«Катехизис революционера» Нечаева - лидера радикальной организации «Народная Расправа»
0
0
0
2,847
просмотров
«Катехизис революционера» Нечаева – это устав революционной организации, который был составлен в 1869 году. В то время Сергей Нечаев жил за границей. Это не помешало ему выпустить целый комплекс революционных прокламаций, среди которых был и знаменитый «Катехизис».

Общая информация

«Катехизис революционера» С. Г. Нечаева можно назвать коллективным творчеством. Ведь на автора оказали влияние мысли М. Бакунина, П. Ткачева и Г. Енишерлова. Именно этим людям принадлежат основные революционные идеи.

Летом 1869 года «Катехизис революционера» Нечаева напечатали в типографии Чернецкого (г. Женева). Этот свод правил состоял из четырех параграфов:

  1. Отношение революционера к себе.
  2. Отношение к товарищам по революции.
  3. Отношение к обществу.
  4. Отношение к народу в целом.

Автор рассматривал «Катехизис» как вступительную часть к уставу «Народной расправы». Впервые в истории России была написана программа полномасштабного террора, который повлек бы за собой бесчисленные человеческие жертвы и «светлое будущее».

Определение авторства

«Катехизис революционера» С. Г. Нечаев не собирался публиковать, более того, даже самым близким друзьям и единомышленникам он не давал его читать. После того как этот устав опубликовали в «Правительственном вестнике» (а случилось это во времена процессов над нечаевцами), разгорелись споры о том, кто действительно был автором. Владимир Данилович Спасович, русский юрист-правовед и по совместительству адвокат, выступавший на стороне нечаевцев, опровергал авторство Нечаева. Начали выдвигаться предположения о том, что «Катехизис» написал теоретик анархизма Михаил Александрович Бакунин. Говорили, что Нечаев его просто переписал на «семинарский язык».

Позже революционер М. Сажин, после ареста Нечаева, разбирал его архив и нашел папку с надписью «Катехизис», текст в которой был написан рукой Бакунина. Поэтому исследователи разделились во мнении, ведь никаких надежных документальных источников, указывающих на авторство, не было до начала 60-х годов прошлого века.

Историк Н. Перумова доказала, что некоторые идеи из «Катехизиса революционера» Нечаев заимствовал у Г. Енишерлова. Сам текст устава однозначно был написан Нечаевым, на которого сильно повлияли труды Бакунина и Ткачева. Также существенное влияние на него оказали идеологи тайного сообщества «Организация» и секретного кружка «Ад», роман Н. Чернышевского «Что делать?». Особенно Нечаева привлекала идея о «новым человеке» Рахметове.

Рождение нечаевщины

Ничто не может появиться на пустом месте. Все революционные идеи накапливались и увеличивались, как снежный ком, но только Нечаеву удалось стереть грань между революцией и бытовой уголовщиной. Основное положение в «Катехизисе революционера» состоит в подмене общечеловеческой морали на понятие вседозволенности, которая была базовой основой революционной морали.

Труд Нечаева сложно комментировать, текст говорит сам за себя. «Катехизис революционера» Сергея Нечаева включил в себя три положения, которые он заимствовал у Бакунина:

  • Необходимо разрушить государственное устройство.
  • Уничтожить всех «врагов народа».
  • Не отвергать «разбойный мир», а просить у него помощи.

Ум и нравственность

Сам автор не обладал теоретическими знаниями о строении общества и политике, Нечаев попросту подбирал мысли других людей. Слова, что казались ему привлекательными, он без раздумий вставлял в свои письма, программы и катехизесы. Критерий отбора был достаточно прост: высказывания, которые рассказывают о скорейшем крушении самодержавия, принимались с большим восторгом.

Будущего организатора «Народной расправы» не особо волновала нравственность, его больше привлекала идея разрушения. Организовать революцию во что бы то ни стало, разрушить тот государственный уклад, в котором ему не было места и которому он был не нужен. Сергей Нечаев пользовался любым удобным случаем, который мог привести к сокрушению монархии, даже если он давал всего лишь трещинку в ее массивном фундаменте.

Письма из Европы

Вскоре друзья Нечаева стали замечать за ним странности: он стал адресовать из-за границы письма разным лицам, на которых косо смотрело 3-е отделение. Эти послания были нахальными, провокационными и призывали к свержению власти. Нечаев хотел, чтобы против адресатов применялись репрессии. Это породило бы недовольство властью, и в стране произошел бы переворот. Так в России впервые был реализован основной принцип настоящего революционера – «чем хуже, тем лучше».

Сергей Нечаев отлично понимал, что его выдумка – беспроигрышный вариант. Если бы письма перехватила полиция, то она могла узнать о существовании в Европе крупного революционного центра. Из-за связи с ним адресаты могли попасть в тюрьму, а это породило бы больше общественного недовольства. В случае если письма проскочат, кто-то их непременно прочтет и передаст другим, таким образом количество «прозревших» возрастет. Именно от этих «прозревших» зависит будущее России.

"Народная расправа"

Сначала Нечаев рассылал письма друзьям и знакомым, позже стал находить адреса в справочниках, он писал незнакомцам или же отправлял послания в государственные и частные учреждения, в частности гимназии и семинарии. Эту рассылку можно считать предварительным этапом для создания «Катехизиса революционера».

Уже весной 1869 года появились первые пропагандистские издания в печатном виде, и Нечаев стал отправлять их вместо написанных от руки писем. В конце лета в Россию были отправлены брошюры «Народной расправы», которые начинались сводом правил для настоящего революционера.

Общее впечатление от прокламаций

Нечаев пытался склонить на свою сторону выдающихся научных и культурных деятелей. Его современники говорили, что он обладал удивительной способностью подчинять себе окружающих, вселять в них страх и уважение.

Переманить на свою сторону Сергей Нечаев хотел и гениального писателя А. И. Герцена. Однако Александр Иванович обладал хорошей интуицией, поэтому сразу же дал отрицательную нравственную оценку «Катехизису революционера». К новоиспеченному революционеру писатель проникся брезгливой неприязнью. От его произведений веяло чем-то темным и кровавым. Все прокламации, в том числе и «Катехизис революционера», Нечаева были рассчитаны на малообразованного читателя. Они состояли из мыслей не лучших на своем профессиональном поприще философов, искаженных компиляций трудов и демагогической болтовни.

Нечаев хотел сойтись с Герценом, самой авторитетной фигурой русского революционного движения. Однако у него ничего не получилось. Сергей Нечаев слишком сжился с мыслью, что он истинный революционер, народный посланник. Он искренне верил своим выдумкам о сообществах, комитетах и революционерах, которых не было. Ведь предписания из «Катехизиса» Нечаева вряд ли поддержит здравомыслящий человек.

«Отношение революционера к самому себе»

Итак, каким должен быть революционер согласно «Катехизису» Нечаева? Автор считал, что каждый революционер – это обреченный человек. У него не должно быть собственных интересов, чувств, дел или каких-то привязанностей. Революционер должен жить только мыслью о революции. Он должен разорвать всякую связь с порядками, нормами и законами, принятыми в обществе, и разрушить их.

Нечаев не хотел, чтобы его приверженцы были умнее него, поэтому призывал революционеров отказаться от науки в любом ее проявлении. Ею должны заниматься последующие поколения. Революционерам нужно только знать, как разрушать. Нечаев писал, чтобы революционеры презирали общественное мнение и никогда не ждали для себя пощады, потому что они обреченные.

Если перевести первую главу «Катехизиса» на язык морали, то автор цинично и безнравственно обесценивает человеческую жизнь и самого человека, который должен стать «пушечным мясом», безвольной куклой, что будет крушить все на своем пути во имя "священной революции". Вот только эти действия смогут привести к анархии, а ее уж точно не назовешь светлым будущим.

«Отношение революционера к товарищам по революции»

Дальше в анализе «Катехизиса революционера» Нечаева стоит обратить внимание не то, как революционеры должны относиться друг к другу. Другом может быть только такой же бунтарь, а степень дружественных отношений определяться тем, насколько человек полезен на практике. Революционеры должны действовать вместе и обсуждать все единодушно.

Если какой-то человек еще не полностью посвящен в революцию, но находится на правильном пути, то к нему необходимо относиться как к капиталу (например, как к оружию или информации) и использовать с умом. Если товарищ попал в беду, то спасать его нужно только в том случае, если это принесет пользу революции.

Проще говоря, у революционеров друзей нет. Даже если они вместе крушат все на своем пути, каждый из них – это инструмент. Винтик большой и беспощадной системы, который всегда можно заменить, и привязываться к нему бессмысленно. На войне, сражаясь бок о бок, люди не прикрывались трусливо товарищами, но «Катехизис» говорит, что во благо революции можно, даже нужно кем-то пожертвовать.

«Отношение революционера к обществу»

Революционеры должны принимать в свою общину только тех, кто заявил о себе на деле. Причем решение о принятии нового члена должно приниматься коллективно. Революционеру не должно быть чего-то жаль в этом мире, потому что в ходе революции все будет разрушено и уничтожено. Чтобы подготовить восстание, он должен собрать как можно больше информации. Поэтому он обязан жить в обществе по его правилам.

Нечаев также говорил, что революционное общество должно быть поделено на несколько категорий. И в первой категории должны быть люди, осужденные на смерть. Революционеры должны составить список таких людей, руководствуясь только тем, сколько пользы будет от их смерти, а не личными счетами.

Во второй категории должны быть люди «временные», то есть те, кто может своими зверскими поступками спровоцировать народ на бунт. Ну а к третьей категории нужно отнести тех, кто имеет деньги, связи и влияние. Их по возможности нужно эксплуатировать и использовать.

К четвертой категории Нечаев относит государственных деятелей, ведь их руками можно мутить государство. Пятая категория принадлежит «бумажным» революционерам, они смелы только на бумаге, а на деле их нужно тянуть и подталкивать. В отдельную категорию автор определяет женщин, которых делит на три категории: тех, кем можно пользоваться, тех, кто близок к идеям революции, и тех, кто участвует и активно помогает в перевороте.

«Отношение товарищества к народу»

Революционное товарищество борется только за счастье народа. Но при этом каждый активист должен понимать, что счастье возможно, только если свершить народное восстание, которое должно создать революционное государство. В новосозданном государстве не должно быть деления на классы, старых традиций и порядков.

Нечаев призывал сближаться с народом, протестовать не только на словах, соединиться с разбойничьим миром и превратиться во всесокрушающую силу.

Царство нечаевского социализма

Почему-то автор не подумал о последствиях такой революции. Он только мимолетно упоминает, что строить новое государство с новыми порядками будут будущие поколения, активисты должны только все разрушить. Но если все уничтожить и ничего не предложить взамен, то страна превратится в настоящий оплот анархии, где каждый будет заботиться только о собственном благе.

Собственно, не столь важно, какое положение вошло в «Катехизис революционера» Нечаева. Здесь главное - понимать, что в руках полиции оказались люди, которые хоть и были гражданскими активистами, но ни к какой революции не имели отношения. Письма Нечаева перехватывались политической полицией, перечитывались и отправлялись адресату. Если он после получения письма не шел к правоохранительным органам с доносом, его арестовывали как возможного подпольного революционера.

Написание «Катехизиса» не привело ни к чему хорошему. Из-за писем Нечаева была сломана не одна человеческая судьба. В России его считали опасным государственным преступником, который создает и распространяет безнравственные тексты, инициирует создание пропагандистских кампаний и переманивает на свою сторону образованных людей, побуждая их писать вредоносные, аморальные и глупые творения.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится