Можно ли было СССР избежать Второй мировой войны?
1
1
124
просмотров
Хотя в истории нет сослагательного наклонения, до сих пор и исследователи, и простые люди спрашивают себя, можно ли было избежать Второй мировой войны. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо взглянуть на причины крупнейшего вооруженного конфликта в человеческой истории.

Умиротворение агрессора

В 1933 году к власти в Германии пришли нацисты во главе с Адольфом Гитлером. Радикалы выступали за пересмотр итогов Первой мировой войны, по результатам которой их страна была лишена значительной части своей территории и осталась без армии. Одновременно с Гитлером схожее тоталитарное государство строил в Италии Бенито Муссолини.

Накануне Второй мировой войны фюрер приступил к первым шагам по аннексии территорий соседних государств. С одной стороны, он стремился присоединить братскую Австрию, а с другой – отнять у Чехословакии Судетскую область, большая часть населения которой состояла из этнических немцев.

Западные лидеры глядели сквозь пальцы на агрессивную риторику Гитлера. Но можно ли было избежать Второй мировой войны? Сегодня считается, что ее начало подтолкнула «политика умиротворения агрессора», которую вели в Париже и Лондоне. И Великобритания, и Франция (как страны-победительницы в Первой мировой войне и главные гаранты Версальского мирного договора) могли бы надавить на фюрера, пока тот не успел создать мощнейшую армию, но не сделали этого. Почему так случилось? Одной из важнейших причин попустительства по отношению к Гитлеру был страх западных капиталистических стран перед коммунизмом и СССР.

Неприязнь демократий к Сталину

С того самого года, когда в России к власти пришли большевики, Европа стала целью их «мировой революции». Гражданская война так и не переросла в триумфальный поход пролетариата в Старый Свет (он захлебнулся еще в Польше). Тем не менее, все 20-е и 30-е гг. советская власть вкладывала значительные средства в пропаганду левых идей за границей. Для помощи мировой революции был создан новый интернационал.

По всем вышеперечисленным причинам Западная Европа относилась к СССР как к прямой угрозе своему существованию. Даже официальные дипломатические отношения с большевиками богатые капиталистические страны стали заводить только в 1930-е гг. Возникновение нацистской угрозы теоретически могло привести к сближению двух непримиримых систем, однако этого так и не случилось.

После смерти Ленина власть в СССР постепенно сосредоточилась в руках Сталина. Именно он определял всю внешнюю и политику страны, хотя в Советском Союзе не было формального поста главы государства. Во второй половине 1930-х гг. Сталин инициировал массовые репрессии. Под них попали все: от старых большевиков до армии и простых людей. «Большой террор» еще больше отвратил от Москвы западных лидеров. Можно ли было избежать Второй мировой войны? Даже если да, то только не в том случае, когда европейские политики предпочли союзу со Сталиным умиротворение Гитлера.

Мюнхенское соглашение

Высшей точки политики заигрывания с фюрером западные дипломаты достигли 30 сентября 1938 года. В этот день было подписано позорное Мюнхенское соглашение, по которому к Германии переходила принадлежавшая Чехословакии Судетская область. Его подписали Гитлер, Муссолини, премьер-министр Великобритании Чемберлен и премьер-министр Франции Даладье.

Чехословакию согласиться с новым порядком вещей заставили в ультимативной форме. СССР, который участвовал в пакте взаимопомощи с этой страной и Францией, вообще проигнорировали. Сталин с его мнением оказался на обочине международной политики. Много позже Европа после Второй мировой войны с неохотой вспоминала о Мюнхенском соглашении, спустя год повлекшем за собой начало разрушительного вооруженного конфликта.

Для Сталина решение по Чехословакии без его участия стало личным унижением. Мюнхенские события усилили страхи вождя народов о сговоре фашистов и демократий, результатом которого мог стать поворот германской агрессии на восток. В то же время Сталин не мог реагировать на произошедшее с позиции собственной силы. В сентябре 1938 года была усилена группировка Красной армии на западных рубежах страны, но едва ли европейские политики обратили внимание на этот демонстративный жест. Уже в октябре прошла обратная демобилизация, а советское правительство стало искать дипломатические пути выхода из изоляции. В Кремле было решено вбить клин между фюрером и западными демократиями.

Период неясности

Перед тем как Сталин и Гитлер сблизились, советский вождь сделал несколько демаршей, осуждавших Францию и Великобританию и, наоборот, приглашавших Германию к диалогу. Такой стала речь на XVIII съезде партии в марте 1939-го. Сталин сказал, что не будет носить для западных политиков каштаны из огня и назвал их провокаторами, пытавшимися поссорить Берлин и Москву. Всего через несколько дней после этого выступления Гитлер полностью оккупировал Чехословакию. Даже оптимистам становилось ясно, что дело идет к новой крупной войне. В этих условиях мнение Сталина, являвшегося «третьей силой», оказывалось все более важным.

Всю весну и лето 1939 года европейские дипломаты пытались договориться. Никто никому не доверял, а кулуарные соглашения могли рассыпаться уже на следующий день. В этом хитросплетении переговоров политики пытались понять, можно ли было избежать Второй мировой войны. Оказалось, что нет.

Например переговоры СССР с Францией и Великобританией не задались с самого начала. Вел их нарком иностранных дел Максим Литвинов, связавший собственную репутацию с успехом сплочения антинацистских сил при участии Советского Союза. В мае 1939 года глава СССР отправил его в отставку. Это был демонстративный шаг. Он предопределил будущее сближение, на которое пошли Сталин и Гитлер. Наркомом иностранных дел стал Молотов, и это, без сомнения, был дружеский жест по отношению к Германии. С помощью кадровой рокировки Сталин полностью сосредоточил внешнюю политику в своих руках. Через Молотова ему работать было гораздо легче, чем через Литвинова, редко посещавшего кремлевский кабинет вождя.

Пакт о ненападении

Венцом советско-немецкого сближения стал договор Молотова – Риббентропа. В точности известно, что инициатором подписания этого документа был Гитлер. Форсируя события, он предложил Москве свой последний аргумент. Фюрер решил, что скорое вторжение в Польшу не может обойтись без дружбы с советским вождем. 21 августа Гитлер отправил Сталину личное письмо, в котором с крайне прозрачным намеком сообщил о скорой войне и предложил подписать пакт о ненападении.

Речь шла о считанных днях. 23 августа в Москву прибыл немецкий министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп. Сталин и Молотов вежливо встретили его, после чего и был составлен пакт о ненападении СССР и Германии. Обе стороны получили то, чего так хотели. По настоянию Сталина также был подготовлен секретный протокол. Он вошел в договор Молотова – Риббентропа.

Согласно этому документу, СССР и Германия разделили между собой Восточную Европу. Зона советских интересов включила в себя часть Польши (Западную Белоруссию и Западную Украину), Прибалтику, Финляндию, Бессарабию. Сталин хотел прироста территорий и восстановления границ прежней Российской империи. Гитлеру была необходима уверенность в безопасности собственных границ во время войны с Польшей и остальной Европой. Пакт о ненападении СССР и Германии удовлетворил желания двух вождей.

Ошибки прагматиков

Будущие события Второй мировой войны показали, что нацизм – одно из самых страшных преступлений в истории человечества. Однако в 1939 году как Сталин, так и демократические политики вели себя с Гитлером согласно гибким подходам. Западные дипломаты оправдывали умиротворение фюрера формулировками, похожими на знаменитое «лишь бы не было войны». Соглашения с ним не были недопустимыми, весь вопрос заключался лишь в их характере. Действуя согласно прагматичной политике, Сталин в определенном смысле не отличался от тех, кто подписал Мюнхенское соглашение.

Однако существовала и разница. Западные дипломаты только отводили удар от собственных стран (тем самым позволив Гитлеру по очереди растерзать несколько малых государств). Сталин же не останавливался на этом «допустимом» рубеже. Он сам решил принять участие в дележе территорий. Именно поэтому многие страны во Второй мировой войне поначалу относились к Советскому Союзу, как к союзнику Германии.

Сталин развязал фюреру руки для марша на запад, считая, что Франция и Великобритания сами толкали агрессию Третьего рейха в восточном направлении. Но даже если советский вождь действовал, исходя из интересов СССР, то именно он все равно дал Гитлеру последний козырь для начала Второй мировой войны. Следовательно (учитывая также Мюнхенское соглашение), все три стороны «большой игры» позволили случиться многолетней кровавой мясорубке. Пакт СССР и Германии стал ключевым, но не единственным шагом в направлении ужасной трагедии.

Дата начала и окончания Второй мировой войны (1 сентября 1939-го и 1 сентября 1945-го) – ключевые отметки в истории XX века. Едва ли кто-то накануне вооруженного противостояния предполагал, что борьба обернется столь огромным количеством жертв и разрушений. Точно так же в свое время рассуждали дипломаты, позволившие случиться Первой мировой.

Последствия и наследие пакта

Говоря о мотивах поступков Сталина в его отношениях с Гитлером, нельзя не упомянуть японский фактор. Вооруженные столкновения с восточной соседкой у СССР начались еще весной 1939-го. Поначалу события в Монголии складывались для Красной армии неудачно. Но уже летом положение стало меняться. В августе, когда в Москве подписывалось советско-немецкое соглашение, позиции Кремля в диалоге с Берлином значительно укрепились.

Заключение пакта оказалось для Японии дипломатическим поражением. Теперь она не могла рассчитывать на помощь своей союзницы Германии в борьбе против СССР. Сложившееся соотношение повлияло на весь ход того, что вскоре будет названо «Вторая мировая война». Причины, этапы, итоги этого конфликта нельзя рассматривать, не принимая во внимание японских событий. Накануне нападения на Перл-Харбор в Токио всерьез спорили о том, кого атаковать: СССР или США. Выбор был сделан в пользу американского сценария, что спасло Советский Союз от войны на два фронта.

Для Сталина подписание пакта о ненападении стало тактической победой. Заключив договор, он отложил столкновение с крупнейшим потенциальным противником и вернул часть утраченных при распаде Российской империи территорий. Идея об «исторической справедливости», связанная с присоединением когда-то отколовшихся регионов, встречала понимание и сочувствие у многих советских граждан и даже отчасти на Западе. Перед советским вождем появлялась перспектива балансирования между Германией и воюющими с ней державами Старого Света.

Секретный протокол о разделе Восточной Европы на сферы влияния, конечно, бросал тень на репутацию СССР. Однако, когда стоял вопрос о возможности войны с Германией, Сталин не беспокоился об этом. С другой стороны, неприятное наследство осталось следующим хозяевам Кремля. На протяжении нескольких десятилетий советские власти отказывались признавать существование секретного протокола. Все копии, появлявшиеся в западной печати, назывались фальшивками и провокациями. Историческая правда была восстановлена только в эпоху Перестройки, когда Советский Союз наконец признал правдой неприятные подробности о пакте Молотова – Риббентропа.

Раздел Польши

После подписания договора о ненападении с Советским Союзом Гитлер мог приступать к непосредственным боевым действиям в Европе. События Второй мировой войны начались 1 сентября 1939 года, когда Третий рейх напал на Польшу. Ее союзники Франция и Великобритания выступили против Германии, но фактически не торопились вступать в кровавый конфликт.

Медлил и Сталин. Раздел Польши на бумаге уже состоялся. Но ввод советских войск в эту страну начался лишь 17 сентября, когда уже было ясно, чем закончится германская агрессия. Сталин не желал выглядеть вторым интервентом. Поэтому официальная позиция СССР исходила из того, что Красная армия возвращает себе территории Западной Белоруссии и Западной Украины, отобранные Польшей в 1921 году.

Реальное положение дел отличалось от пропаганды. СССР выступал от имени белорусского и украинского народов, но включение в Союз новых территорий не было похоже на воссоединение разделенных братских народов. Занятые Красной армией области пережили стремительную советизацию, сопровождавшуюся принуждением и репрессиями. Приводя эти территории к социалистическим стандартам, Кремль уничтожал очаги инакомыслия, ликвидировал капиталистический строй и организовал массовые чистки.

Новый договор

Когда Польша оказалась под полным контролем Красной армии и вермахта, был принят новый договор о дружбе и границе между СССР и Германией. Официальная церемония его подписания состоялась 28 сентября 1939-го.

Первый протокол регулировал порядок обмена германскими и советскими гражданами, жившими в разных частях разделенной польской территории. Два других секретных соглашения корректировали сферы интересов государств, определенные августовским пактом Молотова-Риббентропа. Договор о дружбе и границе между СССР и Германией был его логическим продолжением. Летом советская зона интересов в Прибалтике включала в себя Эстонию и Латвию. Теперь к ней также была присоединена Литва. Эта страна стала «компенсацией» за Люблинское и часть Варшавского воеводства, которые заняли немецкие войска (хотя эти территории должны были отойти к СССР).

Через некоторое время у договора о дружбе и границе появилось дополнение. Оно было подписано в январе 1941 года. В приложении оговаривалась советско-немецкая граница рядом с Балтийским морем, а также порядок переселения немцев из прибалтийских советских республик в родную Германию. Дополнение включало в себя положения об урегулировании вопросов, связанных с имущественными спорами. Тем временем в Европе продолжалась Вторая мировая война. Основное противостояние развернулось между Германией и Францией (Третий рейх неожиданно быстро разгромил Третью республику).

Ссора двух диктаторов

Отношения Сталина и Гитлера развивались согласно той политической обстановке, которая царила в Европе накануне и в первые два года Второй мировой войны. У себя в Кремле советский вождь не отрицал возможности начала вооруженного конфликта с Германией. Однако он исходил из того, что войну можно отсрочить еще как минимум на несколько лет или и вовсе ее избежать. Гитлер же принял генеральный план нападения на СССР уже во второй половине 1940 года.

Советский Союз к тому времени завершил присоединение областей, граничивших с зоной влияния Германии. После западных регионов Белоруссии и Украины наступила очередь Прибалтики. Независимые Эстония, Латвия и Литва появились после распада Российской империи. Эти государства обладали малыми вооруженными силами и не могли всерьез противостоять Красной армии, вследствие чего открытого организованного сопротивления присоединению не было. Власть в прибалтийских странах в результате кулуарных переговоров местных властей с Молотовым оказалась переданной коммунистическим партиям. Те, в свою очередь, попросили Москву о присоединении к Советскому Союзу.

Летом 1940 года Румыния бескровно отдала СССР Молдавию. Монарх Кароль II не стал проливать кровь и согласился на ультиматум Сталина. Однако еще перед этим успехом на Кремль обрушился страшный провал. По договору с Германией в зону интересов СССР также вошла Финляндия. Эта страна отказалась принимать ультиматум Сталина. В ноябре 1939 года началась Зимняя война (она продолжилась три с половиной месяца). Красная армия понесла огромные потери. Финляндия отстояла независимость (хоть и отдала некоторые приграничные районы Карелии).

Фиаско Сталина еще сильнее убедило Гитлера в неспособности Советского Союза оказать вермахту серьезное сопротивление. Через несколько месяцев после окончания Зимней войны в Берлине был принят план «Барбаросса». К этому времени Германия оккупировала всю сопротивлявшуюся континентальную Европу. Добившись желаемого на западе, Гитлер нацелился на восток. Перед нападением на Советский Союз он оккупировал Балканы и сделал своими союзниками Румынию и Болгарию – страны, которые входили в сферу влияния СССР. Шаг за шагом война с Германией приближалась, но Сталин отказывался верить в ее скорое начало. Он не изменил себе даже после игнорирования Гитлером его напоминаний о новых дипломатических переговорах и докладов собственной разведки о скоплении вооруженных сил на границе. Результатом этого упрямства стали большие потери и масштабное отступление Красной армии в первые месяцы Великой отечественной войны, начавшейся 22 июня 1941 года.

Ваша реакция?