольной и вооруженной борьбы и, в конечном счёте, стал частью большого индийского движения за независимость.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится